АЛРОСА реализовала на аукционе во Владивостоке крупные алмазы на $12,6 млн

АЛРОСА, крупнейшая в мире алмазодобывающая компания, реализовала крупные алмазы специальных размеров (более 10,8 карата) на аукционе во Владивостоке.

Вчера

CTF и GIA запускают цифровые сертификационные отчеты, созданные с помощью блокчейн-технлогии

Chow Tai Fook Jewellery Group и Геммологический институт Америки (Gemological Institute of America, GIA) официально запустили в Гонконге совместный проект, который благодаря использованию блокчейн-технологий впервые предоставит безопасные цифровые...

Вчера

BlueRock сокращает убытки в первом полугодии, добывая больше алмазов на Кареевлей

Убыток BlueRock Diamonds в первом полугодии сократился до £789 000 по сравнению с убытком в прошлом году в размере £1,3 млн, благодаря тому что содержание алмазов в руде увеличилось, а производство начало работать более продуктивно на руднике Кареевлей...

Вчера

Проведение новой алмазной политики в Зимбабве неизбежно

Алмазный закон Зимбабве, созданный с целью улучшить управление сектором драгоценных камней и привлечь больше инвестиций в цепочку поставок, уже осуществляется, сообщает NewsDay, цитируя министра горнорудной промышленности страны Уинстона Читандо (Winston...

Вчера

Компания «АГД ДАЙМОНДС» выходит на международный алмазный рынок

АO «Архангельскгеолдобыча» официально переименовано в АО «АГД ДАЙМОНДС». Об этом сообщается в пресс-релизе компании, распространенном в среду. Изменение фирменного наименования акционерного общества связано с новой маркетинговой политикой и международным...

20 сентября 2018

Перед нами стоит задача пленить воображение будущих поколений бриллиантами

11 декабря 2017

vin_lee_xx.jpgВин Ли (Vin Lee), главный исполнительный директор находящейся в Беверли Хиллз компании Grand Metropolitan, частного холдинга, торгующего предметами роскоши и располагающего портфелем из 130 брендов, довольно легко несет это бремя на своих плечах.

Еще ребенком он эмигрировал из Канады, и у него ушло немного времени на то, чтобы продвинуться в мире предметов роскоши в Соединенных Штатах, зарекомендовав себя солидным бизнесменом.

Помимо своего бизнеса в алмазной отрасли, Вин Ли отслеживает участие своих компаний в благотворительных аукционах, мероприятиях с участием знаменитостей и церемониях с проходом по красной ковровой дорожке. Находясь постоянно в движении, он проводит время в южной Флориде и южной Калифорнии.

В интервью аналитическому агентству Rough&Polished Вин Ли рассказывает о начале своей работы, вхождении в бизнес и о своих надеждах на будущее отрасли.

Пожалуйста, расскажите о себе…

Я приехал в Соединенные Штаты в 1970 году. Мои родители были трудолюбивыми и любящими людьми. Они поощряли меня в поиске разных интересов. Я получил патенты на механические знаки с внутренней подсветкой. Те, которые вы сейчас видите в виде придорожных рекламных щитов, на стенах зданий или на транспортных средствах. Это выросло в отрасль стоимостью $6 млрд по всему миру.

Желая отметить это событие, я пошел к местному ювелиру купить Rolex President. Владелец магазина завалил меня романтическими рассказами о торговле бриллиантами. через несколько часов я уже сделал свою первую инвестицию в ювелирную отрасль. В следующие пару лет я покидал офис этого магазина, прочитав старые номера 25 летней давности журналов National Jeweler, JCK и Modern Jeweler Magazines. Я считаю, что такое уникальное введение в алмазные рынки в сочетании с моими амбициями подтолкнуло меня в отрасль ювелирных брендов.

Могли бы вы описать свой бизнес в Grand Met?

