GJEPC настаивает на новой ценовой алмазной политике в Зимбабве

Индийский Совет по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gems and Jewellery Export Promotion Council, GJEPC) призвал правительство Зимбабве пересмотреть резервную цену на ее алмазы, сообщает NewZimbabwe.com.

Сегодня

Signet объявила финансовые результаты третьего квартала

Компания Signet Jewelers, крупнейший в мире ритейлер ювелирных изделий с бриллиантами, объявила результаты третьего квартала 2019 финансового года.

Сегодня

WWF назвал наиболее экологичные компании

Всемирный фонд дикой природы (WWF) России опубликовал рейтинг открытости работающих в стране горнодобывающих и металлургических компаний в сфере экологической ответственности за 2018 год.

Вчера

Lucapa добыла белый алмаз весом 78 каратов на руднике Мотаэ

Lucapa Diamond произвела белый алмаз весом 78 каратов на своем кимберлитовом руднике Мотаэ (Mothae) в Лесото, которым компания владеет на 70%.

Вчера

АЛРОСА в ноябре реализовала алмазно-бриллиантовую продукцию на $274,0 млн

АЛРОСА, крупнейшая в мире алмазодобывающая компания, сообщает результаты продаж алмазного сырья и бриллиантов в ноябре и за одиннадцать месяцев 2018 года.

Вчера

Кэмпбелл из Botswana Diamonds об увлекательной работе в Зимбабве: нас интересует кратон Каапвааль

09 июля 2018

james_campbell_excl_xx.jpgНедавно Botswana Diamonds и Vast Resources подписали меморандум о взаимопонимании по геологоразведке алмазов в Зимбабве.

Эти две компании обменяются информацией, полученной в ходе уже проведенной геологоразведки на участках, перспективных в отношении алмазов в южноафриканской стране и создадут специальное структуру, которая будет в равной мере принадлежать каждой компании, с целью разработки и эксплуатации алмазных ресурсов.

Мэтью Няунгуа (Mathew Nyaungwa) из аналитического агентства Rough&Polished побеседовал с Джеймсом Кэмпбеллом (James Campbell), управляющим директором Botswana Diamonds, на полях конференции по горной добыче, состоявшейся в Габороне, Ботсвана, чтобы понять, что привело алмазную юниорскую компанию в Зимбабве.

Кэмпбелл также прокомментировал вопрос о лицензии на геологоразведку, выданную компании Botswana Diamonds в ЮАР, и ее проекте совместного предприятия с АЛРОСА в Ботсване.

Ниже приводятся выдержки из интервью:

Почему компанию Botswana Diamonds интересует Зимбабве?

Компанию Botswana Diamonds интересует кратон Каапвааль, который, как мы считаем, является самым перспективным местом с точки зрения алмазов в мире. Кратон Каапвааль охватывает ЮАР, Ботсвану и Зимбабве. Ясно, что мы очень активно работаем в Ботсване, как видно из названия, и мы также активно работаем в ЮАР. Мы считаем, что Зимбабве постепенно открывается для бизнеса, поэтому мы прощупываем ситуацию через свое совместное предприятие с Vast Resources.

Почему вы выбрали Vast Resources или почему они выбрали Botswana Diamonds?

Vast Resources происходит из компании, которая называется African Consolidated Resources (ACR), которая открыла алмазное месторождения Маранге (Marange), и они пожелали вступить в партнерские отношения с теми, у кого есть опыт и знания по развитию алмазного потенциала в Зимбабве, и они выбрали Botswana Diamonds, потому что считают, что у нас есть опыт, знания и мы способны сделать это.

Говорят, вы приобрели базу данных по алмазам Зимбабве…

Нет, у нас долгая история работы в Зимбабве, я сам работал на De Beers в Зимбабве какое-то время, и у моего председателя правления, доктора Джона Тилинга (John Teeling), было несколько компаний в Зимбабве, включая компанию под названием Zambezi Gold plc. Поэтому у группы, 162 Group, тоже есть долгая история работы в Зимбабве. Так что мы вместе обладаем опытом, а в настоящее время – структурами и контактами для того, чтобы реализовать алмазные возможности в Зимбабве.

