В третьем квартале этого года АЛРОСА добыла 8,8 млн каратов алмазного сырья и выручила $938 млн за проданную алмазно-бриллиантовую продукцию

В сообщении компании о результатах работы в третьем квартале 2021 года говорится, что производство алмазов составило 8,8 млн каратов, а выручка от продаж алмазно-бриллиантовой продукции составила $938 млн.

15 октября 2021

В этом году Caledonia Mining нацелена на добычу золота в объеме 67000 унций

Компания Caledonia Mining Corporation, зарегистрированная на двух биржах, планирует в этом году добыть на своем руднике Бланкет (Blanket) в Зимбабве от 65 000 до 67 000 унций золота.

15 октября 2021

Исключительно редкий «алмаз внутри алмаза»

Австралийская юниорная алмазодобывающая компания India Bore Diamond Holdings Pty Ltd (IBDH) опубликовала подробную информацию о редком "двойном алмазе", добытом на аллювиальном месторождении Эллендейл (Ellendale) в Западной...

15 октября 2021

Президент CIBJO высоко оценивает роль ювелирной индустрии как катализатора устойчивого развития

Президент Всемирной ювелирной конфедерации CIBJO Гаэтано Кавальери (Gaetano Cavalieri) рассказал лидерам бизнеса и промышленности, собравшимся в Риме, а также присутствовавшим в режиме онлайн, о настоящей и потенциальной роли ювелирной промышленности...

15 октября 2021

Рынок лабораторных алмазов достигнет $49,9 млрд к 2030 году

Объем мирового рынка лабораторных алмазов, который оценивался в $19,3 млрд в 2020 году, согласно  прогнозам, достигнет $49,9 млрд к 2030 году при среднем показателе роста 9,4% с 2021 по 2030 годы.

15 октября 2021

Эрик А. Йенс, AMRO BANK N.V.: Мы ожидаем бόльшую консолидацию и выход отдельных компаний из бизнеса – это здоровое развитие, когда смогут выжить только сильные и современные компании

25 июля 2016

erik_jens_xx2.jpgЭрик Йенс (Erik Jens) обладает профессиональным опытом в банковском, финансовом секторах и в инвестициях. Он специализировался на разработке решений управления частным капиталом, инвестициями в фонды хеджирования, частным акционерным капиталом и недвижимостью.

Эрик также занимал различные высокие посты в Fortis Meespierson по банковским и инвестиционным услугам в Нидерландах, Швейцарии, на Нидерландских Антильских Островах, в Ирландии, Великобритании, США и Азии. А также был директором/советником в разных фондах хеджирования и в частных фондах прямого инвестирования в Fortis, который позднее стал банком ABN AMRO. В настоящее время Эрик Йенс возглавляет управление AMRO BANK по работе с клиентами из мировой алмазной и ювелирной промышленности.

В интервью агентству Rough&Polished, Эрик Йенс рассказывает о структуре операций банка ABN AMRO, а также предлагает несколько изменений, которые отрасль драгоценных камней и ювелирных изделий могла бы провести для укрепления своей банкабельности (возможности привлечения банковского финансирования).

Ниже приводятся выдержки из беседы:

Является ли банк ABN Amro все еще крупнейшим кредитором для алмазно-бриллиантовой и ювелирной отрасли в мире? Насколько успешна была до сих пор инициатива банка «Программа подтверждения базы кредитования» (Borrowing Base Verification Program), и насколько эффективна она была для кредитования отрасли? Является ли гарантирование размещения любого кредита, распространяемого компанией-клиентом на ее покупателей, достаточной защитой для денежных средств банка?

ABN AMRO не раскрывает какую-либо информацию о размере определенных портфелей бизнес-направлений, но можно уверенно сказать, что мы находимся в числе трех ведущих учреждений, предоставляющих финансирование для алмазно-бриллиантовой и ювелирной отрасли в мире. Мы часто получаем признание за наше идейное лидерство в проявлении интереса к повышению репутации всего рынка, к вопросам банкабельности, прозрачности и устойчивости. Мы также работаем по принципу «Знай свою сделку» (Know Your Transaction) наряду с использованием принципа «Знай своего клиента» (Know Your Client). Другими словами, мы не только хотим знать все о клиенте и, например, о его структуре собственности, а также знать сделки наших клиентов, и кто является его противоположной стороной. С одной стороны, чтобы быть способными вести наш бизнес в соответствии с самыми высокими стандартами соответствия и для понимания операционных рисков, а с другой стороны, также для лучшего понимания потребностей наших клиентов. Наша «Программа подтверждения базы кредитования» за последние несколько лет позволила нам узнать больше о рынке и наших клиентах. Например, мы можем ускорить и упростить по существу все сделки наших клиентов по всему миру, применить комплекс мер по предотвращению хищений и растрат и быстро обнаружить отклонения. 

