Rio Tinto открыла производство на новой алмазной трубке на руднике Даявик

Вчера компания Rio Tinto начала производство на четвертой алмазной трубке, известной как А21, на удаленном заполярном алмазном руднике Даявик (Diavik) в Канаде.

Сегодня

XI Международная ювелирная конференция соберет в Москве лидеров ювелирной отрасли

XI Международная ювелирная конференция, крупнейшее деловое мероприятие для руководителей ювелирных компаний, пройдет 24 сентября в Москве в концертном зале гостиницы «Космос».

Сегодня

Дочерняя компания Lucara сотрудничает с разработчиком алмазных технологий

Lucara Diamond заявила, что ее дочерняя компания Clara Diamond Solutions подписала договор о сотрудничестве с Sarine Technologies, разработчиком технологий в алмазной индустрии.

Сегодня

BlueRock получила средства для урегулирования претензии в размере £230 000, предъявленной бывшим генеральным директором

BlueRock Diamonds, которая владеет алмазным рудником Кареевлей (Kareevlei) в Южной Африке и проводит на нем операции по разработке, заключила контракты о займах с председателем Полем Беком (Paul Beck) и генеральным директором Адамом Воу...

Сегодня

GJEPC готов взять на себя любую ответственность, которую на него возложит государство

Выступая на пресс-конференции в заключительный день ярмарки IIJS 2018, председатель Совета по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий Прамод Агравал и вице-председатель Совета Колин Шах сообщили, что Совет приступил к осуществлению...

Вчера

Нашей первоочередной задачей является лучшее понимание старательской и мелкомасштабной добычи - Элоди Дагузан

04 июня 2018

elodie_daguzan_xx.png«Инициатива развития алмазной отрасли» (Diamond Development Initiative, DDI) - организация, занимающаяся проблемами сектора традиционной алмазной добычи. Недавно DDI назначила своим первым послом доброй воли Элоди Дагузан (Élodie Daguzan).

В настоящее время Дагузан возглавляет отдел коммуникаций и отраслевых связей ювелирной компании Rubel & Ménasché и имеет 17-летний опыт работы в алмазной и ювелирной промышленности. В интервью Rough&Polished Дагузан рассказала о стоящих перед ней задачах и реализуемых DDI программах.

Какие приоритеты Вы определили для себя в качестве посла доброй воли DDI?

Нашей первоочередной задачей в компании Rubel & Ménasché является лучшее понимание старательской и мелкомасштабной добычи (Artisanal and Small-Scale Mining, ASM) и проблем, с которыми сталкивается сектор. Я родом из совершенно другой вселенной. У меня 17-летний опыт работы в алмазном секторе, большая часть которого связана с Rubel & Ménasché, где я развивала свои знания о бриллиантах с технической, промышленной и ювелирной точек зрения. Когда вы находитесь в самом сердце Парижа, как и мы, ASM не является вашей основной областью знаний!

Тем не менее, сектор всегда представлял для меня большой интерес. И с помощью команды DDI и членов правления у меня есть исключительная возможность учиться непосредственно у экспертов.

Нашим вторым приоритетом является повышение осведомленности в ювелирной промышленности о ASM, особенно в секторе высококлассных брендов. Ежедневная борьба представителей ASM почти невозможна для понимания на другом конце трубопровода – со стороны сообщества люксовых брендов. Мы хотим преодолеть этот разрыв путем обмена информацией, знаниями и, в конечном счете, устранения стигматизации этого сектора.

Третий приоритет, и это действительно большая мечта - участие в изменении мышления, которое позволит всей отрасли драгоценных товаров понять, что в наших насущных интересах заботиться о себе самих. Я искренне верю, что реализация возможностей развития ASM может оказать положительное влияние на весь отраслевой сегмент, обеспечивая тем самым более устойчивую среду для всех предприятий по всей цепочке создания стоимости.

Что Вас беспокоит больше всего?

Одна из наших главных забот заключается в том, что мы не можем выделить для этой миссии надлежащее время, которого она заслуживает.

Беспокоит также недостаток понимания и осведомленности о ASM. Требуется проделать много работы, чтобы изменить мышление. Сектор нуждается в нашем внимании, поскольку это наша коллективная ответственность - участвовать и помогать шаг за шагом поддерживать его формализацию.

Но я оптимист, и у меня есть слепая вера в нашу промышленность, поэтому проблемы исчезнут и освободят место для действий. Я польщена поддержкой DDI и горда тем, что представляю Rubel & Ménasché, будучи благодарна руководству, которое дало мне возможность следовать моей страсти.

