Petra Diamonds ведет переговоры с Танзанией о возобновлении производственной деятельности в 2022 финансовом году

Компания Petra Diamonds сообщила, что переговоры с правительством Танзании о достижении соглашения по ряду вопросов на руднике Вильямсон (Williamson) продолжаются и будут завершены в течение первого квартала 2022 финансового года.

Сегодня

В первом полугодии экспорт ювелирных изделий из Гонконга в денежном выражении увеличился на 39,1%

Согласно последним правительственным данным, в первой половине 2021 года поступления от экспорта ювелирных изделий из Гонконга выросли на 39,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, что все еще ниже экспортных доходов, зафиксированных...

Сегодня

Zimplats будет вырабатывать собственную электроэнергию

Zimplats, подразделение компании Impala Platinum Holdings Zimbabwe, планирует построить две солнечные электростанции с генерирующей мощностью 185 МВт для обеспечения электроэнергией своих предприятий.

Сегодня

Переход на синтетику может навредить сообществам горняков - СМИ

Массовый переход на драгоценные камни лабораторного производства может иметь положительный экологический эффект и избавить компании от репутационных рисков. Но это может нанести вред тем самым сообществам, о которых беспокоятся потребители, пишет theguardian.com...

Сегодня

Уорикский университет и компания Element Six разработают цепочку поставок технологий, основанных на алмазах

Уорикский университет (Warwick University) объявил, что получил 5,2 млн фунтов стерлингов в рамках одного из партнерств во имя процветания (Prosperity Partnerships) правительства Великобритании, согласно сообщениям СМИ.

Вчера

Инвесторы ЮАР проявляют небольшой интерес к инвестициям

24 апреля 2017

james_campbell_xx.jpgДжеймс Кэмпбелл (James Campbell), крупный предприниматель и технический руководитель в отрасли геологоразведки и горной добычи алмазов, свыше тридцати лет посвятил работе в алмазной отрасли и в настоящее время является управляющим директором компании Botswana Diamonds plc. До этого он работал главным исполнительным директором и президентом компании Rockwell Diamonds Inc (RDI) - с 1 июня 2011 года по 30 ноября 2016 года.

До этого он проработал свыше двадцати лет в компании De Beers, достигнув поста главного управляющего, отвечающего за перспективную геологоразведку и определение ресурсов в группе по горной добыче и геологоразведке по всему миру. В своей карьере в компании De Beers он осуществил ряд программ по геологоразведке с целью поиска алмазов и по оценке и разработке малых рудников, а также играл ключевые роли в корпоративном и стратегическом управлении и был личным помощником Никки Оппенгеймера (Nicky Oppenheimer). 

Джеймс имеет степень по горной добыче и геологоразведке Королевского горнотехнического училища (Императорский колледж Лондонского университета) и степень магистра делового администрирования после окончания Даремского университета с отличием. Джеймс является действительным членом научного общества Института горного дела, металлургии и материалов, дипломированным инженером (Великобритания), дипломированным учёным (Великобритания), профессиональным естествоиспытателем и действительным членом Института директоров ЮАР.

К общественной деятельности Джеймса в ЮАР относится его работа председателем правления Йоханнесбургского балета, председателем правления Театрального фонда театра балета ЮАР (SABTT) и и. о. председателя правления в неправительственной организации Common Purpose SA. Он также является лицензированным светским священником англиканской церкви ЮАР и превосходным танцором бальных и латиноамериканских танцев. Джеймс проживает в Айрине, в провинции Гаутенг, ЮАР, со своей женой, преподающей балет и бальные танцы, и двумя дочерями, которые работают школьными учителями.

В интервью отраслевому информационному агентству Rough&Polished «многоликий» Джеймс Кэмпбелл рассказывает о работе компании, а также высказывает свое мнение по проблемам, с которыми сталкивается глобальная алмазная отрасль.

Ниже приводятся выдержки из беседы:

К недавнему соглашению компании Botswana Diamonds на право получения дохода для финансирования геологоразведочных работ по поиску алмазов, предоставляемого компанией Vutomi Mining Pty Ltd, уделяется пристальное внимание с стороны рынков. Вы можете объяснить цель этого соглашения, общую сумму полученных финансов, где и в каких проектах эти средства будут использованы?

Vutomi предоставила такую возможность правлению Botswana Diamonds plc (BOD) как уникальную возможность ввиду стечению нескольких факторов. Первый – портфель из двадцати кимберлитов, представляющих большой интерес, на участке, на который имеется десять прав на геологоразведку, и который расположен почти на пятидесяти тысячах гектаров перспективного участка с дополнительным потенциалом дальнейшего обнаружения кимберлитов. Эти проекты охватывают ресурсный трубопровод, начиная от опоискованного участка, заканчивая предварительно оцененными запасами.

