Отчет WGC: на каждый 1% роста инфляции спрос на золото в Индии увеличивается на 2,6%

Всемирный совет по золоту (World Gold Council, WGC) выпустил отчет под названием «Драйверы спроса на золото в Индии» (‘The drivers of Indian gold demand’), первый в серии углубленных анализов индийского рынка золота.

Сегодня

Румыния обдумывает вопрос об инвестициях в алмазный сектор Анголы

Румыния планирует инвестировать в проекты по разведке алмазов в муниципалитете Нхареа (Nharêa) центральной провинции Бие (Bié) в Анголе, сообщают местные СМИ.

Вчера

Gem Diamonds добыла алмазы массой 102 и 245 каратов на руднике Летсенг

Компания Gem Diamonds добыла высококачественные белые алмазы типа II массой 102 и 245 каратов на своем руднике Летсенг (Letšeng) в Лесото.

Вчера

Rio Tinto приветствует отчет Совместного постоянного комитета по Северной Австралии

После расследования разрушения пещер аборигенов в ущелье Джуукан (Juukan) на земле народов Пууту Кунти Куррама (Puutu Kunti Kurrama) и Пиникура (Pinikura) в регионе Пилбара (Pilbara) в Западной Австралии компания Rio Tinto...

Вчера

DDE продала самый дорогой для своей площадки алмаз

Дубайский центр биржевых товаров, являющийся ведущей в мире зоной свободной торговли и организацией правительства Дубая по торговле сырьевыми товарами и предпринимательству, объявил, что исключительный необработанный алмаз весом более 100 каратов успешно...

Вчера

Алмазный клуб следит за соблюдением справедливой торговли в Сьерра-Леоне

07 ноября 2016

federico_candiano_xx.jpgСьерра-Леоне вышла из суровой гражданской войны, подпитываемой незаконной торговлей алмазами, которая оставила десятки тысяч людей калеками, а многие в ходе нее погибли.

Война, длившаяся 11 лет, закончилась в 2002 году, и эта западноафриканская страна стала членом надзорного органа за алмазами – Кимберлийского процесса - в 2003 году.

Аллювиальные месторождения алмазов преобладают в восточных и южных районах страны, из которых наиболее значимыми являются районы Коно (Kono) и Кенема (Kenema).

Корреспондент Rough&Polished Мэтью Няунгуа связался с Федерико Кандиано (Federico Candiano), президентом Клуба алмазных дилеров Сьерра-Леоне, который рассказал о текущем состоянии добычи алмазов в стране и о том, что его организация делает для создания климата справедливой торговли.

Какую роль играет Клуб алмазных дилеров Сьерра-Леоне в стране?

Это клуб является отраслевой ассоциацией, децентрализованной сетью отдельных алмазных профессионалов… Алмазные дилеры и экспортеры являются в данном бизнесе главными действующими лицами. Через свою разветвленную сеть клуб поддерживает и обеспечивает торговлю алмазами в Сьерра-Леоне по Сертификационной схеме Кимберлийского процесса (Kimberley Process Certification Scheme, KPCS). Инфраструктура существует, но экономические ограничения, отсутствие постоянного энергоснабжения, неустойчивые объемы и высоко конкурентный характер этого бизнеса не оправдывают наличие централизованного торгового органа. Сьерра-Леоне – это экономика по типу «cash and carry» (продажи за наличный расчёт без доставки). Это особенно верно для нашей алмазной отрасли. Деньги даются с трудом. Местная продукция не может выставляться на продажу на бирже. Поэтому даже наш Клуб алмазных дилеров не может избежать такого порядка вещей. Необходимо провести много работы.

Как вы помогаете стране улучшать имидж ее алмазной отрасли, которая в прошлом была связана с нелегальной торговлей и конфликтами?

