В марте АЛРОСА выручила $357 млн от продаж алмазного сырья и бриллиантов

В распространенном в пятницу компанией сообщении говорится, что общий объем продаж алмазно-бриллиантовой продукции АЛРОСА в марте составил $357 млн, в том числе алмазного сырья – $345 млн, бриллиантов − $12 млн.

09 апреля 2021

COVID-19 подстегнул интерес ритейлеров к роботизации бизнеса – опрос

Шестьдесят четыре процента ритейлеров, в том числе 77% крупных розничных торговцев, назвали для себя важной задачей иметь четкую, выполнимую и бюджетную стратегию внедрения робототехники в 2021 году. Почти половина респондентов заявили, что будут...

09 апреля 2021

BlueRock выпустила новые акции в счет погашения кредита, полученного от бывшего генерального директора

BlueRock Diamonds, которая владеет и управляет алмазным рудником Кареевлей (Kareevlei) в Южной Африке, выпустила 61 013 обыкновенных акций по цене 0,43 фунта стерлингов, чтобы частично покрыть выплату процентов и премию в рамках расчетов в соответствии...

09 апреля 2021

Eastplats завершила реконфигурацию и оптимизацию малого контура переработки МПГ

Компания Eastern Platinum (Eastplats), зарегистрированная на Йоханнесбургской фондовой бирже (Johannesburg Stock Exchange, JSE), заявила, что недавно завершила реконфигурацию и оптимизацию малого контура переработки металлов платиновой...

09 апреля 2021

Первая в мире «Серия семинаров по идентификации бриллиантов» будет запущена 9 апреля в прямом эфире

Премьера межконтинентальной образовательной серии вебинаров по бриллиантам состоится в пятницу, 9 апреля 2021 года, когда платформа BrankoGems.com начнет работу Advanced Diamond Online Academy (Продвинутой онлайн-академии по бриллиантам).

08 апреля 2021

Гаэтано Кавальери: «В долгосрочной перспективе спрос на алмазы будет стабильно расти»

25 сентября 2017

gaetano_cavalieri_fullsize.jpgВсемирная ювелирная конфедерация (Confédération International de la Bijouterie, Joaillerie, Orfèvrerie des Diamants, Perles et Pierres - CIBJO) представляет ювелирную отрасль, начиная от добычи драгоценных металлов и камней и заканчивая реализацией готовой продукции. Членами конфедерации являются национальные ювелирные ассоциации из более чем 40 стран, в том числе из России. В 2006 году CIBJO стала единственной организацией, получившей официальный статус консультанта Экономического и Социального Совета ООН по вопросам развития мировой ювелирной отрасли. На вопросы Rough&Polished о своем видении ситуации в алмазной индустрии отвечает президент Конфедерации Гаэтано Кавальери (Gaetano Cavalieri).

Каковы ключевые вопросы в повестке дня ежегодного конгресса CIBJO в начале ноября в Бангкоке?

Есть ряд важных вопросов, некоторые из которых будут рассмотрены на генеральной сессии, а другие - на заседании нашей Алмазной комиссии.

Вопросы, которые будут подниматься на генеральной сессии, в значительной степени связаны с корпоративной социальной ответственностью, а точнее с мерами, которые необходимы для защиты целостности цепочки отраслевых поставок. У CIBJO, охватывающей всю ювелирную промышленность, панорамное видение вызовов с пониманием, что в защите нуждается моральная чистота не только бриллиантов как торговой категории, но и цветных драгоценных камней, драгоценных металлов, жемчуга и кораллов. Это основано на понимании того, что, если моральная чистота какого-либо компонента ювелирного изделия находится под угрозой, это отражается на ценности его как такового.

Заседание Алмазной комиссии будет в значительной мере целенаправленным и посвящено обсуждению вопросов, относящихся к алмазному сектору, в том числе обновлению «Голубой книги» стандартов классификации и номенклатуры, что мы делаем ежегодно. На предстоящем конгрессе особое внимание будет уделяться формулировкам, применяемым для определения и описания бриллиантов, что является абсолютно важным компонентом кампании по надлежащему разграничению природных и синтетических товаров.

Как может новое законодательство ЕС по конфликтным минералам повлиять на торговлю ювелирными изделиями?