Флагманский проект Фришгеваарт (Frischgewaagt) находится около разрабатываемого рудника Марсфонтейн (Marsfontein), которым управляет совместное предприятие De Beers/SouthernEra, и содержание составляет 172 карата на сто тонн, а возврат на инвестиции, составившие $25 млн, достигается за четыре дня. На этом проекте начато ударное и колонковое бурение с целью подтверждения коммерческой целесообразности этого кимберлита.

Во-вторых, BOD и Vutomi считают, что ЮАР может оказаться следующей зоной геологоразведки алмазов, так как там проводилось очень мало геологоразведочных работ в поисках алмазов, в частности, другими компаниями, кроме De Beers. Это означает, что новейшие технологии ведения геологоразведки (третьего поколения) не применялись на многочисленных месторождениях в этой стране. Вероятно, самым успешным примером применения современной технологии геологоразведки является определение наличия алмазов на проекте АК6 (сейчас это рудник Карове (Karowe), управляемый компанией Lucara Diamonds Inc) компании De Beers и African Diamonds plc (предшественницы BOD), проведенное после первоначального открытия трубки в 1969 году компанией De Beers.

В-третьих, существует мнение о высоком риске и больших препятствиях на пути вхождения в ЮАР, хотя на самом деле там существует как хорошо продуманная инфраструктура в виде постоянных зданий, сооружений и систем, так и банковская инфраструктура, а также долгая история производства алмазов в этой стране. Команда компании Vutomi обладает высокой компетенцией в коммерческой, финансовой и технической областях наряду с устойчивым участием местного населения в собственности, и она поняла эти возможности и предоставила этот пакет высоко перспективного участка.

Эта сделка заключена с правом получения дохода (earn-in), и BOD предлагает сто миллионов акций и 942 000 английских фунтов стерлингов в денежных средствах (в основном с целью использования для финансирования геологоразведочных работ) за 72% компании Vutomi. Средства были недавно получены для начала работ на этом интересном проекте.

Какова ситуация с акциями Botswana Diamonds на фондовом рынке после вступления в соглашение с Vutomi с правом получения дохода? Какую добавленную стоимость или «сухой остаток» принесло это как для Botswana Diamonds, так и для Vutomi Mining?

Акции среагировали хорошо на объявление о соглашении, и получен капитал для финансирования предприятия Vutomi и геологоразведочных работ компании BOD в Ботсване. Отмечался небольшой сдвиг цен на акции со времени получения финансирования, но мы планируем провести ряд обычных существенных корректировок по мере проведения разных геологоразведочных работ.

Можете ли вы рассказать нашим читателям об истории Botswana Diamonds, начиная с момента создания компании до ее нынешнего состояния? Какова идеология компании с точки зрения деятельности, связанной с корпоративной социальной ответственностью?

Команда руководителей BOD доказала способность идентифицировать привлекательные перспективы в отношении алмазов и превращать их в ценные активы. Эта команда была частью успешного открытия и фактической продажи алмазного рудника Карове компанией African Diamonds за $90 миллионов. Lucara Diamond Corp приобрела рудник Карове в 2010 году.  Сейчас этот рудник признан одним из ведущих в мире производителей дорогостоящих драгоценных камней.

Эта команда разрабатывала West African Diamonds, которая позднее слилась со Stellar Diamonds за $6 миллионов.

BOD была создана, когда проект АК6 - сейчас это рудник Карове – был продан компании Lucara Diamond Corporation. BOD получила проекты по геологоразведке от African Diamonds plc. Эта компания была принята на Лондонском рынке альтернативных инвестиций (AIM) в феврале 2011 года, выйдя из-под контроля African Diamonds plc ввиду ее продажи компании Lucara Diamond Corp.

Кроме предприятия Vutomi в ЮАР, BOD активно участвует в двух других отдельных совместных предприятиях в Ботсване – с АЛРОСА и BCL – по ряду кимберлитовых проектов как с «нуля», так и находящихся на продвинутой стадии.

Основатели BOD имеют большую историю по геологоразведке и работе в Африке, создав много компаний, зарегистрированных на фондовых биржах, включая Minquest – приобретена компанией Arcon; Kenmare; African Gold – сейчас Mwana; African Diamonds plc – приобретена компанией Lucara; Pan Andean – приобретена компанией Petrominerales и West African Diamonds plc – приобретена компанией Stellar Diamonds plc. Я раньше работал управляющим директором African Diamonds, исполнительным заместителем председателя правления West African diamonds и наблюдательным членом совета директоров компании Stellar Diamonds.

А в какой области горной добычи было создано совместное предприятие с алмазодобывающим гигантом АЛРОСА? Можете ли вы нам кратко рассказать, как будет развиваться партнерство? Будут ли проводиться еще программы по геологоразведке в рамках этого совместного предприятия в ЮАР или других частях мира в отдаленном будущем?