Понимание того, что не может быть конфликтных алмазов там, где нет конфликтов, является первым важным шагом для признания безупречности таких международных контролирующих систем, как Сертификационная схема Кимберлийского процесса, которая была впервые применена в Сьерра-Леоне. Внедрение KPCS затруднило нелегальную деятельность. Никакие алмазы не могут покинуть страну, если они не были сначала оценены и опломбированы Директоратом по торговле драгоценными полезными ископаемыми (Directorate of Precious Minerals Trading) - бывшим Правительственным ведомством по золоту и алмазам (Government Gold and Diamond Office, GGDO) – и если на них не выдан сертификат Кимберлийского процесса. Затем правительство собирает пошлины с этих объем экспорта. Наша миссия заключается в том, чтобы защищать репутацию и продвигать интересы алмазной отрасли Сьерра-Леоне путем повышения потребительского доверия и обеспечения чистоты цепочки поставок в соответствии с Сертификационной схемой Кимберлийского процесса. Высокие стандарты безупречности и профессионализма обеспечивают гарантии надежности. Поэтому мы создаем условия для справедливой торговли, когда бизнес ведется в безопасной атмосфере, свободной от влияния на него ненадлежащих методов работы. 

Каково современное состояние алмазодобычи в Сьерра-Леоне? 

Прежде всего нужно помнить, что алмазоносные участки составляют лишь малую часть этой небольшой страны. В этом году объем производства был невысоким. В прошлом рост объема производства объяснялся в основном повышением объема добычи с рудника Койду (Koidu). Если учитывать состояние рельефа местности и геологические условия, алмазоносные кимберлитовые дайки небольшие и расположены на сильно выветренной платформе Африканского щита (щита Мэн) в Западной Африке. Кластеры небольших кимберлитовых трубок с высоким содержанием алмазов (содержание +400 каратов на сто тонн), находятся на участках Койду и Тонго (Tongo) в Сьерра-Леоне, но в других местах речь идет в основном об интрузиях (11-20 каратов на сто тонн), которые не имеют каких-либо явных геофизических контрастов в уже ограниченных пределах эрозии постмелового периода. Химическое выветривание кимберлита во влажных тропических районах характеризуется переходом от молодой породы к синему грунту, затем желтому грунту и наконец к почвенному слою, что типично для участка Енгема (Yengema) в Сьерра-Леоне. Геологоразведочные работы затрудняет густая тропическая растительность (часто находящаяся под защитой закона об охране природы). Поэтому на большей части выделенной земли не проводится надлежащая геологоразведка перед ведением разработок. Этими трудностями объясняется небольшое присутствие крупных алмазодобывающих компаний и инвесторов.

Помимо Stellar Diamonds, ведется ли какая-то промышленная горная добыча в стране?

Я не буду выделять ту или иную компанию, называя их, но я могу сказать, что в этом году было выдано 14 крупных лицензий на горную добычу, из которых используются только около половины. Затем 116 небольших лицензий находятся в стадии утверждения или изучения. Только пять из них действуют. Не стоит забывать о 514 большей частью действующих лицензий на геологоразведочные работы и существование множество старательских организаций.

Каково качество драгоценных камней, добываемых в Сьерра-Леоне?

В основном драгоценные камни всех размеров имеют ювелирное качество. Они колеблются – от алмазов типа II, не содержащих азота, и до алмазов типа I, содержащих азот; есть и алмазы ярко желтого цвета, добываемых иногда в районе Зимми (Zimmi). Алмазы фантазийного желтого цвета обычно имеют неправильную форму с кубическими гранями с входящими углами, а камни из района Зимми имеют гладкую и закругленную двенадцатигранную форму, что делает их, несомненно, более интересными с точки зрения объема выхода бриллиантов. Сьерра-Леоне обладает первичными месторождениями с самым высоким содержанием алмазов в Западной Африке, здесь был добыт крупнейший в мире алмаз «Звезда Сьерра-Леоне» («Star of Sierra Leone») весом около 1 000 каратов. Надежды инвесторов (и алмазодобывающих компаний) постоянно подпитываются такими счастливыми находками. Самой удивительной для иностранных инвесторов является византийская система, по которой мы работаем. Наш сценарий, вероятно, все еще выглядит сырым и пыльным, как богатство дядюшки Скруджа, и будет оставаться таким еще многие годы, но он все-таки может быть привлекательным для диамантеров старой школы. В конечном счете, алмазы и бриллианты – это всегда романтика, а романтика – это всегда рискованное дело. 

