АЛРОСА вышла из совместного предприятия Sunland Minerals с Botswana Diamonds

Botswana Diamonds заявила, что теперь является стопроцентным владельцем предприятия Sunland Minerals, выкупив 50% его акций по символической цене у АЛРОСА. До этого Sunland Minerals было совместным предприятием Botswana Diamonds и АЛРОСА.

16 ноября 2018

Mountain Province Diamonds объявила результаты последних торгов

Mountain Province Diamonds Inc. объявила  предварительные результаты последней торговой сессии, которая завершилась 14 ноября 2018 года.

16 ноября 2018

Diamond Foundry создала единственное в своем роде бриллиантовое кольцо стоимость $250 000

Компания Diamond Foundry совместно с ведущими мировыми дизайнерами - сэром Джонатаном Айвом (Jonathan Ive) и Марком Ньюсоном (Marc Newson) - создала единственное в своем роде кольцо, сделанное целиком из бриллианта, говорится в сообщении...

16 ноября 2018

Международная ювелирная выставка VOD в Дубае началась с огромным успехом

Международная ювелирная выставка VOD в Дубае открылась 14 ноября 2018 года в Дубайском международном торговом центре (Dubai World Trade Centre, DWTC). Выставку открыл Его превосходительство Бутти Саид Аль Ганди (Excellency Butti Saeed Al...

16 ноября 2018

Graff Diamonds представила бриллианты, изготовленные из алмаза Lesedi La Rona

Базирующаяся в Лондоне ювелирная компания Graff Diamonds продемонстрировала первые из более чем 60 бриллиантов, огранку которых она производит и которые будут получены из алмаза Lesedi La Rona («Наш свет») весом 1 109 каратов, купленного компанией в...

16 ноября 2018

Альянс между производителем сырья в нашей стране и производителем бриллиантов просто неизбежен и необходим

15 октября 2018

maxim_shkadov_xx3.jpgИз чего складывается доходность огранки? Что это за профессия – инженер по обработке алмазов? Сколько времени уходит на то, чтобы стать огранщиком? Как работает ограночная фабрика? «Русская огранка» - она жива? Lightbox от компании De Beers – это что и зачем? Почему бриллианты вызывают нервозность у банков? Какие признаки указывают на «алмазный пузырь» на рынке? Об этом и многом другом в интервью агентству Rough&Polished рассказывает Максим Шкадов, генеральный директор производственного объединения «Кристалл», старейшего и крупнейшего в России предприятия по производству бриллиантов.

Расскажите, с какими производственными результатами подходит смоленский «Кристалл» к концу 2018 года?

В принципе у нас достаточно неплохое полугодие получилось по всем показателям, включая рост продаж готовой продукции на 30% по сравнению с прошлым годом. Выросли и продажи через Интернет как бриллиантов, так и ювелирных изделий. Этот рост был обусловлен тем, что в первом полугодии спрос на готовую продукцию на рынке был неплохим и, в частности, на продукцию именно высокого качества в секторе, в котором мы работаем. Замедление рынка началось в июле, как и предполагалось, в связи с чем результаты третьего квартала несколько повлияли на эту общую картину, и мы с тревогой ожидаем результатов четвертого квартала, потому что ситуация на рынке на сегодняшний день очень неоднозначная.

Здесь нужно учесть, что 2017 год был для нас просто катастрофическим - была отменена экспортная пошлина на алмазы, что привело к резкому удорожанию сырья для российских компаний; произошел резкий скачок укрепления курса национальной валюты, а также упал спрос на бриллианты и снизились на них цены. Эти три фактора, конечно, очень сильно ударили по бизнесу.

В 2018 году налицо определенный подъем, но, повторюсь, мы все еще с тревогой смотрим на четвертый квартал.

На доходность огранки влияют многие факторы - стоимость сырья, рабочей силы, издержки производства, цены на рынке и так далее. Какие из них сказываются на прибыли «Кристалла» больше всего?

