Tiffany & Co представляет новую ювелирную коллекцию

Компания Tiffany & Co, входящая в группу LVMH,  выпустила новую ювелирную коллекцию под названием Tiffany Knot («Узел Tiffany»). Новая линия украшений, пополнившая список знаковых проектов Tiffany & Co, замыслена как дань уважения Нью-Йорку...

Сегодня

BlueRock Diamonds увеличила выручку в четвертом квартале

Компания BlueRock Diamonds, которой принадлежит алмазный рудник Кареевлей (Kareevlei) в Южной Африке, увеличила свою выручку в четвертом квартале на 68% благодаря более высоким ценам на алмазы. Алмазодобывающая компания заявила, что заработала...

Сегодня

De Beers снова поднимает цены на алмазы

По сообщениям СМИ, компания De Beers повысила цены на алмазы на своей первой в этом году торговой сессии в Габороне, Ботсвана. Информационное агентство Bloomberg сообщает со ссылкой на неназванные источники, осведомленные о происходящем, что De Beers...

Вчера

Алмазы помогают увеличить ВВП Ботсваны

Рост спроса на алмазы помог реальному ВВП Ботсваны вырасти на 8,4% в третьем квартале 2021 года по сравнению с тем же периодом годом ранее, когда реальный ВВП упал на 4,5% из-за пандемии COVID-19.

Вчера

Namdia более чем удвоила выручку, несмотря на пандемию COVID-19

Согласно сообщениям местных СМИ, компания Namib Desert Diamonds (Namdia) увеличила свою выручку на 120%, несмотря на пандемию COVID-19. Однако никаких данных на сей счет предоставлено не было, и пока неясно, в каком отчетном периоде зарегистрирован...

Вчера

«В Танзании нет нелегальной добычи танзанита»

28 августа 2017

excl_28082017_xx.jpgRichland Resources, которая полностью владела компанией TanzaniteOne до тех пор, пока танзанийское правительство не заставило ее уступить половину своей доли государственной горнодобывающей корпорации State Mining Corporation (STAMICO), ушла из страны в 2015 году, чтобы полностью сконцентрировать свои усилия на операциях в Австралии.

Официальное оформление совместного предприятия с Stamico в декабре 2013 года позволило Richland получить гарантии, что нелегальные горные добывающие фирмы на Блоке «С» (Block C) будут убраны, что позволит реинвестировать в горнодобывающую инфраструктуру и, следовательно, повысить объем производства.

Но ввиду того, что Richland назвала «бездействием правительства», она продолжала испытывать перебои на большинстве отведенных участков горной добычи, находящихся в зоне действия лицензии на горную добычу.   

До ухода компании из страны она жаловалась на «значительный» рост нелегальной подземной добычи на своем тогда совместном предприятии по добыче танзанита.

Richland заявляла, что нелегальные старатели вторгаются на подземные участки с соседних блоков, представляя угрозу ее работникам.

Но местные дилеры не видят никакой проблемы нелегальной добычи танзанита в стране, как считает Richland.

Бахати Моллел (Bahati Mollel), управляющий по маркетингу компании Begoti Enterprises, заявил аналитическому агентству Rough&Polished, что жалобы компании Richland на незаконную горную добычу являются обманом, и фактический уход компании из страны объясняется тем, что она сняла достаточный «урожай».

Он также прокомментировал вызовы, с которыми сталкиваются компании в ходе маркетинга ограненного танзанита.

Моллел считает, что есть необходимость для местных предприятий добиваться соответствия международным стандартам в целях обеспечения доступа их камней на международные рынки.

Ниже приводятся выдержки из беседы:

Вы как дилеры какими драгоценными камнями в основном торгуете?

Танзанитом. Мы также занимаемся красными гранатами и некоторыми другими минералами.

Откуда вы получаете танзанит для себя?

Мы покупаем у Merelani и продаем камни на разные рынки.

В какие страны вы обычно продаете ваши танзаниты?

Самым лучшим рынком является Таиланд, а также кенийцы покупают наши камни.

Вы, как покупатели, с какими трудностями сталкиваетесь?

Рынки, иногда вы можете производить большие объемы, но рынок очень слабый, поэтому нам необходимо иметь хороший рынок.

Что еще сдерживает вашу работу?

Нам не хватает квалифицированных огранщиков, но у нас в настоящее время есть учреждения, где наши парни [и девушки] проходят обучение, как проводить огранку камней, и я уверен, что в ближайшем будущем у нас будут очень хорошие конечные продукты.

Предметом многих дебатов в Танзании стал вопрос об оплате местными дилерами НДС, что дает иностранным покупателям конкурентное преимущество над вами (прервано)

Местные покупатели из Танзании платят НДС в размере 18 процентов, а иностранные покупатели не платят. Поэтому мы не можем конкурировать с ними, когда дело касается цен, и в конце концов, мы много теряем. Нам иногда это не понятно. Иностранец, который, в конечном итоге, покупает наш продукт, не платит 18-процентный НДС, а местный покупатель платит НДС.

Каково качество камней, которые вы получаете от некрупных добывающих компаний?