Что необходимо для совершенствования регулирования традиционной добычи алмазов и создания свободного и открытого рынка для старателей?

Те, кто отвечает за регулирование, а это, в первую очередь страны-производители и Кимберлийский процесс (КП), должны ощущать необходимость в его улучшении. Я думаю, что импульс будет в конечном счете дан обществом. Мы видим это сейчас – с бриллиантами, золотом, минералами, используемыми для производства смартфонов и других технологических устройств.

Но более конкретно есть две вещи, которые имеют решающее значение. Во-первых, это просвещение на уровне работающих на рудниках, во-вторых, - на политическом фронте, что означает побуждение правительств к официальному признанию старательской добычи с тем, чтобы создать правовые рамки, необходимые для функционирования ответственным образом. По сути, необходимы совместные усилия со стороны промышленности и правительств.

Промышленность готова реализовывать программы по наращиванию потенциала и уже делает это. Например, DDI и Антверпенский всемирный алмазный центр (Antwerp World Diamond Centre, AWDC) провели в июне 2017 года в Антверпене совместный тренинг по оценке необработанных алмазов для представителей КП из четырех стран-участниц. Или совсем недавно - пилотный проект GemFair, который De Beers запустила в партнерстве c DDI.

Но отраслевые инициативы не могут преуспеть сами по себе. Они должны иметь возможность опираться на специальную правовую базу, разработанную приверженными этому правительствами, которые четко видят ценность ASM как источника развития.

Проводит ли DDI кампанию по стимулированию спроса на алмазы, добываемые традиционным методом?

На самом деле, это не роль DDI. DDI реализует программы на местах, которые направлены на оказание помощи в формализации старательской добычи и развитии общин, для которых места добычи алмазов является источниками средств к существованию. Именно это является основным мандатом DDI, и в этом ее знания и опыт.

Как обеспечить продажу по справедливым ценам алмазов, добытых старателями?

Опять же, я бы сказала, что это частично связано с образованием. DDI проводит обучение по вопросам оценки алмазов, помогая добытчикам лучше понять, какие алмазы они добывают, и тем самым получить более точную стоимость при продаже этих алмазов. Это имеет первостепенное значение, поскольку образование в конечном счете ведет к расширению возможностей. Справедливая торговля придет через технические знания и опыт диамантера.

Другая часть решения связана с устранением предвзятого отношения к кустарной добыче, поскольку она может вестись этически ответственно, создавая огромное благотворное воздействие на местные общины. Отрасль в целом в настоящее время полностью осознает необходимость решения проблемы формализации ASM, и различные инициативы, предпринятые некоторыми из ведущих игроков, также станут движущей силой в процессе изменения менталитета.

Справедливые цены будут являться следствием востребованности алмазов ASM в силу того, что они в конечном итоге будут способствовать развитию сектора и общин добытчиков алмазов.

Какова рыночная доля алмазов, неофициально добываемых традиционным способом?

Большая часть старательской добычи алмазов осуществляется в так называемом «неформальном» секторе, что означает, что его субъекты избегают налогообложения и сбора национальных экономических данных. Согласно оценке DDI, ее объем составляет от 15% до 20% мирового производства. В стоимостном выражении она менее значительна, однако общая сумма по-прежнему составляет сотни миллионов долларов для сельских общин в развивающихся странах. DDI проводит исследование, которое вскоре позволит предоставить более подробную информацию по каждой стране.

На каком этапе реализации находится поставка на рынок «девелоперских алмазов»?

DDI разработала подробный набор стандартов - Maendeleo - для алмазов, добываемых старательским способом. Эти стандарты разработаны в тесных консультациях с Советом по ответственной ювелирной практике (Responsible Jewellery Council, RJC), рядом отраслевых лидеров, правительствами африканских стран и самими шахтерами. DDI организовала горнодобывающие группы по этим стандартам и мониторинг третьей стороны для обеспечения их соблюдения.

Запущены несколько пилотных проектов для продвижения этих алмазов на рынок, одни более успешные, другие менее. Основная проблема, с которой столкнулась DDI, - это не шахтеры и их приверженность стандартам, а создание надежного маршрута на рынок. DDI работает над пилотными проектами для решения этих проблем и надеется, что GemFair превратит это в реальность.

Какие страны охвачены программами DDI?