Еврокомиссия, скорее всего, в начале следующего года выдаст надлежащие указания, но цель нового законодательства состоит в том, чтобы не менее 95 процентов импорта золота в ЕС было охвачено новыми требованиями.

Это означает, что только небольшие компании, которые опускаются ниже определенного порога, который еще должен быть установлен и, предположительно, периодически корректироваться, будут обязаны внедрять механизмы должной осмотрительности, соответствующие системе, утвержденной Еврокомиссией. И если они покупают у неодобренных Евросоюзом плавильных или перерабатывающих производств, они будут также подвергнуты мониторингу третьей независимой стороны.

Таким образом, на данном этапе не ясно, на какой процент европейских ювелиров это повлияет, но в отличие от американского закона Додда-Франка, законодательство ЕС затронет не только официально зарегистрированные компании.

Порог в 95 процентов будет зависеть от объема импорта в любой конкретный год. Следовательно, при его корректировке ювелиры могут оказаться вовлеченной или неожиданно освобожденной стороной. Кроме того, как и в соответствии с законом Додда-Франка, любая компания, поставляющая товары импортеру из ЕС, который подпадает под действие нормативных актов, будет обязана сама проявить должную осмотрительность, чтобы продемонстрировать, что ее поставки не запятнаны конфликтом. Это означает, что новое законодательство значимо не только для Европы, но и на международном уровне.

При такой степени неопределенности наш совет заключается в том, что каждой компании, продающей золото или компоненты золотых ювелирных изделий для компаний, базирующихся в ЕС, следует ознакомиться с законодательством, и мы упорно работаем, чтобы просвещать об этом индустрию. В рамках этих усилий мы совместно с Italian Exhibition Group организуем 24 сентября в Виченце тематический семинар, а также вместе с Лимерикским университетом разрабатываем инструментарий, который поможет ювелирам понять и привести свой бизнес в соответствие с новым законодательством.

Можно ли сказать, что алмазный рынок наконец-то восстановился после спада 2014-15 годов?

Это зависит от географии. В США, безусловно, был рост, и на самом деле сила доллара США подавила рост в других местах.

Однако в принципе Китай и Япония выглядели более многообещающе, и даже Европа демонстрирует признаки восстановления. Но рынки остаются депрессивными в регионе Персидского залива, а также в Индии, хотя там проведенная правительством демонетизация сказалась на рынке в 2016 году, и это в действительности не отражается на основном потребительском спросе.

Считаете ли вы возможным дефицит необработанных алмазов в будущем?

В принципе это, конечно, возможно, хотя, скорее всего, не произойдет так быстро, как некоторые предсказывали, отчасти из-за замедления на рынке за последние два года.

Но в долгосрочной перспективе спрос на алмазы будет расти стабильными темпами, что обусловлено повышением благосостояния в таких странах, как Китай и Индия. И если это произойдет вкупе с недостаточным ростом предложения необработанных алмазов, то дефицит может случиться.

Как лучше сохранить существующий баланс между спросом и предложением?

Я не думаю, что есть волшебные решения. Было время, когда алмазный рынок работал, как картель, и в качестве единственного доминирующего поставщика алмазного сырья компания De Beers могла корректировать снабжение для удовлетворения тех потребностей, которые, по ее мнению, составляли рыночный спрос, в зависимости от чего цены оставались стабильными или росли в устойчивом темпе. Но это время давно миновало.

Как и в случае с любым товаром, должен быть рынок, который регулирует спрос и предложение. Если возникнет, как предполагалось, дефицит алмазного сырья, цены вырастут. Но поскольку речь идет не о товаре первой необходимости, в один из моментов потребитель решит, что цены слишком высоки. Это взаимосвязь должна создать правильный баланс.

Я говорю «должен быть», потому что в цепи поставок есть более слабые звенья, которые искажают этот процесс. Например, существует поддерживаемое многими мнение, что как производители алмазного сырья, так и розничные торговцы ювелирными изделиями извлекают преимущества за счет производителей бриллиантов, которым приходится нести на себе бо́льшую часть бремени дисбаланса.

