Namdia не будет продлевать спорный контракт на оценку алмазов

Намибийская государственная компания Namib Desert Diamond (Namdia) не будет продлевать контракт Nuska Technologies по оценке алмазов, сообщают местные СМИ со ссылкой на высокопоставленного правительственного чиновника.

Сегодня

COVID-19 подрывает деятельность горнодобывающих компаний ЮАР

Южноафриканский производитель платины компания Wesizwe сообщила, что пандемия COVID-19 серьезно сказалась на использовании двух подземных стволов на ее руднике Бакубунг (Bakubung) в Северо-Западной провинции страны.

Сегодня

Индия вводит обязательное клеймение золота с 1 июня

Согласно сообщениям СМИ, правительство Индии готово ввести обязательное клеймение золотых украшений и других изделий из золота с 1 июня 2021 года.

16 апреля 2021

В марте в Зимбабве выросла добыча золота

Компания Fidelity Printers and Refineries (FPR), являющаяся подразделением Резервного банка Зимбабве, сообщила, что в марте 2021 года поставки золота на аффинаж выросли на 54,57%, до 1,8 тонны по сравнению с 1,17 тонны в предыдущем месяце...

16 апреля 2021

Botswana Diamonds планирует вторую очередь бурения шести скважин на проекте Торни Ривер

Компания Botswana Diamonds, зарегистрированная на двух биржах, сообщила, что на следующей неделе начнет вторую стадию программы бурения шести скважин на своем алмазном проекте Торни Ривер (Thorny River) в провинции Лимпопо в Южной Африке. Ожидается...

16 апреля 2021

KGK заявляет, что у Ботсваны недостаточно мощностей и опыта для производства ювелирных изделий с бриллиантами

07 августа 2017

omphile_masuku_xx.jpgВ 2014 году KGK Diamonds Botswana открыла свои предприятия в Ботсване, являющейся вторым крупнейшим производителем алмазов в мире с точки зрения стоимости,  и в настоящее время проводит огранку и полировку алмазов, получаемых от Diamond Trading Company компании De Beers.

Омфиле Масуку (Omphile Masuku), представитель компании, сказала в интервью, данном Мэтью Няунгуа из Rough&Polished, что в настоящее время Ботсвана не является такой успешной, как Индия и Бельгия, в производстве ювелирных изделий с бриллиантами. Поэтому после огранки бриллиантов в Ботсване их отправляют в Индию и Бельгию для того, чтобы там происходило дополнительное добавление стоимости. 

Но она также сказала, что есть возможность для того, чтобы компания в будущем стала производить свои собственные ювелирные изделия с бриллиантами.

Ниже приводятся выдержки из этого интервью.

Можете ли вы пролить свет на вашу деятельность как KGK Diamonds Botswana?

KGK Diamonds Botswana является компанией, усилия которой сосредоточены на огранке и полировке. Она была создана в 1905 году в Индии, и мы открыли свои предприятия в Ботсване только в 2014 году, поэтому у нас есть офисы и филиалы в Намибии, ЮАР, Бельгии и Индии. Так, в Ботсване мы получаем алмазы от DTC… Мы гарантируем, что алмазы подлинные, на них есть сертификат и они настоящие, поэтому мы берем их у DTC. Мы получаем их в таком виде, в котором они существуют, доставляем их в свою компанию, где проводится их огранка и полировка. Поэтому мы планируем работу с нуля, мы получаем их в виде кусков, и нам нужно знать, как мы будем проводить их огранку, где мы будем проводить их огранку и что получится из них, сколько каратов и т. д. После огранки и полировки отсюда они отгружаются в наши другие филиалы в Бельгии и Индии для дальнейшей обработки, будь это производство бриллиантов, ювелирных изделий или колец и все такое прочее, так что вот этим мы и занимаемся.

Итак, вы, в основном, просто проводите огранку и полировку, и вы не производите каких-либо ювелирных изделий в Ботсване?

