Gem Auctions DMCC в ноябре проведет тендер на алмазное сырье

Компания Gem Auctions DMCC, основанная работающим в горнодобывающей отрасли предпринимателем Аланом Дэвисом (Alan Davies), в следующем месяце проведет свой первый в истории аукцион алмазного сырья в Дубае (ОАЭ).

Сегодня

Ангола за два года заработала более $ 5 млн на алмазах, добытых старателями

По сообщениям СМИ, Ангола выручила около 5,1 млн долларов США от продажи добытых старателями алмазов в период с марта 2019 года по сентябрь 2021 года.

Сегодня

В этот праздничный сезон De Beers Forevermark отмечает высокий спрос на бриллианты в Южной Индии

С наступлением праздничного сезона компания De Beers Forevermark оптимистично оценивает спрос на бриллианты в Южной Индии. Бренд уже засвидетельствовал огромный спрос в качестве ответа на прошедшую вторую волну коронавирусной пандемии и с нетерпением...

Сегодня

Petra Diamonds почти вдвое увеличила выручку за первый квартал

Выручка Petra Diamonds выросла на 48%, до 114,9 млн долларов США, в первом квартале 2022 финансового года по сравнению с 77,7 млн долларов годом ранее благодаря выручке от продажи исключительных камней в течение квартала, которые в общей сложности...

Вчера

GJEPC запрашивает прямые поставки алмазного сырья от АЛРОСА

Совет по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem & Jewellery Export Promotion Council, GJEPC) 22 октября 2021 года приветствовал в своем офисе в Мумбае представителей АЛРОСА.

Вчера

Мы работаем сейчас в более сложных геополитических условиях

15 декабря 2016

stephane_fischler_xx.jpgКрупнейший в мире алмазный центр в Антверпене, история которого восходит к середине 15-го века, обрел свою известность вскоре после того, как на юге Африки был найден алмаз «Эврика», первый обнаруженный там камень такого рода, открывший дорогу целому потоку алмазов, хлынувшему в гранильные мастерские города, что привело к росту потребительского спроса на бриллианты и предоставило алмазным дилерам возможность накапливать бесценный опыт, используемый по сей день. Это наследие оберегает ныне Антверпенский всемирный алмазный центр (Antwerp World Diamond Centre, AWDC), представляющий алмазный сектор Бельгии и прилагающий все усилия для продвижения бриллиантов, несмотря на проблемы, возникающие на быстро меняющемся глобальном рынке. В интервью агентству Rough&Polished Президент AWDC Стефан Фишлер (Stéphane Fischler) рассказывает о мероприятиях, запланированных Центром на предстоящий новый год, и делится своими взглядами на проблемы в алмазной промышленности.

В январе следующего года в Антверпене под брендом BrilliAnt® будет проходить восьмая по счету Антверпенская алмазная торговая ярмарка (Antwerp Diamond Trade Fair, ADTF), которая откроет свои двери для международных экспонентов. Насколько это изменит обычную модель деловой конкуренции для диамантеров, базирующихся в Антверпене?

Антверпенская алмазная торговая ярмарка, проводимая по инициативе бирж Антверпена и при участии AWDC, получила большое количество запросов от международных алмазных компаний, желающих получить возможность участвовать в ADTF. Организаторы считают, что наступило время пригласить международных поставщиков принять участие и увеличить и так уже впечатляющие объемы бриллиантов, которые будут на ней выставлены. Это естественная эволюция для выставки, расположенной в самом крупном международном торговом центре.

Не раскроете нашим читателям масштаб этого мероприятия, обретенный им со времени дебюта в 2010 году – если можно, с цифрами?

Как я уже упоминал, AWDC рад в очередной раз стать движителем этой ярмарки. Одним из новшеств ее «издания» 2017 года станет присутствие иностранных экспонентов. В остальном же я бы предложил ответить на этот вопрос представителям бирж, участвующих в организации данного мероприятия.

Как шла алмазная торговля в Антверпене в этом году – лучше или хуже, чем в 2015-м?

Прежде всего нужно сказать, что у нас есть отличная команда высоко мотивированных и ведущих специалистов в AWDC, которая способствует укреплению наших позиций на рынке. Они заслуживают того, чтобы быть здесь упомянутыми.

Теперь о рынке. В первую очередь нужно отметить, что мидстрим, средняя часть алмазопровода, занимающаяся производством бриллиантов, является отражением человеческой природы: более или менее одинаково рациональным и иррациональным в зависимости от обстоятельств. Я считаю, что торговая среда в целом улучшилась по сравнению с 2015 годом. Вне всякого сомнения, в Антверпене торговля алмазным сырьем продемонстрировала весьма сильные результаты. Что касается бриллиантов, я бы рискнул сказать, что мы не увидели резкого улучшения. Цены остаются в среднем более или менее стабильными. На камни некоторых конкретных размеров и чистоты наблюдался высокий спрос, в то время как на продукцию других категорий цены, без сомнения, ослабли.