Цены на сырье однозначно, потому что цена на сырье - основная составляющая, которая заложена в стоимость будущего бриллианта. Стоимость кредитования - это во вторую очередь. Ну и стоимость рабочей силы и прочих издержек - это в третью очередь. Определяющей является стоимость сырья, а стоимость сырья определяется не только ценой за карат, она определяется многими факторами - и ассортиментом того сырья, который предлагает добытчик, и его комплектацией, и его сортировкой, и его качественным и количественным составом, и его цветом, наличием флуоресценции в каждом боксе. Эта куча факторов делает алмазное сырье достаточно уникальным материалом среди других сырьевых материалов, поскольку оно не является однородным продуктом, который можно было бы привести к единому ценовому знаменателю. Поэтому каждая компания формирует у себя свою политику определения цены.

Если говорить о стоимости кредитования, то здесь важно понимать, что сам процесс обработки, продажи готовой продукции, наличие стока для эффективной торговли - это все финансово емкие вещи, и стоимость привлечения кредитов или использование собственных средств сильно влияют на доходность бизнеса.

Стоимость рабочей силы очень сильно зависит от того или иного региона. Даже в России мы видим разницу в стоимости затрат по Москве, по Якутии, по Дальнему Востоку, по средней части страны - стоимость затрат в них сильно отличается. Причем отличия существуют не только в стоимости, но и в части специализации, квалификации, опыта.

Какой минимальный размер камней «Кристаллу» выгодно гранить? И какой средний вес у бриллиантов, относящихся к категории основной продукции предприятия?

На сегодняшний день технология выстроена таким образом, что минимального порога никто не устанавливает. Главное здесь - расчет инженера-технолога, который вкладывает всю идею добавленной стоимости в будущий бриллиант. Необработанных камней практически не остается - все камни обрабатываются. Бокс тщательно оценивается специалистами на этапе отбора, когда его предлагают к приобретению. После покупки с ним начинают работать с учетом запросов рынка, наличия спроса на ту или иную продукцию. Безусловно, какая-то часть, если она сегодня не востребована, будет отложена и будет ждать своего часа. Какая-то часть может быть перепродана, если на сегодняшний день ее обрабатывать не эффективно, либо она обрабатывается с участием компаний-партнеров. Но, как правило, камни обрабатываются практически все.

На сегодняшний день основной поток продукции, который сложился для нашего предприятия, да и для российского рынка, это камни весом от двадцати соток и выше. И соответственно объем сырья и его ассортимент обрабатывается на уровне два-три грейнера и вверх. Но основу составляет сырье весовых групп четыре-шесть грейнеров, ну и соответственно достаточно большое количество камней от карата и выше.

Как технологи «Кристалла» сейчас оценивают стандарт «Русская огранка»? Чему отдается предпочтение – весу камня или игре света в камне?

Сейчас в полупрофессиональной среде бытует достаточно расхожее заблуждение, согласно которому высокое качество советской огранки достигалось за счет потерь в массе бриллианта, в выходе годного, хотя это практиковалось лишь на начальных этапах становления технологии в далекие 1970-80-е годы.

В реальности же это давно уже не происходит. На сегодняшний день любой технолог учитывает более сотни параметров при планировании бриллиантов. Технология настолько шагнула вперед, что в помощь технологу работают системы компьютерной разметки, которые выдают массу различных вариантов огранки камня, исходя из требований рынка. Все-таки как ни крути, все определяет рынок. К сожалению, нужно сказать, что понятие «Русская огранка» размылось и перекочевало в другой разряд, который классифицируется как Triple Excellent и определяется стандартами Геммологического института Америки, являясь ныне основным для рынка.

Когда технолог принимает решение, он, естественно, смотрит на ряд параметров, которые можно вписать в камень. Он дает задание компьютеру, он изучает камень с точки зрения формы, внутренних включений. Ведь задача технологии состояла в том, чтобы залезть внутрь алмаза, практически на уровень его кристаллической решетки, что и было решено рядом приборов, которые сегодня работают. Затем, используя высокоточную аппаратуру, наносятся риски на камень, которые помогают в его дальнейшей обработке.

Но при планировании учитываются параметры, диктуемые рынком. И это самый интересный момент. На каждый параметр существует своя цена. У нас работа выглядит следующим образом. На «Кристалле» управление ценой будущего бриллианта происходит через внутреннюю систему прейскуранта, который меняется достаточно часто. Если рынок резко меняется, то он может меняться чуть ли не каждые десять дней - собственно, как и прейскурант Рапапорта. Управляет этим отдел продаж, и происходит это оперативно через внутреннюю программу с выходом по сети на все компьютеры, в результате чего и разметочный компьютер, и технолог получают уже готовую базу камня, имеющего свою цену на рынке.