В 2013 году BOD создала совместное предприятие с алмазодобывающим гигантом АЛРОСА на условиях 50/50 с целью ведения геологоразведочных работ в Ботсване с использованием технологии и специалистов АЛРОСА и по лицензиям на геологоразведку, полученным компанией BOD. АЛРОСА уже работала в Анголе, затем в Зимбабве и хотела провести геологоразведку в поисках новых месторождений в Ботсване, опираясь на свой опыт ведущей в мире алмазодобывающей компании. Это совместное предприятие разрабатывает ряд проектов как с «нуля», так и находящихся на продвинутой стадии, но это совместное предприятие сосредоточено на Ботсване.

В глобальной алмазной отрасли обсуждаются многие вопросы, включая ликвидность и другие финансовые вопросы, с которыми сталкивается отрасль. Какова картина в ЮАР и как справляется с этим вопросом алмазная и ювелирная отрасль ЮАР? Каково ваше мнение о вкладе финансирующих банков и финансовых учреждений в торговлю драгоценными камнями и ювелирными изделиями в ЮАР?

В последние пять лет вопросы ликвидности и банковского финансирования являются ключевыми для торговли во всей глобальной алмазной отрасли. Так называемая средняя часть рынка алмазной торговли пострадала от снижения прибылей, это означает, что постоянно возникают трудности с ликвидностью. Также не помогли низкие цены на бриллианты. Кредитные банки, следовательно, посчитали отрасль непрозрачной, волатильной, высокорискованной и менее привлекательной, и торговля в ЮАР не отличается от торговли на международной сцене. Также справедливо будет сказать, что трудности испытывало обогащение, несмотря на огромные усилия поддержать его на местах, поскольку мы работаем в международном бизнесе с высокой конкуренцией.

Что касается геологоразведочных работ, вплоть до сделки BOD - Vutomi в ЮАР работала только одна компания-юниор в области геологоразведки алмазов. Это компания BlueRock Diamonds plc, зарегистрированная на Лондонском рынке альтернативных инвестиций. Обычно геологоразведка алмазов в Африке финансируется из Канады или Великобритании и в некоторой степени из Австралии. Печально, что мало интереса к таким инвестициям проявляется непосредственно со стороны инвесторов из ЮАР, несмотря на развитые местные финансовые ринки.

Сейчас трудные времена… Некоторые финансирующие банки покинули алмазную и ювелирную отрасли, некоторые находятся в процессе выхода из нее, а некоторые банки резко сокращают объемы кредитования. Что, на ваш взгляд, является важным вопросом, которым необходимо заняться в этой связи?

На мой взгляд, весь вопрос в финансовой привлекательности для кредитующих учреждений и в их уверенности. Банки не будет оказывать поддержку отрасли, если у них нет необходимого уровня уверенности в торговле и ее способности успешно вернуть их деньги. И поэтому на самом деле отрасль обязана улучшить свою работу и дать основания банкам предоставлять кредиты.

Смешивание синтетических бриллиантов с природными драгоценными камнями, как с алмазами, так и с бриллиантами, стало основной причиной озабоченности для отрасли природных алмазов и бриллиантов по всему миру, так как это подрывает доверие потребителей.  Насколько угрожающей является эта проблема в ЮАР, и какие шаги предпринимаются для решения этой проблемы, если она существует?

Мне не известно о какой-то проблеме непосредственно в ЮАР, и ранее сообщавшиеся истории из других центров, связанные со смешиванием неприродных/синтетических бриллиантов в партии, в основном, касались некрупных (категории «меле» или мельче) бриллиантов, а ЮАР не является основным их производителем, что касается производства бриллиантов. Глобальная отрасль движется по пути совершенствования в области обнаружения синтетических бриллиантов с целью защиты репутации нашего продукта в глазах потребителей.

Каково ваше мнение о роли «алмазов, подпитывающих конфликты»? Недавно ОАЭ, председательствовашие в Кимберлийском процессе (КР) предложили методику по оценке алмазов. Было также предложено создать Постоянный секретариат Кимберлийского процесса и учредить Целевой фонд для гражданского общества с участием многих доноров. Каково ваше мнение по этим предложениям?

Любые попытки способствовать повышению прозрачности оценки алмазов должны приветствоваться, на мой взгляд. Отрасль всегда имела репутацию непрозрачной, и отчасти это объясняется трудностями в оценке алмазов, будь это для определения экспортной пошлины, роялти или для продажи и маркетинга. Поэтому я считаю, что это стоящее дело, хотя оценка алмазов может быть субъективным процессом и поэтому трудно поддается стандартизации.

Что касается КП и гражданского общества, я считаю, что Постоянный секретариат – это хорошая идея. До сих пор работа КП, в основном, рассматривалась как успешной, и отрасль и участвующие в нем правительства должны оказывать поддержку коллективно. Для этого необходимо участие соответствующих членов от гражданского общества. Нашей отрасли требуется правильный надзор для защиты того важного потребительского доверия и уверенности в нашем продукте.  

Аруна Гаитонде, шеф-редактор Азиатского бюро Rough&Polished