Нужно следить за ростом курса доллара и, вероятно, лучше раньше, чем позже, следует начать наблюдение за процентными ставками, особенно в странах с крупной экономикой и большими долгами. Кроме того, в этом процессе следует учитывать и то, что ожидается рост поставок алмазного сырья со стороны добывающих компаний.

Эти компании продемонстрировали впечатляющие результаты в 2016 году и по показателям намного опережают мидстрим. Нужно снова сказать, что рентабельность производителей бриллиантов в целом находилась под давлением. Это заставляло ослабленных игроков продавать свою продукцию дешевле других, что затем сказывалось на ценообразовании.

Несколько вопросов, вызывающих озабоченность. Во-первых, хаос, созданный внезапной демонетизацией в Индии, несомненно, повлиял на спрос на алмазное сырье, а также на розничные продажи на местах. Мы можем только надеяться, что этот сбой будет недолгим, как уверяют нас наши коллеги в Индии. В несоразмерной степени затронуты мелкие бриллианты. Главной проблемой, которую индийскому правительству нужно будет решить, причем сделав это быстро, является сравнительно низкий уровень распространения автоматизированной платежной инфраструктуры. Кстати, такой продукт, как бриллиант, столь зависящий от дискреционных расходов, будет ощущать на себе влияние «обезналиченной» экономики, лишенной бумажных денег. Я знаю, что это большая тема. Но лишение права на неприкосновенность частной жизни вызывает серьезную озабоченность. Швейцария, например, решила защитить частную жизнь, установив лимит в размере до 100 000 швейцарских франков (около 98 500 долларов США) на «безликие» наличные денежные средства.

Сообщения по поводу необъявленных синтетических бриллиантов в алмазопроводе – и в этой связи я хотел бы настоятельно подчеркнуть, что индийский Совет по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem and Jewellery Export Promotion Council, GJEPC) и Индийская алмазная биржа (Bharat Diamond Bourse, BDB) заслуживают похвалы за то, что совершенно справедливо приняли решительные меры против преступников - по-прежнему вызывают беспокойство. Но в меньшей степени, чем раньше, из-за гораздо большего проникновения аппаратных средств обнаружения.

Мы работаем сейчас в более сложных геополитических условиях. Появилось много новых лидеров с небольшим опытом в области внешней политики, бросающих вызов соглашениям о свободной торговле. В экспорте пошлины и торговые стимулы влияют на финансовую прозрачность. Могут быть затронуты премии за риск. Наша промышленность склонна забывать, что она, как и любая другая промышленность, может подвергнуться воздействию событий, описываемых теорией о «чёрном лебеде». Как говорится, мы можем с уверенностью предсказать лишь непредсказуемость.

В заключение на более позитивной ноте я хочу подчеркнуть, что в глобальном масштабе в настоящее время улучшились экономические данные, связанные с производством и рабочими местами, что внушает оптимизм.

Теперь, когда Дубай взял на себя часть алмазной торговли, в то время как Индия намерена создать у себя торговую платформу для алмазодобытчиков, а во Владивостоке появился Евразийский алмазный центр, будет ли все еще правильным говорить, что 80 процентов мирового производства алмазов торгуются в Антверпене?

Да, это по-прежнему так. Я знаю, что у многих были сомнения по поводу способности Антверпена сохранить свои позиции, но мы успешно это сделали. В скором времени начнет действовать наш новый налоговый план. Вступили в строй новые предприятия, выбравшие Антверпен в качестве центра для своих торговых операций. Мы только что провели первую продажу алмазов компании Stornoway, а также ряд столь же прекрасных алмазов с рудника Брауна (Brauna) в Бразилии. Есть и другие компании-юниоры, которые открывают для себя наш опыт и навыки в деле оказания им помощи с целью достижения весьма конкурентоспособных цен. Что же касается Дубая, который сумел построить в очень короткий промежуток времени внушительную инфраструктуру, или любого другого центра, то здесь важно оставить в покое стратегию «игры с нулевой суммой», а сосредоточиться на добавочной стоимости. Мы должны все вместе играть свою роль, чтобы вырастить рынок и внести свой вклад, дабы обеспечить доверие потребителей.

В то время как Кимберлийский процесс обсуждает вопрос об оценке алмазов, некоторые отраслевые обозреватели указывают, что любая новая система оценки может быть применена только к небольшой части алмазной продукции, оставляя в стороне крупные алмазодобывающие компании, как, например, АЛРОСА и De Beers, и поэтому не может быть универсальной. Вы можете поделиться своим взглядом на эту проблему?