Многим из наших брендов уже больше ста лет, а некоторые существуют с конца 17-го века. Компании Finlay Enterprises принадлежат 20 из TOP 50 розничных ювелирных брендов в Северной Америке. Поскольку Finlay сама по себе является компанией стоимостью в миллиарды долларов, этой группе принадлежат национальные бренды стоимостью в несколько сотен миллионов долларов, например, Whitehall, Crescent, Marks Bros., Lundstrom и Friedman’s Jewelers. Finlay управляла компанией Société Nouvelle d'Achatde Bijouterie (SONAB), некогда крупнейшей во Франции ювелирной компанией универмагов, имеющей свыше 100 демонстрационных залов. В настоящее время мы не управляем реальными магазинами за пределами Северной Америки.


excl_11122017_1.jpg


Пожалуйста, расскажите подробнее о
Finlay. Каков вклад ювелирных изделий в Grand Met?

Finlay поддерживает около 30 разных розничных и потребительских ювелирных брендов. Приведу наш портфель ювелирных компаний: Finlay Fine Jewelers, Diamond Park, Jay B. Rudolph, New York Jewelry Outlet, Park Promenade, Luxuria, Société Nouvelle d'Achatde Bijouterie, Lundstrom Jewelers, Marks Brothers, Whitehall Co. Jewellers, L. Luria & Son, Linz Brothers, Friedman’s Inc., A.A. Friedman, Crescent Jewellers, Bucceli Gem, Ephraim Brasher, Jean Goujon, Missirs, L.D. Giddens & Son, Shifrin-Willens Jewelers, Merksamer Jewelers, Haute Bijouterie, Corrigan’s Jewelers, Sweeney’s Jewelers, Fine Jewelers Guild, Ceylats, Diamonds on Rodeo, Diamonell, Gotthelf, Henricks, Vin Lee Jewelers, Zemil Jewelers, Bailen, DuQuet Jewelers, Goldmans, Stockdale Jewelers, Shreya, Silvermans, Wingrove, Woodstock, Coral Jewelers, Higinbotham, Jewelry Banker, Krisselmeyer, Roskells, Ziaris, Barlow & Eaton, Barclay & Sons, Castleberg’s, S&N Katz.

Был период, когда эти бренды управляли почти 3 000 магазинов. Finlay вносит вклад в размере около 60% активов Grand Met и дает примерно 70% прибыли группы.

Занимается ли Finlay только драгоценными ювелирные изделиями? Имеются ли у вас семейные связи с этой отраслью?

Большинство ювелиров принадлежат ко второму или третьему поколению. Я не принадлежу к их числу. Я прибрел свою первую ювелирную компанию в 1992 году, которая в то время имела 5 розничных магазинов и производство бриллиантов. ликвидность, денежный поток и романтичность этого были привлекательными. Все выглядело заманчиво и очень прибыльно. Мы стали приобретать крупные складские запасы драгоценных металлов и неоправленных камней у оптовиков, производителей бриллиантов и ритейлеров, которые становились банкротами. Большинство ювелирных сетей в Соединенных Штатах строилось на заемном капитале в 1980-е и 1990-е годы. Поэтому финансы действительно стали центрами прибыли для ювелирного рынка Соединенных Штатов. Вертикальная интеграция, эффект масштаба - экономия, обусловленная ростом масштаба производства - и программа, которую я разработал, под названием Vendor Exclusivity (Исключительность продавца), являлись ключевыми принципами, которых мы тоже придерживались.

Finlay участвовала в работе на многих уровнях ювелирного рынка. Хотя мы не имеем дела с бижутерией или синтетическими бриллиантами. Но вы можете встретить наши дизайны на красных дорожках по всему миру. В 2000 году я создал бриллиантовые теннисные серьги (клипсы). Эти изделия, выполняемые на заказ, продаются по $300 000. Они дебютировали на красной дорожке Каннского кинофестиваля как часть наряда членов семьи президента Франции.