Согласны ли Вы с мнением, что, поскольку бриллианты вовсе не являются предметами повседневной необходимости, весьма вероятно, что в случае даже небольшого роста располагаемого дохода люди предпочли бы купить какие-то предметы первой необходимости или выбрать какой-либо другой популярный предмет роскоши?

Во-первых, мое предположение состоит в том, что располагаемый доход включает только тот капитал, который остается после приобретения предметов первой необходимости. Однако в качестве товара класса «люкс» бриллиантовые ювелирные изделия прочно зарекомендовали себя таковыми на долгосрочную перспективу, и это должно оставаться так до тех пор, пока мы не упустим мяч - с точки зрения маркетинга.

Это не обязательно должен быть выбор «или – или». Потребители могут приобрести электронику и экзотический тур на каникулы, а также ювелирные изделия. Наша работа заключается в том, чтобы убедить рынок, что есть периоды, когда ювелирные изделия всегда являются надлежащим выбором.

Что требуется для поддержания репутации бриллиантов?

Проще говоря, вести бизнес надлежащим и прозрачным образом, обеспечивать разумную защиту интересов всех субъектов бизнеса по всей цепочке распределения.

Это означает не только обеспечение соответствия необработанных алмазов требованиям Кимберлийского процесса. Это означает, что вы также должны соответствовать правилам противодействия легализации денег, полученных преступным путём; принимать собственные антикоррупционные меры; гарантировать здоровье и безопасность работников в соответствии с принятой трудовой практикой; проводить рациональную экологическую политику; в полной мере раскрывать присутствие синтетических и облагороженных камней, а также принимать активное участие в поддержке благосостояния субъектов нашей отрасли, в частности, в странах, где ведется горная добыча и сосредоточены производственные мощности.

Вы разделяете мнение, что алмазная промышленность сталкивается с растущей проблемой повторного использования бриллиантов?

Мы должны сделать так, чтобы повторное использование бриллиантов не бросало вызов отрасли, а открывало возможности, в частности на рынке, где поставки приемлемого алмазного сырья могут стать проблемой.

Но, как и в случае со многими другими вещами, наш успех в маркетинге природных бриллиантов будет играть решающую роль. Пока бриллиант сохраняет свою эмоциональную ценность в качестве вечного символа любви и приверженности, маловероятно, что на рынок попадут неконтролируемые объемы повторно переработанных бриллиантов.

Ожидаете ли вы увеличения доли ювелирных украшений с бриллиантами на рынке?

Это зависит от того, что вы имеете в виду. Если вы говорите о доле бриллиантовых драгоценностей в продажах ювелирных изделий в целом, я не ожидаю, что она увеличится, хотя объем продаж ювелирных изделий с бриллиантами, скорее всего, вырастет довольно значительно. Где мы могли бы видеть рост доли, так это в стоимостном выражении при условии, что цены на бриллианты опережали бы рост цен на золото и платину.

Если вы имеете в виду долю бриллиантовых украшений относительно продажи предметов роскоши в целом, то можно ожидать рост, и это, скорее всего, произойдет на быстро развивающихся рынках, таких как Китай и Индия. Опять же, это будет зависеть от того, насколько успешны мы на маркетинговой арене.

Можем ли мы говорить, что мировой ювелирный бизнес сталкивается с проблемами ликвидности?

Ювелирные компании определенно находятся под давлением по целому ряду причин, включая банковские правила «Базель III», которые имеют тенденцию дискриминировать мелкие и средние фирмы.

Но, в конечном счете, то, что создало эту ситуацию - это то, каким способом перерабатывающий сегмент алмазопровода не по собственной воле был вынужден взять на себя обязательства по гарантированному возврату денежных средств, являющихся двигателем торговли. Это стало результатом того, что производители алмазного сырья требуют от производителей бриллиантов производить оплату наличными, в то время как розничные торговцы ожидают получить от них бриллианты на реализацию, а также выгодные условия оплаты. Результатом стало последовательное сужение прибыли перерабатывающего сегмента отрасли и, в свою очередь, его платежеспособности.

Пока эта проблема не будет решена надлежащим образом, ликвидность, скорее всего, останется проблемой.

Алекс Шишло, шеф-редактор Европейского бюро Rough&Polished