GJEPC настаивает на новой ценовой алмазной политике в Зимбабве

Индийский Совет по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gems and Jewellery Export Promotion Council, GJEPC) призвал правительство Зимбабве пересмотреть резервную цену на ее алмазы, сообщает NewZimbabwe.com.

Сегодня

Signet объявила финансовые результаты третьего квартала

Компания Signet Jewelers, крупнейший в мире ритейлер ювелирных изделий с бриллиантами, объявила результаты третьего квартала 2019 финансового года.

Сегодня

WWF назвал наиболее экологичные компании

Всемирный фонд дикой природы (WWF) России опубликовал рейтинг открытости работающих в стране горнодобывающих и металлургических компаний в сфере экологической ответственности за 2018 год.

Вчера

Lucapa добыла белый алмаз весом 78 каратов на руднике Мотаэ

Lucapa Diamond произвела белый алмаз весом 78 каратов на своем кимберлитовом руднике Мотаэ (Mothae) в Лесото, которым компания владеет на 70%.

Вчера

АЛРОСА в ноябре реализовала алмазно-бриллиантовую продукцию на $274,0 млн

АЛРОСА, крупнейшая в мире алмазодобывающая компания, сообщает результаты продаж алмазного сырья и бриллиантов в ноябре и за одиннадцать месяцев 2018 года.

Вчера

В мире, где прозрачность все больше становится стандартом, наш бизнес должен добровольно заниматься вопросом лабораторной сертификации

25 июня 2018

arnaud_flambeau_xx.jpgЮвелир-дизайнер Арно Фламбо (Arnaud Flambeau) начал свою карьеру в ювелирном бизнесе в 1993 году в европейской золотой компании CLAL в качестве управляющего основными счетами в ювелирном подразделении, где он отвечал за такие международные бренды, как Cartier или VCA, и их субподрядчиков. Находясь ежедневно в контакте с самыми дорогими ателье в мире и получая знания о качестве и драгоценных ювелирных изделиях, Арно скоро начал работать на многие бренды драгоценных ювелирных украшений. Наконец, он стал главным исполнительным директором и акционером компании Scintilla Monaco, занимающейся разработкой новых линий для азиатских и европейских рынков. Он открыл офисы в Монако, Дубае и Токио, и с тех пор не оглядывается назад. В 2007 – 2013 годах он был членом правления Дубайской алмазной биржи (Dubai Diamond Exchange).

Наконец, в 2010 году Арно открыл свою собственную компанию Luga Jewels по созданию только заказных изделий для знатоков драгоценных ювелирных изделий, такое желание было близко его сердцу.

Здесь отвечая на вопросы и размышляя о своем бизнесе, Арно также делится своим мнением по ряду проблем, с которыми сейчас сталкивается ювелирная отрасль во всем мире.

Ниже приводятся выдержки из беседы:

Пожалуйста, расскажите нам о деятельности вашей компании с момента ее создания и до настоящего времени. Где и когда вы создали свой бизнес? Расскажите нам, как все это начиналось в Дубае…

Я создал свою собственную компанию в ювелирном бизнесе в 2010 году после того, как поработал и был партнером в разных компаниях в этой же ювелирной области.

На самом деле я начал свою карьеру в 1993 году в одной из крупнейших золотых компаний в Европе в качестве управляющего основным счетами в ювелирном подразделении. Я управлял счетами многих известных брендов из Франции (расположенных на Вандомской площади). Мы поставляли им такую продукцию, как чистое золото, золотые сплавы, заготовки, компоненты и драгоценности, напрямую или через их субподрядчиков. Я поддерживал связь с большинством дорогих ателье в мире. я многое узнал о ювелирных изделиях, важном значении качества для драгоценных ювелирных изделий, и т. д. вскоре меня повысили до должности руководителя ювелирного подразделения по Франции, и я должен был управлять всем ювелирным бизнесом, включая один очень старый и известный французский ювелирный бренд. Именно здесь я начал проявлять интерес к ювелирному дизайну. Я приехал в Дубай в 2006 году и возглавлял бренд драгоценных ювелирных изделий из Монако в качестве главного исполнительного директора по международным операциям. Я работал на них во многих разных странах. В 2007 году меня назначили членом правления Дубайской алмазной биржи, и я помогал в развитии алмазного бизнеса в Дубае.