В связи с этим задача наших продавцов состоит в том, чтобы очень быстро, тщательно и скрупулезно отслеживать цены на рынке, которые затем транслируются в производственные задания.

Судя по тому, что Вы рассказываете, «Кристалл» располагает наиболее оперативной информацией по текущему ценообразованию на рынке, качество которой выше, чем у сырьевых компаний, зондирующих рынок через свои ограночные подразделения. Вы делитесь этой информацией с кем-нибудь?

А ее никто не запрашивает. Объясню даже почему. Проблема в том, что алмазы и бриллианты живут по своим законам, которые друг с другом абсолютно не пересекаются. Это серьезная проблема для нашего рынка, таящая в себе, по нашему мнению, бомбу замедленного действия, которая в какой-то момент может очень сильно хлопнуть, да так, что рынку не поздоровится. Складывающаяся сейчас картина похожа на кризис 2008 года, но она скрыта в многочисленных стоках. И свидетельства тому мы получаем, в частности, из Индии, где происходят частые банкротства компаний. На рынке сырье торгуется по своим законам. Каждая компания предлагает свою систему продажи сырья, которое она добывает. Это объяснимо, потому что добывается разнообразная продукция, которую надо привести в какой-то удобоваримый для клиента вид. При этом бывает, что какие-то сырьевые позиции оказываются на рынке в дефиците, и тогда цены на алмазы начинают обгонять цены на бриллианты, иногда значительно. Надо понимать, что это спекулятивный тренд и рано или поздно он либо исчезнет, либо будет накапливаться в виде убытков в отрасли в следующем ее сегменте у тех, кто держит стоки сырья. Это и представляет собой бомбу замедленного действия. Поэтому и банки, понимая, что в этом заключается серьезный риск, начали из отрасли активно уходить. И ныне мы видим, что отрасль финансируют исключительно индийские деньги, что представляет собой достаточно большую опасность.

Чем качественнее сырье, тем прибыльнее готовая продукция. Насколько «Кристалл» обеспечен таким сырьем и где вы его берете?

У нас заключено новое соглашение с компанией АЛРОСА с учетом всех наших предыдущих пожеланий и с учетом решений по «дорожной карте» правительства Российской Федерации. Это соглашение значительно отличается от предыдущего. Объем поставок сырья был согласован с точки зрения специализации российского рынка, и сегодня мы сырьем обеспечены и никаких вопросов у нас не возникает. Кроме того, существует вторичный рынок, на котором, если есть необходимость можно какие-то позиции добрать.

Как повлиял выход из строя рудника «Мир» на ассортимент закупаемого вами сырья у компании АЛРОСА?

Мы знаем, что рудник «Мир» давал один из самых высококачественных типов сырья. На сегодняшний день компания АЛРОСА, видимо, используя наличие собственного стока, с этой проблемой справляется, выдавая боле или менее ровные по составу боксы. Но сказать, что рудник «Мир» значительно повлиял на ассортимент, нельзя.

Мы также активно работаем через наше подразделение в Антверпене, и наши специалисты принимают участие практически во всех тендерах. Кроме того, через брокерскую систему в том же Антверпене мы можем приобретать практически любое сырье, которого нам не хватает. Просто в последнее время нет такой необходимости.

С De Beers у нас сложилась картина не очень интересная, поскольку политика этой компании, которая в свое время была направлена на выдавливание из своих клиентов последних соков, привела к тому, что мы были вынуждены отказаться от покупки сайтов. Будучи государственной компанией, мы не имеем права идти на чрезмерные риски, и мы им официально об этом заявили. Они перевели нас в статус, так сказать, сайтхолдеров второго круга.

Что касается других добывающих компаний, то они предлагают свою продукцию на тендерах, и мы в этих тендерах принимаем участие.

Разговоры об объединении в том или ином виде смоленского «Кристалла» с компанией АЛРОСА ведутся уже некоторое время. Насколько это сегодня реально и что это даст той и другой компании, если такое случится?