Мы покупаем сырье в таком виде, как оно поступает, мы не имеем возражений по поводу состояния, но мы предпочитаем хорошее качество. Мы покупаем чистые или не чистые. Но мы были бы рады получать чистые камни, потому что именно на этом мы собираемся получать большие прибыли.

Посредников, подобных вам, часто обвиняют в том, что они «обирают» мелкие компании по добыче танзанита. Каковы ваши комментарии по этому вопросу?

Это то, что мы называем пропаганда, потому что вас никто не заставляет продавать кому-то, можно продавать кому угодно. Мы не заставляем продавать под дулом пистолета. Вы выкладываете свои камни на стол, мы их взвешиваем, проверяем чистоту и качество. После этого мы приходим к соглашению, а если мы не достигаем согласия, то вы можете продать кому-то другому, кто может дать вам цену получше. Это очень открытый бизнес.

Поэтому с точки зрения незаконной добычи, как вы определите, что камни, которые вы покупаете, не были добыты нелегально? Более крупные добывающие компании, например, TanzaniteOne, когда ее контролировала компания Richland Resources, жаловалась на вторжения на ее участки мелких добывающих фирм, и все кончилось, в результате, уходом из страны… (прервано)

На самом деле, они ушли из страны не из-за нелегальной горной добычи, они ушли потому, что они собрали достаточный урожай и были удовлетворены тем, что получили. Поэтому они решили уйти.

Давайте вернемся к моему вопросу о нелегальной горной добыче, как вы определяете, что камни, которые вы покупаете, не были добыты нелегальным путем?

У нас нет нелегальной горной добычи. У нас есть в стране некрупные и крупные горнодобывающие компании. Танзанит – это танзанит, стандарты одинаковые.

Так, вы говорите, что все сообщения о нелегальной добыче, сделанные Richland, были ложными?

Ничего такого нет, я хочу, чтобы вы поехали туда и посмотрели, потому что слишком много рассказывают об этом. Они говорят о танзаните так: «он добывается маленькими детьми», и т. д. Я хочу, чтобы вы могли просто поехать туда сами и посмотреть. Они просто пытаются монополизировать рынок и брендировать камни, указывая, что они от компании Tanzaniteone и что это настоящий танзанит, а если нет такого логотипа, то он не настоящий.

Что делает правительство для оказания помощи в организации своего бизнеса, потому что при торговле вы платите налог в казну?

У нас хорошая инфраструктура на участке горной добычи, у нас новое гудронированное шоссе. Дорога была очень ухабистая и трудно было добираться туда, нужно было иметь внедорожник. Туда проедешь три-четыре раза, и автомобиль ломался. Сейчас у нас чистое шоссе, очень ровное, по крайней мере, мы должны поблагодарить за это правительство.

Кроме инфраструктуры там, что еще они сделали?

На самом деле, инфраструктура является самым важным вопросом на сегодня. Сейчас они работают над водоснабжением.

Я понимаю, что у вас есть цех, где вы проводите огранку и полировку драгоценных камней… (прервано)

Да, у нас есть, в настоящее время у нас работает 19 человек, и все они из Танзании.

Процветает ли бизнес, что касается огранки и полировки? Получаете ли вы достаточно поставок сырья от некрупных добывающих компаний?

Ну, невозможно получать достаточно поставок от некрупных добывающих компаний все время, нет, это очень трудно. Знаете, сейчас надо идти очень далеко вглубь, и затраты растут. Все меняется почти каждый день, становится труднее. Мы получали их с глубины 200 – 250 м или 300 м, сейчас это 700 м, и можно даже идти дальше до 1 200 м, а другие до 2 000 м и глубже.

Не создает ли это опасности для горнорабочих?

В настоящее время большинство шахтеров очень хорошо оснащены, не так как в прошлом. Новое оборудование, новые технологии и шахты очень хорошие. Это отличается от того, что они привыкли производить раньше, хотя это очень дорого, это единственный путь получить очень хорошее производство.

Хороший спрос существует на ограненные камни или на сырье?

Когда люди приходят, они обычно ищут неограненные камни, заявляя, что «ваша огранка не хорошая, она не отвечает международным стандартам». Они рассказывают слишком много историй, поэтому просят низкую цену, но мы благодарны правительству за то, что не разрешает вывоз сырья. Предлагаешь свой танзанит, а вам говорят: «О, это из Африки, плохая огранка, и у нас достаточно, идите и посмотрите в ящике, посмотрите»! Возвращаешься очень расстроенный. Но то, что нам нужно, так получить хорошую подготовку на стороне: это Шри Ланка и Таиланд.

Так, вы только что мне сказали о трудностях в продаже ограненных и полированных камней, что вы делаете для того, чтобы не продавать камни за гроши?

Мы стараемся сделать что-то, что может конкурировать на рынке, конечный продукт со всеми качественными характеристиками. По меньшей мере 90 процентов того, что требуется там, и правительство пригласило несколько специалистов из Шри Ланки и других стран для проведения обучения. Сейчас они здесь, они собираются обучать наших мужчин и женщин. Я надеюсь, что у нас все будет хорошо в огранке и полировке. Мы собираемся совершенствоваться.

На какие новые рынки вы нацеливаетесь?

Растет китайский рынок, дело в том, что они не предлагают хороших цен.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро, Rough&Polished