Проявляет ли ABN избирательность в отношении этих сделок по принципу «Знай своего клиента» или это является стандартной частью процесса предоставления займа, который соблюдается независимо от клиента?

Как уж говорилось, подход «Знай свою сделку» является стандартной частью нашего управления рисками и операционного управления в отношении клиента. Важно снизить риски и обеспечить прозрачность, как при обычном финансировании торговли или факторинговом бизнесе в других секторах. В бриллиантовой отрасли мы используем стандарты, которые применяются и в других отраслях.

На Ваш взгляд, какие существуют лазейки, которыми пользуются и злоупотребляют компании для того, чтобы добиться банковского кредита? Как, на Ваш взгляд, этими вопросами должны заниматься кредитующие банки?

К счастью, сама алмазная отрасль принимает все больше мер с точки зрения саморегулирования, посмотрите, например, на усилия, принимаемые Всемирным алмазным советом (World Diamond Council, WDC) в отношении Кимберлийского процесса (Kimberly Process), или Всемирной федерацией алмазных бирж (World Federation of Diamond Bourses, WFDB) в отношении справедливой и достаточно прозрачной торговли, а также, например, на работу Всемирной ювелирной конфедерации (CIBJO) и Совета по ответственной ювелирной практике (RJC), когда дело касается устойчивости развития и корпоративной социальной ответственности. Мы также видим упорную работу таких компаний, как Signet и Tiffany, по осуществлению и мониторингу протоколов - набора правил - выбора источника поставок для обеспечения устойчивого доверия потребителей к конечному продукту благодаря изучению и проверке всей цепочки стоимости. Мы, как ABN AMRO, поддерживаем эти инициативы, которые дают нам лучшее понимание цепочки стоимости, ее ключевых участников, и мы работаем с правильной частью рынка и исключаем области, которые показывают меньшую прозрачность и не проявляют желания учиться и совершенствоваться. Мы видим, что другие банки все больше занимаются тем же самым. В конечном счете, кредитные линии будут предоставляться только компаниям, использующим хорошие корпоративные стандарты и имеющим хорошую репутацию, не имеет значения, крупные они или небольшие.

Насколько трудно выбрать надежную компанию для обслуживания? Если выясняется, что предоставленные в кредит деньги используются не по назначению, как банк реагирует и возвращает свои деньги? Привлекаются ли такие компании к юридической ответственности за свои мошеннические действия?

С нашей точки зрения, необходимо правильное представление о том, чем занимается клиент и чем не занимается. То, как они выстраивают структуру своего бизнеса, свою стратегию, отчетность, свои сделки, какова форма собственности и т. д. Если у компании возникают проблемы с денежными потоками, мы хотим знать об этом. В прошлом мы наблюдали, что в таких ситуациях деньги и товар перенаправлялись, исчезали складские запасы, и что рынку платили, а у банков возникали проблемы. К счастью такая практика явно меняется. Но мы принимаем решительные меры против мошенничества и будем преследовать нарушителей. Но опять же, такие ситуации, к счастью, являются исключением.

По сравнению с другими отраслями насколько серьезными или крупными являются такие случаи неисполнения денежных обязательств/мошенничеств заемщиками в отрасли драгоценных камней и ювелирных изделий? Укрепит ли более профессиональная (корпоратизированная) прозрачная отрасль свою банкабельность? Есть ли какие-то предложения для участников отрасли по изменению их методов ведения бизнеса с целью соответствовать методам работы банковского сектора? 

Я не считаю, что алмазная и ювелирная отрасль намного отличается от любой другой отрасли или в частности от отрасли полезных ископаемых. Суть заключается в том, что структурное изменение – переход от рынка, движущей силой которого являются предложение (алмазодобывающие компании), к рынку, определяемому спросом, вызвало давление на потоки денежных средств и прибыльность. Рынок проходит через это изменение, и на этом пути возникают потери. Мы ожидаем бόльшую консолидацию и выход отдельных компаний из бизнеса. Это здоровое развитие, когда смогут выжить только сильные и современные компании, конечно, те, кто занимается инновациями и диверсификацией.