Сразу хочу оговориться, что это вопросы, не к нам, а к собственнику, каковым является Российская Федерация, так что с точки зрения процедуры и всего остального здесь нечего комментировать. Единственно, что могу сказать, это то, что есть постановление правительства, которое говорит о том, что перспектива такого объединения налицо. С точки зрения того, надо это или не надо, на эту тему возникает много мнений, зачастую диаметрально противоположных. Мое мнение заключается в том, что в том или ином виде альянс между производителем сырья в нашей стране и производителем бриллиантов просто неизбежен и необходим. Во-первых, это следует из установок экономической политики правительства и президента по глубокой переработке природных ресурсов. Во-вторых, мы имеем 55-летний опыт работы по переработке этих ресурсов, а главное по созданию самого производства, которое было реализовано в Советском Союзе с той же задачей: перерабатывать собственные ресурсы. В-третьих, с рыночной точки зрения, та ниша, которую сейчас занимают наши коллеги из Индии, весьма активно расширяется и начинает ими контролироваться. И чтобы получить свой собственный независимый выход на рынок, на конечного потребителя, дабы через собственную систему продаж четко понимать все, что происходит по всему алмазопроводу, добывающая компания этот канал должна иметь. Это рыночная необходимость. Объясню почему.

В первую очередь, та игра, которую ведут наши коллеги из Индии, крайне опасна, потому что она напоминает финансовую пирамиду. С другой стороны, не надо забывать, что активное проникновение на рынок параллельного продукта в виде синтетических алмазов и сделанных из них бриллиантов - это серьезный вызов всему рынку и будущему бриллиантов. Кроме того, в нашей отрасли, к сожалению, достаточно серьезно не ведется маркетинговая работа по оценке и отслеживанию предпочтений нынешних покупателей и, самое главное, не моделируются предпочтения будущих поколений покупателей. Между тем мода на бриллианты, мода на красивые изделия с бриллиантами, мода на прозрачность поставок этих бриллиантов - все это очень скоро выйдет на другой качественный уровень, и на рынке закрепятся те, кто этой системой будет обладать.

Прошло уже некоторое время после создания Евразийского алмазного центра во Владивостоке, где среди прочего создано и производство по огранке алмазов. Являясь руководителем старейшего и крупнейшего в стране ограночного предприятия, насколько успешным Вы считаете этот проект?

Если говорить о том, что на Дальнем Востоке реализуются программы масштабного производства бриллиантов, то нужно понимать, что это не только станки. Это в первую очередь очень мощная кадровая подготовка. Технологически обработка алмазов настолько далеко шагнула вперед, что для работы на используемых в производстве сложнейших компьютерных системах нужны соответственно высококвалифицированные кадры, а также солидный опыт по обработке камней. Ведь скрупулёзнейшая работа по подготовке камня для огранщика - это основа всей обрабатывающей промышленности. Если не организовать все должным образом, огранщик ничего не сделает. У нас нигде не готовят технологов по огранке алмазов, нет даже такой специальности, кроме одного вуза - смоленского филиала Московского энергетического института, который в свое время при активном содействии смоленского завода «Кристалл» ввел специальность инженера по алмазообработке. Такой специалист обучается там на кафедре оптической электроники и после этого специализируется на нашем предприятии. Мы в свое время через эту кафедру пропустили весь свой технологический состав. Решение этой кадровой задачи позволило нам иметь запас должным образом подготовленного персонала на период в 15 лет.

А сколько времени требуется выпускнику института, чтобы он обрел уверенные производственные навыки?

Инженеру-технологу достаточно полутора - двух лет активной производственной работы для того, чтобы самостоятельно трудиться на достаточно серьезном уровне. Что такое инженер-технолог? Это человек, который разбирается во всех современных технологиях огранки, владеет всеми современными видами технологического оборудования, блестяще владеет специальной компьютерной техникой и прикладными программами, а также английским языком, поскольку этого требуют и программная среда, и сама техника. Классный технолог - это человек, который может поехать на любой международный тендер в Африку или в Антверпен, посмотреть пакет сырья и сказать, что из этого сырья получится по качеству и по цене, а потом реализовать это на практике. На подготовку технолога уходит не менее пяти-семи лет. Огранщик по большому счету после полугодичного обучения осваивает только азы, а самостоятельно работать начнет только через год. Только через год он может выйти на тот объем по качеству и количеству продукции, который требуется производством. На то, чтобы стать настоящим мастером огранки ему, по нашему опыту, понадобится от трех до пяти лет. При этом следует учесть, что больше 50% огранщиков отсеивается в процессе обучения.