Мы в основном просто проводим огранку и полировку. Все отгружается в Бельгию и Индию, потому что именно они специализируются на изготовлении ювелирных изделий. Мы здесь специализируемся на огранке и полировке. 

Есть ли планы по производству ювелирных изделий в этой стране?

Может быть, в будущем, потому что мы изучаем рынок в Ботсване, и мы еще новая компания и нужен опыт здесь также и в производстве ювелирных изделий. Я не думаю, что он здесь такой же большой, как в Индии и Бельгии, где они уже имеют производства с налаженной работой и действуют свыше 15 лет. Поэтому здесь, я считаю, сначала мы хотим обосноваться с точки зрения огранки и полировки, а потом расширяться, если дела пойдут хорошо. 

Вы проводите огранку и полировку алмазов каких размеров?

Мы проводим огранку камней от 0,14 карата до 20 каратов.

Вы заказываете алмазы у DTC предварительно?

Мы покупаем только во время проведения продаж для сайтхолдеров раз в месяц, а предварительный заказ сделать невозможно. Алмазы выставляются для показа, и вы покупаете то, что видите.

Сколько каратов алмазов вы покупаете в среднем каждый месяц?

Вероятно, свыше 2 000 каратов в месяц.

В прошлом году в Ботсване закрыли свои производства некоторые хорошо известные фирмы по огранке и полировке. С какими трудностями столкнулся этот сектор?

Я считаю, что трудность представляли цены на алмазы. Цены на алмазы повысились, что привело к закрытию компаний. Они больше не могли позволить себе покупать алмазы у DTC … Я не совсем уверена, в чем все дело, но я знаю, что из-за высоких цен на алмазы компании закрывались, поскольку они не смогли бы получить прибыль. Есть компания, например, которая называется ТМС (Teemane Manufacturing Company), которая закрылась. Она являлась одним из крупнейших работодателей, в ней трудились свыше 300 работников.

Как вам удается работать в таких сложных условиях?

Я думаю, мы пришли в то время, когда люди уже сделали инвестиции… Я бы не сказала, что мы чувствовали влияние [высоких цен на алмазы, поскольку] нам придавал уверенности тот факт, что есть люди, руководящие компанией с большим опытом из ЮАР и Намибии, где рынок тоже был неустойчив, так что они имели опыт, и когда люди закрывали компании, мы как раз начинали работу, мы просто оседлали волну, скажем так.

Какова ваша общая оценка состояния бенефикации алмазов в Ботсване?

Она развивается, потому что сейчас открываются компании, хотя не такими темпами, как раньше, когда был расцвет. Есть ощущение того, что возможности есть, в отличие от времени три года назад, когда мы все только начинали - люди тогда спрашивали: «Зачем вы этим занимаетесь»? Но сейчас все нормально, есть будущее.
 
Каковы ваши взаимоотношения с алмазным центром?

У нас с ними хорошие отношения, они стараются помогать нам, сколько могут, особенно тогда, когда мы просим иностранных специалистов… Хотя у нас и были определенные проблемы, например, когда наши заявки долго рассматривались или вообще не утверждались, то они действительно очень помогали.

Сколько у вас рабочих?

У меня 117 рабочих, из которых 40 – иностранные специалисты, а остальные - местные рабочие. Иностранные специалисты в основном обучают, но они также занимаются огранкой и полировкой. У нас есть станки, которых не было в нашей стране, поэтому они обучают наших местных рабочих.

Заглядывая в будущее, какой вы видите свою компанию, скажем, через пять лет?

Я хотела бы, чтобы руководство было здесь, чтобы рассказать об этом. Но, вероятно, мы расширимся, мы сейчас решили купить участок (земли) для строительства своего собственного здания, поэтому мы сможем нанять больше людей и получше обосноваться. Таковы планы на будущее.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро Rough&Polished