Какие финансовые услуги предлагает банк в настоящее время для поддержки алмазно-бриллиантовых и ювелирных компаний в мире? В каких странах Вы работаете сейчас? Каков профиль Ваших клиентов, находятся ли они по всему алмазопроводу, включая средние и мелкие компании? Какое гарантийное обеспечение требует банк для предоставления кредита клиентам?

Мы предлагаем ведение текущих счетов, платежных операций, сделки по обмену валюты, но в основном операции по кредитованию из Гонконга и ОАЭ, Бельгии и Нью-Йорка. Большая часть наших клиентов находится в среднем сегменте алмазной отрасли, то есть, трейдеры и производители бриллиантов, а также оптовые продавцы и крупные ритейлеры. Для последней группы мы в частности предоставляем оборотный капитал для финансирование торговой дебиторской задолженности среднего сегмента.

Сколько клиентов Вы обслуживаете в настоящее время по всему миру в алмазно-бриллиантовом и ювелирном секторе? Принимая во внимание уникальность бизнеса, как проводите мониторинг развития бизнеса своих клиентов? 

Мы не раскрываем финансовые данные, как я уже говорил, но у нас низкий коэффициент загрузки, т. е. число клиентов на менеджера по работе с клиентами. Это позволяет поддерживать наше обслуживание на необходимом высоком уровне. А для изучения потребностей клиентов и их достижений в бизнесе мы, как уже упоминалось выше, отслеживаем потенциал клиентов на основе показателей их работы и, например, оказываем помощь, когда видим, что потенциал недостаточно высокий.
 
Принимая во внимание то, что многие прежние банки выходят из этой отрасли, рассматривает ли ABN это как возможность войти в другие страны, где отрасль драгоценных камней и ювелирных изделий широко развивается, и расширить свою клиентскую базу?

Мы удовлетворены имеющимся у нас сейчас портфелем, но, конечно, открыты для нового бизнеса с целью постоянного совершенствования нашего общего портфеля. Мы особенно стремимся к сотрудничеству с другими банками, входящими в эту отрасль, и к обмену нашими глобальными знаниями. В конечном счете, отрасли не требуется большее финансирование, ей нужно больше банков, и мы довольно активно продвигаем, например, клубные сделки (международный банковский кредит, предоставляемый небольшой группой учреждений) и синдицированные кредиты.

А насколько «Brexit и его последствия», если они есть, обеспокоили ABN Amro? Как банк планирует решать возможные проблемы, если они появятся?

С точки зрения бриллиантов и ювелирных изделий, мы не видим большого негативного влияния Brexit. Все-таки Европа не является крупным рынком алмазов и бриллиантов. К тому же ожидается, что последствия будут долгосрочными и в основном ощутимыми в Великобритании.

Неисполнение обязательств по займам заемщиками из алмазно-бриллиантового и ювелирного сектора не является новым явлением. Но насколько распространённым оно является в последнее время? Достаточно ли гарантийного обеспечения для осуществления контроля над такими компаниями, которые неспособны обслуживать свои долговые обязательства? Какие меры принимает ABN Amro для того, чтобы обезопасить себя от таких возможных случаев?

В настоящее время мы вообще не отмечаем тенденции к ухудшению в плане неисполнения обязательств по платежам, кроме Индии. Рынок там взбудоражен после того, как слишком большое количество денег легко притекло в отрасль. Но это тоже пройдет и может вызвать еще более быструю консолидацию и сделает индийские банки более осведомленными в отношении рисков. 

Обслуживает ли ABN Amro клиентов из алмазно-бриллиантовой и ювелирной отрасли в виде части консорциума банков или действует самостоятельно? Если так, какова идея этого, и какой деловой смысл в этом для банка?

Мы обслуживаем наших крупных клиентов с использованием клубных сделок и синдицированных кредитов. Для клиента всегда хорошо не зависеть от одного банка, а для банка хорошо обмениваться ноу-хау и опытом.

Аруна Гаитонде, шеф-редактор Азиатского бюро Rough&Polished