Основная деятельность DDI осуществляется в Сьерра-Леоне и Демократической Республике Конго, однако она также ведется в Гвинее и Либерии, и в настоящее время изучаются возможности для деятельности в Кот-д'Ивуаре. Проведены исследования по кустарной добыче алмазов в ряде других стран, таких как Танзания и Гвиана.

Сталкивается ли DDI с проблемой финансирования?

DDI является некоммерческой благотворительной организацией, и у нее никогда не бывает достаточно денег для решения проблем, с которыми сталкиваются в старательском секторе. У организации была очень позитивная поддержка со стороны всей отрасли и от некоторых правительственных спонсоров. Правительство Германии оказывает особую поддержку. Одним из основных препятствий, с которыми приходится сталкиваться в целом, является поиск доноров, понимающих важность устойчивых многолетних программ. Проблемы старательской добычи алмазов не могут быть решены в рамках краткосрочных одно - или двухлетних усилий. Устойчивость требует долгосрочных обязательств.

Как посол доброй воли я могу лишь надеяться на то, что смогу этому содействовать. В компании Rubel & Ménasché, на которую я работаю семь лет, мы оперируем в секторе эксклюзивных ювелирных изделий. Наша компания неповторима в своем роде, это царство профессионализма. При этом опыт - это минимальное требование, а репутация - ваш бесценный ресурс. Этот конкретный сегмент трубопровода имеет реальную заинтересованность в востребованной категории продуктов, поэтому я надеюсь развивать диалог на основе знаний, понимания, которое превратится во взаимную добавленную стоимость и, надеюсь, в приверженность.

Насколько, на ваш взгляд, эффективен Кимберлийский процесс с точки зрения обеспечения транспарентности в торговле алмазами?

Кимберлийский процесс пролил яркий свет на международную торговлю алмазами и сделал невозможным продолжение крупномасштабных операций с алмазами из зон конфликтов. Это принесло столь необходимую прозрачность отрасли. Но любая регулирующая система должна идти в ногу с вызовами, которые неизбежно нарастают, и КП испытывает с этим трудности. КП в настоящее время проходит трехлетний цикл обзора своей деятельности и создал специальный комитет по обзору и реформам для решения вопросов реформирования. Одним из основных направлений деятельности является укрепление механизма коллегиального обзора. Это критический момент, поскольку он позволит надлежащим образом выполнить минимальные требования, которые, в свою очередь, обеспечат странам-участницам более точный контроль за перемещением алмазов между странами.

DDI принимает активное участие в обзоре посредством специальных обязательств и надеется, что предложенные реформы, которые они и другие участники и наблюдатели инициировали, будут приняты участниками пленарной сессии и трансформированы в конкретные практические изменения.

Что может дать технология блокчейн для алмазной промышленности?

Технология блокчейн тестируется несколькими игроками отрасли, в том числе De Beers, которые работают над разработкой отраслевого решения. Насколько я понимаю, блокчейн расширит уже принятые для алмазной отрасли меры, такие как Кимберлийский процесс, предоставляя защищенную от подделок неизменяемую запись о маршруте алмаза по всей цепочке создания стоимости. Это может изменить ситуацию в отрасли при решении некоторых основных вопросов, обсуждаемых в рамках всей цепочки поставок.

Это будет также способствовать сохранению доверия потребителей к алмазам благодаря наличию одной центральной бухгалтерской книги, содержащей неизменную информацию о маршруте алмаза по всей цепочке создания стоимости и гарантирующей его подлинность.

Миллениалы помогают увеличить спрос на синтетические бриллианты, поддаваясь имиджу, созданному их производителями, которые уверяют, что их алмазы не связаны с эксплуатацией труда и не наносят вреда окружающей среде. Вы видите в этом проблему?

К сожалению, реклама синтетических бриллиантов использует затрудненное положение горнорудного сектора в продвижении собственных интересов. Отчуждая ASM, производители синтетических бриллиантов подрывают средства к существованию более 1,5 миллиона человек, работающих в секторе, и это является серьезной проблемой. Маргинализация сектора не отражает ответственной деловой практики и не способствует социальному развитию.

Ответ в том, чтобы не наказывать ASM, а сделать его формальным субъектом экономики, убедившись, что труд старателей справедливо оплачивается, а сами они работают в безопасной и здоровой среде и их труд является экологически чистым.

Решение всех этих задач и является целью DDI!

Алекс Шишло, шеф-редактор Европейского бюро Rough&Polished