Lucapa Diamond увеличила ресурсы алмазов на руднике Луло на 35%

Lucapa Diamond сообщила о 35-процентном увеличении ресурсов алмазного сырья на принадлежащем ей на 40 процентов алмазном руднике Луло (Lulo) в Анголе до нового максимума в 135 900 каратов по сравнению с предыдущими 100 700 каратами.

Вчера

Сертификация бриллиантов отложена из-за COVID-19

В Сурате, индийском центре производства бриллиантов, в последнее время резко вырос спрос на сертификацию этих драгоценных камней. Алмазные компании вынуждены ждать не менее двух месяцев по сравнению со стандартным периодом в один месяц, чтобы получить...

Вчера

Gemfields выручила более $ 31 млн на мини-аукционах изумрудов

В апреле Gemfields получила доход в размере 31,4 млн долларов от серии из пяти последовательных мини-аукционов изумрудов, произведенных на руднике Кагем (Kagem) в Замбии, доля компании в котором составляет 75%. Мини-аукционы прошли недавно...

Вчера

В апреле цены на золото в Индии выросли на 3 000 рупий

В апреле цены на золото в Индии выросли примерно на 3 000 рупий с уровня около 44 000 рупий в начале месяца на фоне позитивных сигналов с мирового рынка. 16 апреля местные фьючерсы на золото торговались по цене около 47 000 рупий за 10 граммов.

Вчера

Операционные результаты Группы АЛРОСА за первый квартал 2021 года

Компания АЛРОСА сообщила, что добыча алмазов в первом квартале 2021 года составила 7,5 млн каратов, продажи - 15,5 млн каратов.

19 апреля 2021

Задача всего ювелирного сообщества – поддержать историю природного бриллианта, его мифологию, его репутацию редкого и самого драгоценного камня

03 июля 2017

igor_kevchenkov_xx.jpgХолдинг «Русская ювелирная компания № 1», включающий одноименную Московскую ювелирную фабрику и розничные сети в Новосибирске и Москве, производит эксклюзивные ювелирные изделия и реализует их на российском рынке. Специализируется на изготовлении изделий из золота высокой пробы с бриллиантами и драгоценными камнями первой группы. Продукция компании экспонировались в Базеле, Виченце и на многочисленных российских ювелирных выставках. Генеральный директор «Русской ювелирной компании № 1» Игорь Кевченков в интервью информационному агентству Rough&Polished рассказывает о положении дел в российской ювелирной отрасли и о том, как сегодня работают отечественные ювелирные компании.

Даже такие крупные мировые ювелирные компании, как Tiffany и Signet, в последнее время говорят о снижении производственных показателей. Как складывается ситуация на российском ювелирном рынке?

Следует отметить, что такая же непростая ситуация была в 1997 году, но она была краткосрочна. А сегодня для всех нас, кто работает на рынке, самое сложное - обозримая перспектива. Непонятно, на какую дистанцию бежать. Если бы кто-то сказал, что через три года будет улучшение, мы бы сократили накладные расходы - что-то «ускромнили», как говорят наши друзья чехи - и спокойно сохраняли бы предприятие, дожидаясь лучших времен. А на сегодняшний день мы живем по фактической погоде: дождика нет – мы взлетаем, дождик пошел – мы садимся. Если в двух словах.

В принципе, если мы раньше рисовали перспективу развития на два-три года, то сегодня задача – постараться сохранить то, что наработано, помочь нашим клиентам, сделать для них все то же самое, но за меньшие, более гуманные деньги. Если в лучшие годы клиент говорил «хочу камень 2,2, а лучше 1,1 карата» (3,3 карата покупали морщась), то сегодня он говорит «у меня столько-то денег и хочу такой-то размер камня – можно ли удовлетворить мою потребность?».

В магазинах в этом сезоне новогодних продаж не было. Если раньше в этот период был пик торговли, и мы всегда ждали праздников - Нового года, Дня влюбленных, 8 марта, - когда происходил всплеск продаж, то в последние годы он был небольшой, а в этом году практически сошел на нет. Ровные месяцы, такие же, как все.

Что предпринимается вашей компанией для популяризации своей продукции?

Нами, например, выпущена коллекция украшений с изумрудами «Русская красавица», которая экспонировалась в Новосибирске. Мы дважды в год проводим там свои мероприятия. Последнее прошло в апреле перед Пасхой и было посвящено Карлу Фаберже и его наследию. Мы выставили свои украшения и продукцию петербургских коллег, студентов колледжа Карла Фаберже. На открытии присутствовали вице-губернатор и министр культуры Новосибирской области, представители Русского исторического общества, наши клиенты и друзья - все прошло очень хорошо. Эта деятельность больше подвижническая, воспитательная и знакомящая с лучшими традициями русского ювелирного искусства.

Как вы выстраиваете свою рекламную деятельность?

В сегодняшней ситуации приходится проводить рекламную стратегию более избирательно. При проведении того или иного мероприятия мы занимаемся точечной рекламой, выбирая, например, 3-4 канала радио или же даем анонсы по телевидению в прайм-тайм. Публикуем информацию в интернете, в социальных сетях.