Можете ли вы рассказать нам о работе компаний в области их бизнес-стратегий?

excl_11122017_2b.jpgFinlay является вертикально интегрированной компанией, занимающейся как оптовой, так и розничной торговлей. После десятилетий скупки обанкротившихся фирм и складских запасов мы имеем значительные ресурсы. У нас существенное присутствие по всей Северной Америке, например, Finlay, Whitehall, Marks Bros., Friedman’s и Lundstrom Jewelers. Такие бренды, как Diamonds on Rodeo и L.D. Giddens являются культовыми местными брендами. S&N Katz, Jay B. Rudolph и Linz Brothers являются оптовыми продавцами. Мы консолидируем все это в нашу цифровую платформу Лихтенштейна.

Мы состязаемся с онлайновым присутствием компании Signet Jewelers. Их местные и региональные бренды являются целевой страницей (на которую попадает пользователь после нажатия на рекламный баннер) и стимулирует гостей перейти на их сайт Sterling Family of Jewelers. Мы чувствовали, что это будет идеальным курсом действий для наших собственных брендов, поддерживаемых мощными кампаниями в социальных сетях.

Вы производите свои собственные ювелирные изделия? Откуда вы получаете ваши камни?

После десятилетий покупки ювелирных компаний и их складских запасов мы управляем значительными ресурсами. Finlay знаменита управлением складскими запасами и рынком. У нас складские запасы в объеме примерно 100 000 каратов, которые управляются по всем нашим брендам. У нас также есть взаимоотношения с Антверпеном и Россией. Когда необходимо, мы обращаемся к нескольким партнерам в Соединенных Штатах, чтобы получить конечную продукцию.

Каков спрос на цветные бриллианты в настоящее время, принимая во внимание то, что цены идут с надбавками? Каково ваше мнение о бриллиантах как инвестиционном инструменте?

Мы действительно занимаемся цветными бриллиантами, но это не является для нас основным. Очевидно, цена за карат делает это недоступным для большинства потребителей. Такие игроки, как Графф (Graff) и Левиев (Leviev) на самом деле имеют гораздо более сильные рычаги воздействия на этом рынке, чем мы. Мне недавно предложили красный бриллиант за $50 млн без какого-либо торга по цене. за такую цену мы могли бы купить регионального конкурента, добавив 100 магазинов и $100 млн в виде поступлений. Поэтому, конечно, такая сделка нам не подходила.

Будущее алмазной отрасли совпадает с будущим компании Finlay. Я был в Москве на G20 в начале публичного размещения акций АЛРОСА. У нас огромный интерес к работе с АЛРОСА. К сожалению, нынешняя политическая обстановка не позволяет это делать. В настоящее время слишком трудно продавать российские алмазы и бриллианты в Соединенных Штатах. В течение 11 лет нашей целью было обеспечение долгосрочных контрактов на покупку бриллиантов на сумму $500 - $700 млн в год для Североамериканского рынка.

Какую лабораторию вы используете для сертификации ваших камней?

excl_11122017_1a.jpgЛично я предпочитаю камни, сертифицированные Геммологическим институтом Америки (GIA). Я очень доверяю их работе. При этом у меня был огромный опыт работы с Международным геммологическим институтом (IGI) и Европейской геммологической лабораторией (EGL). Видно, что многие из наших отношений с поставщиками длились десятилетиями и строились на доверии.

Я призываю всех, кто собирается совершить покупку, чтобы они проверяли, что бриллиант сертифицирован. Это самая лучшая возможность взять два уникальных произведения искусства и сравнить их на одинаковой основе. Такие организации, как GIA и AWDC, помогают создать доверие к нашей отрасли и к нашему продукту.

США являются огромным рынком для драгоценных камней, бриллиантов и ювелирных изделий. Каково уникальное торговое предложение вашей группы?

Североамериканский рынок составляет $100 млрд. Эта цифра делится на примерно 26 000 ювелиров, и нашими крупнейшими конкурентами являются Zales и Sterling Jewelers, принадлежащие компании Signet и имеющие 3 000 магазинов и поступления в размере $6 млрд ежегодно.

