В Минприроды предупредили о возможном дефиците алмазов в России

Минприроды РФ сообщает о будущем дефиците алмазов в России, планирует восполнить нехватку за счет добычи в Карелии, заявил глава министерства Дмитрий Кобылкин.

14 декабря 2018

De Beers частично снимает свой запрет на раскрытие источника алмазов – СМИ

De Beers намерена смягчить свой запрет о раскрытии источника алмазов покупателями алмазной продукции, известными как сайтхолдеры, так как в индустрии остро встал вопрос о необходимости создания более прозрачной торговли алмазами, сообщает Rapaport.

14 декабря 2018

AGD Diamonds ввела в строй еще один объект, улучшающий экологию алмазного рудника им. В. Гриба

В середине декабря на ГОКе им. В. Гриба начала работу автомойка горнотранспортной и вспомогательной техники, сообщает пресс-служба компании.

14 декабря 2018

Trans Hex восстановила свою прибыльность

Trans Hex, которая ведет добычу алмазов в Анголе и Южной Африке, заявила, что зарегистрировала чистую прибыль в размере 52 млн рандов ($3,7 млн) за шестимесячный период, который закончился 30 сентября, по сравнению с убытком в размере 199 млн...

14 декабря 2018

В ноябре экспорт бриллиантов из Индии снизился на 12%

В ноябре этого года экспорт бриллиантов из Индии упал на 12,06% по сравнению с тем же месяцем в 2017 году, согласно предварительным данным индийского Совета по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem & Jewellery Export...

14 декабря 2018

Прежде неорганизованный внутренний ювелирный сектор в Индии сейчас растет

01 октября 2018

ashok_minawala_xx.jpgАшок Минавала (Ashok Minawala) - ветеран-бизнесмен, бывший председатель Всеиндийского совета по драгоценным камням и ювелирным изделиям (All India Gem and Jewellery Domestic Council, GJC), эксперт по драгоценным металлам, ювелир третьего поколения, выходец из состоятельной семьи, вечный оптимист ... да, этот список можно продолжать и продолжать.

Как первый председатель GJC, Ашок Минавала сыграл важную роль в решении вопросов, которые возникли у правительства по вопросам политики, что в конечном итоге помогло неорганизованному внутреннему ювелирному сектору в Индии.

В интервью агентству Rough&Polished Ашок Минавала вспоминает о пройденном им пути, начиная со своей юности и до настоящего времени. Бразды правления делами его семьи ныне находятся в руках уже четвертого поколения, и он с огромным удовлетворением рассказывает о своих ранних днях в ювелирном бизнесе.

Расскажите, пожалуйста, о себе, о вашем семейном бизнесе. Когда и как вы стали заниматься ювелирным делом? Можете ли вы вспомнить что-то примечательное, что осталось в вашем сердце до сегодняшнего дня?

Я присоединился к семейному бизнесу в 1974 году, когда еще учился в колледже. Мне приходилось проводить полдня в магазине, помогая продавцам и работая с клиентами, что давало возможность узнать разные аспекты бизнеса. Мой дедушка всегда учил меня одному - «никогда не разочаровывать клиента». Кроме того, мне повезло, что три старших родственника наблюдали за моей работой, что мне существенно помогло.

Больше всего мне запомнилось, что дедушка был потрясен, узнав, что я не умею читать и писать на гуджаратском языке. Он назначил дипломированного бухгалтера, который научил меня учету по гуджаратской методике без использования калькуляторов. Это помогает мне и сегодня.

Как ювелир третьего поколения, какие изменения вы отмечали в индийском ювелирном секторе на протяжении многих лет? С азов ведения бизнеса ювелирами и до таких вопросов, как спрос со стороны клиентов в отношении качества, дизайна украшений из золота и драгоценных камней?

Как ювелир третьего поколения я был свидетелем того, как осуществлялся контроль за золотом, и наблюдал деловую практику тех дней, от чего у меня бежали мурашки по коже. Сидеть на базаре Завери (Zaveri Bazaar) – еще тот опыт. Мой дедушка говорил: «Сегодня мы ювелиры, но когда-то нужно научиться быть знатоками драгоценных камней». Тогда я не понял разницы, но с годами осознал, что она есть. Наш сектор драгоценных камней и ювелирных изделий сегодня сталкивается с проблемой, связанной с этим различием, поскольку мы видим, что надвигаются ценовые войны и возможных трудностей слишком много, чтобы их преодолеть.

Индийский ювелирный сектор рассматривает вас как одного из пионеров формирования Всеиндийского совета по драгоценным камням и ювелирным изделиям (затем ставшего называться Всеиндийской федерацией по торговле драгоценными камнями и ювелирными изделиями (All India Gems & Jewellery Trade Federation, GJF) и наведения порядка в неорганизованном секторе. Каковы были первые инициативы в этом плане? Как сектор принял все это и стал этого придерживаться? Расскажите, пожалуйста, поподробнее.

Я не был создателем GJC, но это произошло в связи с тем, что Совету по содействую экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem and Jewellery Export Promotion Council, GJEPC) не разрешалось заниматься акцизными вопросами в 2005 году, и мы были вынуждены сформировать национальный орган, поскольку в Индии не было никого c достаточным авторитетом, чтобы добраться до правительства в Дели. Учредители GJC были очень сильной, самоотверженной и этичной командой, и они установили очень твердые принципы этического производства, создавшего весьма прочную основу для GJC. У нас был национальный формат с первого дня, поскольку мы добились успеха в отказе от акциза, располагая лишь 30 членами в GJC. Никто не хотел брать это на себя и передал всю полноту ответственности GJC.