После создания своей собственной компании Luga Jewels в 2010 году я сосредоточил свое внимание на заказных ювелирных изделиях для частных клиентов и дорогостоящих брендов, а также для ритейлеров. Я создаю дизайны по «индивидуальным заказам» и изготавливаю драгоценные ювелирные изделия в Дубае с помощью высококвалифицированного персонала.

excl_02072018_1.png

В настоящее время обслуживает ли ваша компания дубайских и зарубежных клиентов? Пожалуйста, расскажите подробнее о бизнес стратегиях своей компании, клиентах, обслуживаемых рынках и т. д.

В настоящее время мы сосредоточиваем свое внимание на Ближнем Востоке. Процесс изготовления индивидуальных заказов должен быть ближе к нашим клиентам. Поэтому в настоящее время мы делаем поставки во все страны Совета по сотрудничеству стран Персидского залива (GCC), используя свои возможности разрабатывать дизайны со значением и предлагать очень редкие драгоценные камни или бриллианты нашим клиентам.

Недавно у нас был особый спрос на один из трех самых редких драгоценных камней в мире, которые никто здесь не мог предложить. У нас ушло более шести месяцев, чтобы найти прекрасные алмазы, затем провести их огранку и полировку и вставить в выполненные по индивидуальному заказу серьги, в конечном счете поставить заказ нашему клиенту, который искал их в течение 7 лет. наша стратегия – не производить количество, а создавать уникальные изделия или уникальные концепции на очень высоком уровне качества.

Для повышения качества и достижения его беспрецедентного уровня мы недавно инвестировали в создание первого 3D принтера «Direct Metal», разработанного Cookson и EOS. Это новое устройство, когда оно полностью войдет в эксплуатацию, позволит нам печатать наши изделия непосредственно из золота или платины, используя порошки сплава золота или платины. Это резко повысит наше качество, устранив пористость металла, обеспечив крайне высокую чистоту проработки деталей и превратившись в уникальное средство для развития новых концепций, которые невозможны при стандартном процессе изготовления отливок.

С помощью этого оборудования мы намереваемся получать ультра-дорогостоящие ювелирные изделия из платины. Это позволит нам делать любые дизайны из платины высочайшего качества и с высочайшей точностью.

Что касается клиентов, мы нацелены на знатоков ювелирных изделий, которые ищут индивидуальные дизайны, имеющие для них какое-то значение… ювелирное изделие, имеющее за собой реальную историю.

excl_02072018_2.png

Присутствует ли ваша компания в онлайновом бизнесе, связанном с бриллиантами и ювелирными изделиями? Если да, делает ли вы это самостоятельно или вместе с другими компаниями, занимающимися электронной торговлей, с целью продажи своих товаров? Если вы используете другие платформы, в каком соотношении с этими компаниями, которые продают ваши товары?

В настоящее время присутствие в онлайновой торговле является обязательным для любого ювелира любого уровня. Любой клиент в настоящее время проверяет свои достижения или дизайны сначала онлайн.

Поэтому да, мы используем почти ежедневно такие социальные платформы, как Instagram или Facebook, и у нас, конечно, есть веб-сайт, на котором клиент может посмотреть нашу историю, назначить время для дизайна выполняемой на заказ драгоценности, посмотреть некоторые из последних созданных нами вещей или купить какие-то изделия из нашей коллекции.

Нам трудно показать онлайн наши «секреты мастерства». Когда вы делаете драгоценные изделия на заказ, обычно проходят реальные встречи с клиентами, иногда необходимо встретиться с клиентом 4 или 5 раз, чтобы понять, о каком ювелирном изделии он или она мечтает. Но мы работаем над этим, и мы следуем за новыми интернет-трендами и средствами, чтобы приспособиться к своим клиентам.

Что касается платформ электронной торговли, они не предназначены для продажи выполненных по заказу товаров. Есть также проблемы с отгрузкой дорогостоящих товаров. Поэтому мы их не используем.