Что касается предприятия на Дальнем Востоке, то про прошествии определенного времени и с становлением кадров там все будет работать. Мы из своего региона по-хорошему этому завидуем, потому что идея организовать первую территорию опережающего развития по огранке исходила от нас, и мы до сих пор считаем, что это необходимо делать в Смоленске как центре огранки Российской Федерации с 55-летней историей.

С выводом на рынок компанией De Beers линейки искусственных бриллиантов Lightbox и с выпуском Федеральной торговой комиссией США Руководства для ювелирной промышленности отношение к лабораторным бриллиантам стало меняться. Ваш взгляд на эту проблему.

Ситуация на рынке, безусловно, изменилась и изменилась в положительную сторону. Позитивным является то, что De Beers достаточно жестко подвинула ценовую планку. Если раньше считалось, что искусственные бриллианты стоят на 30-40% дешевле натуральных, исходя из того же прейскуранта Рапапорта, то сегодня De Beers провела достаточно жесткую черту и сказала: «Никакого Рапапорта у вас не будет. У вас не будет никаких характеристик, у вас камень весом в один карат будет стоить 800 долларов. До свидания». Это очень серьезный шаг. Ведь снизить цену в десять раз значит поставить этот продукт на один уровень с кристаллом Swarovski. «Вот там и конкурируйте на здоровье, а мы этот процесс возглавим», - говорит De Beers. Не следует забывать, что, имея бизнес стоимостью в шесть миллиардов долларов, De Beers всегда будет заботиться о нем в первую очередь, нежели о бизнесе, который составляет порядка 200-300 миллионов долларов. Не следует также забывать, что De Beers уже потратила очень много денег и будет тратить еще на развитие собственного розничного ювелирного бренда под названием «De Beers». Так что в розничном направлении компания ведет серьезную и мощную работу. В плане прибыли это весьма значимый рынок, и De Beers там присутствует достаточно активно.

Что касается дальнейшего развития синтетики, то все будет зависеть от того, насколько будет сильна роль маркетинга и подача натуральных бриллиантов, и от того, насколько обострится рыночная борьба - можно даже сказать, рыночная война - за своего покупателя между синтетическими и натуральными камнями в конкурирующих по красоте ювелирных изделиях. Выбирать будет покупатель. Но выбирать он должен на подготовленной почве. Для этого нужно буквально бомбардировать массовое сознание, внедряя в него мысль о ценности натурального бриллианта как такового. Остается только этот путь, поскольку пока не получается сделать из бриллианта широко используемый инвестиционный продукт, основанный на понятной цепочке образования стоимости. Для этого нужно иметь некий рынок, биржу, на которой идет торговля, и все наблюдают за движением цен на этот продукт. На сегодняшний день, кроме сайтов Rapaport, IDEX или Mercury, а также отдельных сайтов компаний, такой глобальной биржи нет. Сейчас же мы говорим о том, что бриллиант должен продаваться в виде ювелирного изделия, подаваться соответствующим образом, иметь соответствующий бренд, ценность, привлекательность, как это было - даже непривычно это говорить - в двадцатом веке. И здесь нужно отметить, что никто пока еще не вложил столько в развитие моды на бриллианты, сколько компания De Beers, включая и идею помолвочных колец, не говоря уж о том, что совсем недавно ей удалось внедрить в Китае моду дарить на свадьбу кольца с бриллиантами. Вместе с тем нужно сказать о том, что все это усилия на уровне отдельных компаний, а не всей отрасли. Попытка же Ассоциации производителей алмазов все это миру дать, честно говоря, не очень видна пока. Все компании преследуют свои интересы. И в этом смысле, среди прочего, в России необходим будет симбиоз между добывающим и обрабатывающим активом для совместной подачи на международном рынке продукции соответствующего качества и под соответствующим брендом.

Как «Кристалл» продвигает свою продукцию на рынке? Как часто вы участвуете в международных выставках и что это дает?