Во время вашего пребывания на посту председателя и даже позже, под вашим руководством, команда GJC инициировала различные проекты, а также вносила предложения в центральное правительство для поиска решений проблем ювелирной промышленности. Можете ли вы рассказать об этих инициативах?

Опять же, мы не знали, что делаем, но в 2006 году мы поняли, что для повышения осведомленности о GJC и увеличения средств этой организации мы должны провести кампанию национальной розничной рекламы под названием «Удачливая Лакшми» (‘Lucky Lakshmi‘). Это стало поворотным моментом для GJC, поскольку принесло большую известность GJC. Руководитель GJEPC Санджай Котхари (Sanjay Kothari) связался со мной и спросил, как мы смогли установить контакт с 25 000 ювелиров в стране, будучи неизвестной организацией. Он также спросил, можем ли мы помочь с проведением Международной индийской ювелирной ярмарки (International India Jewellery Show, IIJS), поскольку она на тот момент набрала лишь 10 000 с лишним посетителей. Наши идеи изменили ход IIJS, так как регистрация на выставку в 2007 году удвоилась.

Вопросы, связанные с акцизными пошлинами центрального правительства, пробирными клеймами, карточками постоянного личного номера налогоплательщика, и другие являются болезненными для ювелирной индустрии. Считаете ли вы, что индийское правительство разобралось в них и устранило те, что мешали ювелирам? На какие вопросы следует ему обратить внимание, чтобы исправить ситуацию в приоритетном порядке?

За несколько лет работы с правительством мы поняли, что должны работать вместе для достижения желаемых целей в отрасли. У GJC не было статуса правительственной организации, но с нами проводились консультации по всем вопросам, касающимся ювелирной отрасли внутри страны. Извините, но пробирные клейма и налог на товары и услуги являются частью национальной и промышленной программ, и мы должны понимать их правильно, чтобы получить правильные результаты. Во всех наших начинаниях мы должны добиваться того, чтобы выигрывали страна и промышленность.

На протяжении многих лет GJC организовывал семинары, вебинары, справочные службы и прочие вещи, чтобы обучать ювелиров, помочь им стать законопослушными и организованными в том числе и по вопросам, связанным с недавно введенным налогом на товары и услуги. Считаете ли вы, что теперь члены отрасли используют переданные им знания в своем бизнесе? Если да, то какие изменения, по-вашему, произошли на предприятиях членов отрасли?

Если рассматривать историю этой отрасли до создания GJC и после, можно увидеть массу перемен. Отечественная ювелирная промышленность бездействовала и принадлежала нескольким лицам. Никто не стремился объединить и перестроить отрасль. GJC добилась того, что знания стали цениться выше денег и общественные дела выше личных. То, что было сделано GJC за последние 13-14 лет, не смогла сделать ни одна отраслевая организация за последние 60-70 лет. Как только знания стали основой, все стало становиться на свои места, начиная с постановки пробирного клейма, что помогло больше всего. GJC побудил ювелиров зарегистрироваться в целях НДС и попросил их предоставить данные о доходах. GJC показал, что дешевле платить налоги, чем скрывать их. Сегодня неорганизованный сектор растет по той простой причине, что люди с малым бизнесом изменили свою судьбу, соблюдая и придерживаясь хорошей деловой практики.

Вы считаете, что индустрия преодолевает нынешние препятствия и становится здоровой, продвигаясь вперед? Каково ваше мнение о нынешней ситуации в ювелирной промышленности страны? По сообщениям, спрос на ювелирные изделия как таковые был бедственным даже в течение праздничного сезона. Как вы считаете?

Несколько гнилых яблок не могут испортить всю продукцию. Мы никогда не говорим об огромном числе ювелиров, которые всегда следовали правилам, платили высокие налоги и устанавливали для себя высокие ориентиры.

Спрос никогда не может быть постоянным. Сегодня мы сталкиваемся с трудными временами. Прежде чем мы успеваем выйти из одного кризиса, мы попадаем в другой. Последние пять лет были сложными для многих. Но бизнес все еще продолжается для тех, кто видит свет в конце туннеля, кто проявляет новаторский подход и кто видит новые горизонты.

Индия по-прежнему продолжает жить в унисон с нашими сельскими рынками, и потребуется время, чтобы изменить эту ситуацию. Так что наши дожди и сельское хозяйство по-прежнему определяют темпы ВВП больше всего на свете.

Афера с Пенджабским национальным банком встревожила конечных потребителей ювелирных изделий. Сообщения СМИ о синтетике и кубическом цирконии, используемых вместо бриллиантов, пошатнули доверие потребителей. Что вы предлагаете сделать, чтобы вернуть их доверие к сектору ювелирных изделий в стране с и так уже сильно подпорченной репутацией?

Банковское мошенничество повергло всех в шок и поразило той простотой, с которой оно совершалось горсткой людей. Это тоже скоро забудется. Нам нужно будет стать более этичными и прозрачными, поскольку правительство будет теперь взирать на все это через увеличительное стекло.

У потребителей короткая память. Какой-нибудь хороший праздник Дивали изменит все. GJC еще раз запускает крупнейшую кампанию розничной рекламы «Удачливая Лакшми 2018» во время праздничного сезона, выделив более чем 600-700 миллионов рупий на призы и материалы в СМИ. При поддержке ювелирного сектора мы должны увидеть изменения, которые скоро начнутся и будут двигаться в позитивном направлении.

Аруна Гаитонде, шеф-редактор Азиатского бюро Rough&Polished