Какой лабораторией вы пользуетесь для сертификации ваших камней? На ваш взгляд, должны ли лаборатории быть более решительными и думать о лучших путях для предоставления услуг без лазеек, чтобы ими не злоупотребляли?

Что касается лабораторий, мы используем в основном GIA для бриллиантов или драгоценных камней. Мы предпочитаем сосредотачивать свое внимание на самом ведущем оценщике на рынке для того, чтобы наши клиенты получали самое точную сертификацию, и чтобы избежать любые вопросы относительно качества камней, которые мы предлагаем.

Для меня сертификация имеет крайне важное значение. Мы работаем в бизнесе, где доверие – это все. Конечный клиент должен иметь возможность покупать драгоценные камни или бриллианты вслепую, безо всякого сомнения в сертификации. Именно это и защищает стоимость приобретенных драгоценных камней, тем самым делая наш бизнес устойчивым и вызывающим доверие.

За многие годы у меня появилось убеждение, что наш бизнес должен заниматься вопросом разницы между оценками, проведенными разными лабораториями. Когда вы покупаете золотое изделие 18-й пробы, все лаборатории имеют один и тот же процесс его оценки … 75% золота, используя стандартный способ для определения этого.

Я считаю, не приемлемы различия в оценках, проведенных в разных лабораториях, и нельзя оправдывать это тем, что лаборатории являются независимыми и разными.

В настоящее время бриллиант имеет международную стоимость, основанную на показателях 4С и определяемую компанией Rapaport, поэтому конечный покупатель должен быть уверен в сертификации и, таким образом, в стоимости своей покупки.

Кроме того, вопрос о незадекларированных синтетических бриллиантах в ювелирных изделиях тоже беспокоит меня. Как и вопрос о 4С, это несет риск для конечных потребителей и их доверия к нашему бизнесу, а также к стоимости нашей продукции.

excl_02072018_3.png

На мой взгляд, регуляторы должны действовать быстро, обязуя любого импортера подтверждать свой товар перед выводом его на рынок. Импортеры, оптовики должны нести ответственность за любые вопросы, связанные с незадекларированными синтетическими бриллиантами. в то же время оптовики и ритейлеры должны убеждать трейдеров подтверждать свои товары через лаборатории и соблюдать четкий процесс отслеживания, сосредоточенный на том, что они поставляют на рынок.

В мире, где прозрачность все больше становится стандартом, я считаю, наш бизнес должен заниматься вопросом лабораторной оценки добровольно, а не быть вынужден делать это, и это также относится к вопросу бриллиантов. в нашем бизнесе нам необходимо проявлять активность, а не пассивность. Так как интернет меняет многое в мире, он окажет влияние на наш бизнес, если мы не будем действовать быстро в этих вопросах. Мы потеряем доверие наших клиентов, что будет разрушительно для всех нас.

Откуда вы получаете ваши бриллианты? Камни какого качества и размера вы в основном получаете? Откуда вы получаете ваши цветные камни? Насколько важно для вашей компании приобретать камни законным путем?

Я покупаю бриллианты главным образом в Дубае через хорошо известные компании или в Индии. Я в основном торгую камнями цвета от H дo F, чистоты VS+, качества изготовления 3x, «без изъянов». Конечно прошедшими сертификацию в GIA. Мои клиенты обычно хорошо осведомлены о показателях 4С и приходят ко мне, чтобы приобрести самые лучшие бриллианты из возможных.

Что касается драгоценных камней, все действительно зависит от типа. Но я могу сказать, что я покупаю из легальных источников, давно и хорошо известных на рынке, и всегда требую предъявить сертификат. Качество каждого камня имеет важное значение для нас, особенно потому, что каждое из наших изделий имеет свою собственную историю.

Работаете ли вы также и со цветными камням? Каков спрос на цветные бриллианты в настоящее время, принимая во внимание то, что цены на них с надбавкой? Каково ваше мнение вообще о бриллиантах (прозрачных/цветных) как об инвестиционном средстве самом по себе?