За последнее столетие наша историческая компания заработала около $50 млрд от тысячи магазинов и десятков миллионов покупателей. Мы опираемся на эти поколения. Кроме того, наша покупательская способность и размеры складских запасов по нашим 30 брендам позволяют нам иметь значительную экономию и осуществлять контроль. Наше уникальное торговое предложение также включает брендированный товар, которого нет у других ювелиров.

Каков спрос на существующем ювелирном рынке Соединенных Штатов? Увеличилось ли потребление ювелирных изделий со времени спада в прошлом?

Учитывая вступление в 4-й квартал 2017 года, этот вопрос является самым насущным. Я считаю, что на алмазном рынке существует недостаток внимания и руководства. Поставщики не знают, как общаться с поколениями, которых они хотят привлечь в качестве будущих потребителей на всю жизнь. Они продолжают полагаться на бэби-бумеров в плане объема своих продаж. Нам нужны свежие средства общения и средства в отрасли для потребителей и розничной торговли, или к 2020 году все будут покупать бижутерию друг для друга.

excl_11122017_2.jpg

Все в отрасли сейчас стремятся пополнить складские запасы, соблюдая волшебный баланс между классическим надежным и трендовым популярным товаром. Я вижу, что рынок дорогостоящих товаров будет устойчивым в конце этого года. одновременно с этим во время праздничного сезона будут популярны товары, продающиеся по более умеренной цене. я сосредоточен на силах, носящих больше внешний характер, например, экономике, ценах на товары и влиянии на политическую обстановку, что определяет, насколько устойчивым будет средний рынок в следующем квартале.

Работает ли Finlay также и в интернете?

Одним из самых волнующих событий в последние годы в компании Grand Met была наша онлайновая инициатива. Универмаг в Лихтенштейне прекрасно подошел нам для распространения на глобальную цифровую платформу. Наши амбиции заключались в том, чтобы предлагать предметы роскоши и услуги класса «люкс» не только нашим имеющимся североамериканским клиентам, но и всему миру. Если 24 Sevres компании LVMH и Net-A-Porter компании Richemont предлагают товар от десятков ателье, которые выставлены в тысяче магазинов по всему миру, вы найдете наши бренды в интернете только в Лихтенштейне.  

Каково ваше мнение о современной алмазной отрасли в мире?

Если бы наш бизнес-план заключался в том, чтобы просто продавать много ювелирных украшений, я считаю, что мы были бы обеспокоены неустойчивостью в глобальной алмазной отрасли, особенно если бы мы создали свое предприятие на миллиарды заемных денег, как делали многие наши современники. Finlay стремится преобразовать существующую модель распределения бриллиантов и совершить переворот во всей отрасли стоимостью $100 млрд. На это потребуется $3 млрд средств и благоприятные политические отношения между Северной Америкой и Россией.

Для того, чтобы добиться успеха в следующем столетии, отрасли нужно начинать сосредоточивать свое внимание на миллениалах и на том, как они взаимодействуют с брендами и торговлей. Чрезвычайно важное значение имеют крупные инвестиции в отправку сообщений, мобильную связь и микроплатежи.

Кто является лицом алмазной отрасли в Северной Америке? Европе? Азии? В мире?

Я нахожу поразительным отсутствие видимого лидерства на рынках бриллиантов и ювелирных изделий и в широких слоях населения. Я считаю, что De Beers в течение десятилетий была лидером, когда принадлежала семейству Оппенгеймеров (Oppenheimer). В настоящее время она раздроблена и расколота. Большинство людей не знакомы с Чен Юй-туном (Cheng Yu-tung из Chow Tai Fook), Ниравом Моди (Nirav Modi из Firestar) или Вином Ли (из Finlay Enterprises).

Аруна Гаитонде, шеф-редактор Азиатского бюро Rough&Polished