Как чувствует себя алмазная отрасль страны после эпидемии Эбола? И сколько алмазов вы ожидаете добыть в этом году по сравнению с 2015 годом?

После того, как разразилась эпидемия Эбола, закрылось несколько крупных предприятий из-за роста задолженности и ухода инвесторов. В прошлом году мы экспортировали 500 039 каратов алмазов на $154 млн, что на 20% меньше по сравнению с 2014 годом. В первом полугодии этого года мы экспортировали 347 070 каратов алмазов. Общие поступления от добычи по лицензиям на горную добычу и торговлю составили $145 011 552 и $43 851 404. Во втором полугодии должен быть положительный рост благодаря сезонному удалению загрязнений во время сезона дождей. Эбола уже в прошлом, и инвесторы потихоньку возвращаются.

Что делается в стране в отношении незаконной добычи алмазов?

С помощью реформы в секторе полезных ископаемых, проводимой президентом Эрнестом Баи Коромой (Ernest Bai Koroma), министерство горнодобывающей промышленности и природных ресурсов и его партнеры запустили в 2012 году важные инициативы, как, например, создание Национального агентства полезных ископаемых (National Minerals Agency, NMA), полуавтономного государственного агентства, которое эффективно осуществляет политику, проводимую министерством. Оно также создало единую онлайновую базу данных GoSL Online Repository, реестр, содержащий обновленные данные по всем правам на полезные ископаемые, лицензии на экспорт и соответствующие платежи, выполненные Национальным агентством полезных ископаемых. Все алмазодобывающие и геологоразведочные компании, которые не смогли соответствовать требованиям разделов 159 и 160 Закона о горнодобывающей промышленности и полезных ископаемых от 2009 года, были удалены из онлайновой базы данных и не проходили сертификацию Офисом генерального аудитора (Audit general Office)… Наша цепочка поставок и система торговли не является непрозрачной, как это считают многие. Крупные организации требуют крупного капитала, и они являются легкой мишенью для Контролеров по мониторингу рудников (Mines Monitoring Officers, MMOs). Поэтому нелегальная горная добыча обычно ведется близко к поверхности на очень небольших участках старателями, не имеющими поддержки (и часто неквалифицированными), которые делят добычу между собой. Но их результаты обычно незначительные, как и их влияние. Налогообложение поддерживается на минимальном уровне, чтобы лишить стимула для занятий контрабандой и стимулировать инвестиции. 
 
Каково состояние бенефикации алмазов в стране?

Политика по природным ресурсам должна достичь равновесия между распределением выгоды от добычи полезных ископаемых для более широкого населения и созданием стимулов прежде всего для инвесторов по добыче полезных ископаемых. В горнодобывающих отраслях обычно меньшая занятость, чем в других отраслях, поэтому предпринимаются усилия для обеспечения бόльших выгод для местных жителей от выделения поступлений от алмазодобычи, чем от самой занятости рабочей силы, в отношении чего Сьерра-Леоне полагается в основном на систему сторонников, оказывающих поддержку. Но чистая прибыль правительства от своих богатых полезных ископаемых совершенно недостаточная для того, чтобы учреждать государственного алмазного трейдера, как это принято в ЮАР. В 2007 году президент Корома был активным сторонником общего увлечения бенефикацией алмазов после примеров, поданных южноафриканскими странами - например, Намибией и Ботсваной. Но Сьерра-Леоне вместо этого попыталась получить как можно более высокую цену от многочисленных потенциальных покупателей и вела бизнес со всеми. Отдельные попытки иностранцев создать предприятия по производству бриллиантов провалились в основном из-за нерегулярного электроснабжения, недостаточных объемов сырья и из-за законодательных преград. Обычные методы здесь не подходят, и повысить добавленную стоимость на месте в таких условиях трудно.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро, Rough&Polished