Да, я постоянно имею дело с цветными камнями, в основном, с желтыми, а недавно со всеми оттенками коричнево-оранжевых, коричнево-желтых, и т. д…

Но в этом регионе цветные камни не пользуются самым основным спросом или предпочтением клиентов. Отсутствие знаний, вероятно, является причиной этого и трудность в оценке стоимости.

Если посмотреть тренд за последние 10 лет, то цветные камни являются самым лучшим инвестиционным средством. Их редкость делает их самыми ценными сразу же, а их дефицит на рынке делает их ценными в долгосрочной перспективе.

С увеличением числа состоятельных людей в мире рост знаний клиентов о драгоценных камнях (через результаты аукционов, журналы и т. д. …), спрос на действительно редкие камни продолжит повышаться. Мы можем видеть это после недавних аукционов Sotheby’s или Christie's. Инвесторы и коллекционеры по-прежнему ищут все самые лучшие камни, и уровни цен либо устойчивые, либо растут.

Дубай является огромным рынком для драгоценных камней и ювелирных изделий, но какова стратегия о нише вашей компании в ювелирной торговле? Если это экспорт, то от каких компаний у вас самый высокий спрос?

Как я уже сказал раньше, мы нацелены на нишевый рынок ценителей, только тех, кто ищет уникальные дизайны и высокое качество изготовления.

Рынок Дубая наводнен «доступными/недорогими» товарами, а наши мастерские настроены не на это. Мы решили удовлетворять очень особые требования по качеству и креативности.

С точки зрения рынка, конечно, ОАЭ стоят у нас на первом месте, затем идет Саудовская Аравия.

excl_02072018_4.png

Каково нынешнее положение дел в сценарии финансирования алмазов в ОАЭ? Принимая во внимание то, что Дубай превращается в крупный центр, кредитные банки могут конкурировать за обслуживание отрасли драгоценных камней и ювелирных изделий в этом регионе. Но учитывая, что банки сейчас проявляют дополнительную осторожность, какова ситуация в настоящее время?

На самом деле не занимаюсь банковским финансированием своей собственной деятельности. Но ясно, что недостаточно средств финансирования для нашего бизнеса и в особенности для небольших компаний.

В Европе есть больше средств финансирования, чем здесь. Но в Европе нормы прибыли оптовиков и ритейлеров тоже гораздо выше, и поэтому больше повышение цен банков и тех, кто занимается управлением рисками.

Система отчетности тоже более развита в Европе, что позволяет банкам легче проверять счета клиентов. В этом отношении, я считаю, что введение НДС поможет, поскольку многим компаниям необходимо в настоящее время иметь ясную отчетность.

Подводя итог, что вы думаете о нынешней мировой алмазной отрасли, учитывая то, что наблюдается спад на некоторых потребительских рынках? Повлияло ли это на ваш бизнес и как?

Алмазный рынок замедляется, вероятно, из-за отсутствия настоящих маркетинговых инвестиций и стратегии. Цветные камни снова в ходу, делая ювелирные изделия более модными, уникальными и прибыльными для ритейлеров. Поэтому драгоценные камни отнимают долю рынка у бриллиантов.

Но что касается любого особого случая в жизни, клиенты возвращаются к бриллиантам. Поэтому я довольно оптимистичен в этом отношении. Если вы продаете правильное качество с правильными сертификатами и правильной стоимости, нет оснований не быть оптимистом.

Люди продолжают жениться, преподносить ювелирные изделия в подарок или покупать ювелирные украшения для себя. Новые потребители покупают много предметов роскоши по всему миру.

Единственное, что изменилось, это то, что они хотят что-то для себя, он хотят покупать законные товары. До сих пор они все больше обращаются к брендам, поскольку бренды отвечают на их запросы с точки зрения законности и внутренней ценности (источники поставок, качество и т. д.), но мы должны следовать примеру крупных участников и предлагать прозрачные товары новому поколению клиентов.

На самом деле, роскошь всегда была вопросом редкости, хорошего качества изготовления, креативности дизайнов и истории. Мы пытаемся придерживаться этих принципов, усвоенных давно. И результатом является то, что наш бизнес растет год от года.   

Аруна Гаитонде, шеф-редактор Азиатского бюро Rough&Polished