Все, что мы сделали, это определились с точки зрения своих потенциальных целей, и у них есть люди на местах, собирающиеся изучать их как раз сейчас.

Итак, кроме месторождения Маранге, которое все, конечно, знают, что еще… (перебивает)

Ну, там есть также один алмазный рудник, о котором не нужно забывать, Ривер Ранч (River Ranch), находящийся непосредственно на границе с рудником Венеция (Venetia) в ЮАР, не очень далеко от нашего участка геологоразведки Мооиклооф (Mooikloof), а затем, конечно, алмазный рудник Мурова (Murowa), [ранее принадлежавший] Rio Tinto. Поэтому на этом участке – Мурова и Ривер Ранч – есть ряд известных кимберлитов, на которых проводилась работа очень много лет назад такими операторами, как De Beers и другие. С появлением новых технологий сейчас есть смысл вернуться и посмотреть на некоторые из этих кимберлитов.

Вопрос политической нестабильности раньше приводился рядом инвесторов, заинтересованных в Зимбабве. Каковы ваши комментарии на этот счет?

Мы являемся юниорской геологоразведочной компанией, и у нас нет какого-то мнения о политике, но мы считаем, что Зимбабве открывается для бизнесатак же, как и De Beers, которая тоже сделала несколько позитивных заявлений, и АЛРОСА о намерениях начать работать в Зимбабве.

Каково ваше мнение на пороговое соотношение 51/49, которое все еще применяется в алмазном и платиновом секторах?

Алмазные месторождения там должны быть в высоко рентабельными, чтобы можно было работать в такой финансовой обстановке, но я бы выразил надежду на то, что со временем ситуация может измениться и страна откроется в большей мере для геологоразведочных работ, потому что ясно, что при таком высоком государственном бесплатном финансировании, эти проекты должны быть настолько значительными, чтобы работать по ним, и может быть, правительство со временем смягчит свою позицию, что означает, что другие алмазные проекты могут все-таки стать выгодными.

Какова была бы идеальная конфигурация для вас с точки зрения структуры собственного капитала?

Я считаю, что финансовая обстановка для алмазов в правительстве Ботсвана является одной из наилучших. Они стимулируют инвестиции, нет установленных законодательством требований в отношении собственного капитала или каких-то других таких требований. Конечно, они имеют роялти в размере 10%, что может оказать отрицательное влияние на малорентабельные проекты.

Давайте поговорим о лицензии на геологоразведку, недавно выданную компании Botswana на концессию алмазоносной кимберлитовой трубки Мооиклооф площадью 2,5 га в ЮАР (перебивает)

Да!

Каковы ваши планы на будущее?

…последняя известная работа на месторождении Мооиклооф проводилась в середине 1980-х годов, и она осуществлялась моей группой, когда я работал на De Beers. Поэтому, если зайти в Google и посмотреть на то, что есть, так это то, что De Beers открыла в 1986 году или в это время. Нам хорошо известно, что месторождение The Oaks, опять же открытое моей группой примерно в это же время, стало алмазным рудником, а Мооиклооф числилось у ряда разных держателей лицензий на геологоразведочные работы, никто из которых на самом деле не опубликовал никакой информации, но мы на самом деле знаем, что на нем есть алмазы и поэтому изучение его с помощью новой технологии имеет интересные перспективы.

Собираетесь ли вы начать бурение во втором полугодии с АЛРОСА в Ботсване?

Мы выявили ряд геофизических аномалий с высоким содержанием и только что завершили программу отбора проб на этих аномалиях, и если эта программа отбора проб покажет наличие индикаторов кимберлитов на этих аномалиях, то это позволит определить объекты для бурения во втором полугодии этого года, но мы еще не получили результаты и не опубликовали их на рынке.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро, Rough&Polished