Есть ли рецепт выживания ювелирной индустрии?

В этом плане мы рассматриваем интересные дизайнерские решения, стараемся реализовать их в брошах, крупномасштабных кольцах, пытаемся реализовать это с натуральными камнями чуть ниже качеством, чтобы уменьшить цену, делаем это в серебре – мелкими сериями, по 5-15 изделий. Одним словом, практикуем индивидуальный подход к клиенту.

Изучая спрос и понимая его глубоко, ты можешь позволить себе маневрировать небольшим производством, подстраиваясь под сегодняшний спрос. И еще важно то, что работаешь без посредника: фабрика - магазин. Как минимум на 50% дешевле, чем у тех, кто работает на комиссионных условиях. Для себя мы оставляем основной сегмент, который изготавливаем сами. Поскольку мы не можем заниматься всем, то мы работаем с партнерами, которые производят золотые цепи, фианитовую группу… И это вторая часть, которая представлена в наших магазинах.

Какую часть вашей продукции составляют изделия с природными бриллиантами и какова их экономическая отдача?

Больше 60%, и они приносят основную прибыль. И это понятно: если бриллиант огранен мастером, он просто завораживает. Я считаю, что основная задача всего ювелирного и ограночного сообщества – суметь поддержать историю природного бриллианта, его мифологию, его репутацию редкого, малодоступного и самого драгоценного камня. Если мы сможем это сделать, рынок будет расти.

Кто ваши клиенты и что они покупают?

Мы делаем акцент на предметы культа и предметы утилитарные, необходимые. Сейчас к нам пришла традиция: делая предложение девушке, дарить помолвочное кольцо. Люди успешные, дети богатых родителей могут позволить себе более дорогую покупку, остальные покупают кольца с камнем от десяти соток до полукаратника. Это один из сегментов. Неувядающие изделия – это «серьги-пусеты», или в просторечии «гвоздики»: есть мнение, что уважающая себя женщина должна их иметь, потому что это на каждый день - «в пир, в мир и в добрые люди». Еще есть такая благодатная тематика, как обручальные кольца во всех их видах. Но конкурировать здесь с фирмами, которые на этом специализируются, мы не собираемся: мы все же делаем более эксклюзивные вещи, более индивидуальные, с драгоценными камнями.

По каким каналам у вас лучше всего идут продажи?

Лучше всего – по частным каналам. Потому что люди сейчас, как было сказано, «ускромнились», начинают считать деньги, и даже если вещь будет сделана на заказ, посреднические услуги будут из цены исключены.

Какие у вас виды на торговлю в интернете?

Сейчас это очень распространено: экономия времени, возможность получить какую-то вещь, не поднимаясь со стула. Но на бриллиантовую продукцию это не распространяется. Единственное, что ты можешь - это через интернет привлечь покупателей в магазин, где они могут все своими глазами посмотреть и своими руками пощупать. Даже наши товароведы говорят: мы по картинкам не видим, дайте нам руками потрогать. Но на самом деле это у нас в перспективе. Просто мы должны нащупать ключ, найти метод, чтобы правильно это сделать. Потому что это не кроссовки и не изделие за 5-10 тысяч рублей. В интернете люди платят максимум 30 тысяч. Нашему человеку свойственны осторожность и стремление убедиться вживую, что это та вещь, которую он хочет купить. Дорогая стоящая вещь может анонсироваться по интернету, но не продаваться.

Вы участвуете в ювелирных выставках или ярмарках типа Junwex?

Мы давно уже не выставляемся, но выставки посещаем обязательно: встречаемся с коллегами, закупаем товары, которые не производим, но продаем в своих магазинах.

Какие ваши прогнозы относительно отрасли?

Насчет улучшения ситуации: денег в кошельках у людей не становится больше. Как лакмусовая бумажка: раньше гастарбайтеры, хотя и зарабатывали копейки, приходили купить какую-то цепочку, чтобы что-то увезти на родину. Сейчас их тоже не стало. Но мы должны четко понимать, что это не российская – это глобальная ситуация. В нашем бизнесе в Европе давно уже стагнационные процессы. Даже крупные марки уже не делают колоссальных коллекций, а выпускают лимитированные партии украшений. Предсказывать что-либо на годы вперед сейчас трудно – давайте дождемся выборов, а там посмотрим. Сегодня происходит то же, что и в прошлом столетии. Все развивается по спирали – а это значит, что и кризис когда-то закончится.

Поделитесь своими планами на будущее.

Стратегический план – сохранить предприятие. Это наша главная задача, и такую задачу сегодня ставят все наши производители. Делать какие-то необдуманные шаги в сегодняшней ситуации чревато: каждый такой шаг может привести к краху. Пережив все перипетии с 1993 года, начинаешь опасаться, как бы свет в конце тоннеля не оказался паровозом, идущим навстречу.

Галина Семенова для Rough&Polished