Мой взгляд на нее предельно ясен. Проблема оценки в первую очередь относится к способности стран получать свою справедливую долю налогов, а производителей на местах – иметь достойный доход. Некоторые страны сделали в этом отношении гораздо больше, чем другие. Почему? Потому что со временем они решили приобрести необходимый потенциал и навыки в деле обеспечения надлежащего управления и искоренения коррупции. Но, конечно же, все это зависит от воли правительств и местных производителей. Нет воли, нет и возможности.

В настоящее время участились попытки со стороны продавцов синтетики взломать для своей продукции рынок природных бриллиантов. Как Вы думаете, будут ли достаточными усилия со стороны Ассоциации производителей алмазов (Diamond Producers Association, DPA) в деле продвижения природных бриллиантов для отражения «синтетической угрозы»?

Существует в абсолютное непонимание цели кампании, проводимой DPA. Это не кампания ПРОТИВ какого-либо продукта, будь то синтетические бриллианты или что-то еще. Это - кампания ПО ПРОДВИЖЕНИЮ бриллиантов.

Нет никакой конкурентоспособной «угрозы» со стороны синтетики. Есть только несколько преступников, пытающихся выдать синтетику за бриллианты. Я вовсе не против какого-либо другого конкурирующего продукта. Будь то кристаллы Swaroski, кубический цирконий, муассанит или синтетические бриллианты. Все они имеют свой рынок или найдут его.

Я очень поддерживаю основополагающую стратегию и посылку, которые предложены DPA. Очень важно добиться успеха в деле донесения этой посылки до потребителя. Я призываю участников отрасли отбросить свои первоначальные сомнения и оказать этому замыслу полную поддержку.

Этический аспект в производстве алмазной продукции, как представляется, занимает все больше места и даже превращается в яблоко раздора между производителями синтетических и природных бриллиантов. Каково Ваше отношение к данной проблеме?

Этический аспект в торговле занимает не больше места, чем в прошлом. Он остается столь же критичным, как это всегда и было. Абсолютно никаких изменений или эволюции здесь не наблюдается. Действительно, мы можем столкнуться с более пытливой публикой, чем в прошлом, но наш акцент на этике никогда не менялся. Люди, которые преднамеренно искажают сведения о своей продукции, являются преступниками и должны рассматриваться как таковые. Бриллианты должны продолжать продаваться, как и в прошлом, ответственно и с учетом этической точки зрения. Задача для производителей синтетики состоит в том, чтобы найти свою собственную нишу, не принижая бриллианты, но восхваляя свой рукотворный продукт - я подчеркиваю это снова – в ответственной и этичной манере.

Всемирный алмазный совет (World Diamond Council, WDC), который разработал систему поручительств, расширяющую подтверждение неконфликтного происхождения алмазов вниз по цепочке, задумался над созданием кросс-функционального маркера, который может быть использован всеми участниками алмазопровода. Расскажите подробнее о сути этого замысла.

Это эволюционный процесс, в котором накопленный опыт побудил нас пересмотреть существующую систему. Мы, безусловно, хотим ее усилить. Поскольку вопрос этот еще находится в стадии рассмотрения, было бы преждевременно для меня вдаваться в подробности. Я могу только сказать, что комиссия включает в себя ведущие ассоциации (Всемирную ювелирную конфедерацию, Всемирную федерацию алмазных бирж, Международную ассоциацию производителей бриллиантов), которые в полной мере вовлечены в эту работу.

В 2017-м городские власти Антверпена планируют провести «алмазный год» под лозунгом «Антверпен – создатель алмазной истории». Какова роль AWDC в этом праздновании?

Этот специальный тематический период организуется с тем, чтобы отпраздновать 550-летнюю связь между городом Антверпеном и его алмазной промышленностью. Как и город, AWDC также организует широкий спектр мероприятий, направленных на различные целевые группы: от младших школьников до студентов магистратуры, а также готовит мероприятия для представителей поколения двухтысячных и туристов.

Можете рассказать о каких-либо других мероприятиях, которые AWDC готовит для участников отрасли в наступающем новом году?

Наша новая кампания «Алмазы и Антверпен - это в нашей ДНК» (“Diamonds and Antwerp, it’s in our DnA”) будет проводиться как на национальном, так и на международном уровне. Мы будем продолжать и расширять нашу международную программу для покупателей под названием «Алмазный опыт Антверпена» (“Antwerp Diamond Experience”), которая также будет нацелена на ряд европейских рынков бриллиантов.

Владимир Малахов, Rough&Polished