Мы постоянно участвуем в выставках и других мероприятиях, где представляем свою продукцию. Но получить максимальную стоимость можно только, если выйти на конечного потребителя. Проблема же такого выхода заключается в достаточно серьезном финансовом потоке, который это должен сопровождать. Чтобы продавать продукцию ювелирным компаниям, нужно, так сказать, иметь большой супермаркет с кучей продукции, а это большие замороженные деньги. Нам просто не хватает для этого финансов, которые нужны для закупки сырья, его обработки и содержание стока готовой продукции. В свое время мы делали попытки создавать свой бренд, в том числе и за границей, и он достаточно неплохо стал работать в Америке перед кризисом 2008 года. Но потом тема была закрыта на долгое время. Хочу сказать, что, несмотря на политическое и экономическое противостояние, в плане ювелирного искусства, бриллиантов, рынок очень хорошо реагирует на все, что связано с русским продуктом.

Что, по-вашему, можно улучшить в сфере законодательства в части регулирования оборота алмазов и бриллиантов?

Вопросы, конечно, отрабатываются и снимаются, но до конца система свободного перемещения через границу все-таки не работает. Поэтому приходится задействовать свои зарубежные структуры для того, чтобы этот процесс осуществлять. С точки зрения экспорта бриллиантов, проблем нет. Проблема с перемещением через границу туда и обратно. При вывозе продукции на выставку, ее частичной продаже там и затем при ее ввозе возникает необходимость заполнять массу документов. Поскольку у нас есть собственная сбытовая сеть, мы с этой проблемой справляемся проще.

Как Вы оцениваете обстановку на рынке в этом году? Она лучше или хуже, чем в 2017? Насколько сейчас устойчив спрос на бриллианты?

Есть ряд факторов - и положительных, и отрицательных, - которые всегда влияют на рынок. В этом году отмечен хороший сезон продаж, драйвером которого являлась Северная Америка. Объем продаж ювелирных изделий с бриллиантами увеличился, и спрос на них был очень неплохой. Праздничный сезон, который длится с конца ноября и по День святого Валентина, очень серьезно влияет, и этот период конца 2017 и начала 2018 года был достаточно неплохим. В связи с этим стоки обнажились, потребовалось их восполнение, и это вызвало на рынке движение. Движение это было активным в течение полугода. Наступающий праздничный сезон тоже в принципе обещает быть неплохим. Но надо понимать, что вся продукция на этот сезон активно закупается до июля. Потом частично добивается в течение июля, августа и сентября, но уже идет спад в закупках. Прошедшие выставки, включая гонконгскую в сентябре, указывают на этот тренд, что дает основания думать, что предстоящий сезон будет не хуже, чем прошлогодний.

Теперь о негативных аспектах. Всегда вызывают опасения те объемы сырья, которые сырьевые компании выбрасывают на рынок в период подъема рынка бриллиантов. Никто не считает, сколько сырья реально нужно рынку. Рынок может освоить столько, сколько ему позволят финансы. Те свободные финансы на рынке, которые могут взять определенные объемы сырья, с начала года стали активно сокращаться. Началось с банковской аферы в Индии на сумму два миллиарда долларов, в которую вовлечено множество алмазных компаний, что, конечно, не красит наших индийских коллег, но четко всему миру показывает суть того, что происходит в алмазно-бриллиантовом мире. История серьезно напугала крупных игроков в финансовой сфере, поэтому мы видим существенный отток банков из этого бизнеса. В результате происходит концентрация финансового потока в одних руках, что всегда опасно. Далее, принимая во внимание тот громадный объем алмазов, который был выброшен на рынок, можно с большой долей уверенности просчитать, какое количество бриллиантов оказалось выброшено на рынок во втором полугодии и оказывает теперь давление на цены и на спрос. Предложение выросло значительно, и эта негативная тенденция будет продолжаться до конца года. Параллельно происходит снижение объема финансирования и снижение спроса на сырье. Другим негативным трендом является то, что сырье по цене перегнало бриллианты. Маржа в средней части алмазопровода опять оказалась под мощным давлением и сократилась. Когда сырье станет более удобным инструментом для производства бриллиантов, а не для спекуляции, тогда рынок начнет стабилизироваться. Это реальная картина на сегодняшний день, и об этом нам совершенно четко докладывают наши подразделения в Антверпене, Гонконге и Америке. И первым признаком наступления подобных ситуаций на рынке всегда является перепродажа сайтхолдерами сырьевиков своих боксов с минусом.

Владимир Малахов, Rough&Polished