Во втором квартале Anglo American увеличила добычу МПГ на своих предприятиях

Компания Anglo American заявила, что во втором квартале этого года добыча металлов платиновой группы (МПГ) на ее предприятиях увеличилась на 65%, достигнув 709 200 унций после значительного восстановления производства по окончании связанного...

23 июля 2021

200-миллионный рубеж АО «АГД ДАЙМОНДС»

21 июля из карьера месторождения алмазов им. В. Гриба, разработку которого осуществляет АО «АГД ДАЙМОНДС», был добыт 200-миллионый кубометр горной массы. Об этом сообщается в пресс-релизе на сайте компании.

23 июля 2021

TAGS сообщает о стопроцентных продажах в ходе недавнего тендера

Компания Trans Atlantic Gem Sales (TAGS) провела свой недавний тендер, намеченный на 14-21 июля, который, согласно пресс-релизу компании, был продлен на один день в связи с высоким уровнем интереса к просмотру товаров.

23 июля 2021

Раскрыта франко-израильская сеть мошенничества с бриллиантами

Уголовная полиция Франции пресекла деятельность франко-израильской сети мошенников с инвестициями в бриллианты, пишет www.capital.fr.

23 июля 2021

Lucapa Diamond завершила размещение второго транша своих акций

Lucapa Diamond заявила, что завершила выпуск 204,7 млн полностью оплаченных обыкновенных акций по цене размещения 0,05 доллара за акцию в рамках своих усилий по привлечению около 20 млн австралийских долларов.

23 июля 2021

Барьеры в отрасли постепенно рушатся - Нурит Ротманн

23 мая 2016

nurit_rothmann_xx.jpgДиамантер Нурит Ротманн (Nurit Rothmann) работает в алмазной отрасли последние два десятилетия. Начав с бриллиантов, она в последние 15 лет занимается алмазами и оптимистично настроена в отношении будущего, говоря, что глобальная алмазная отрасль имеет огромную историю. Нурит хочет видеть больше женщин в алмазной промышленности, особенно на руководящих должностях.

Когда думаешь о бриллиантах, то чаще представляешь женщин, которые носят ювелирные украшения, но когда думаешь об успешных производителях бриллиантов и трейдерах, то обычно представляешь мужчин, возглавляющих фирмы и прохаживающихся по коридорам и торговым залам алмазных бирж по всему миру. Однако на Израильской алмазной бирже (Israel Diamond Exchange) картина несколько отличается от таких представлений, поскольку во всех секторах этой отрасли там работает много женщин.

Но даже здесь всего лишь небольшая горстка женщин возглавляет свои собственные фирмы. Еще меньшее их число получают в свои руки десятки тысяч каратов драгоценных камней непосредственно с рудников со всего мира, занимаются сортировкой алмазов и добиваются успехов в привлечении покупателей для покупки камней. В добавок ко всему они принимают активное участие в социальных сетях и ведут блоги, насчитывающие более тысячи читателей – их сторонников, а также вносят вклад в работу ряда отраслевых журналов по всему миру.

Все это, если говорить кратко, относится к Нурит Ротманн, алмазному трейдеру. Но об этом динамичном диамантере можно сказать гораздо больше. Она начала заниматься алмазным бизнесом в 1994 году после окончания учебного курса по бриллиантам. Нурит Ротманн ненадолго оставила торговлю, чтобы пройти обучение по архитектуре интерьера и затем поработать в этой отрасли, но вернулась к драгоценным камням, на этот раз в алмазный сектор.

«Женщины могут быть успешными, потому что у них нет проблем, связанных с самомнением, эгоизмом, как у многих мужчин. В их менталитете меньше подхода «ты мне -  я тебе».  Женщины знают, как сохранить деньги и более ответственно управлять финансами; они больше думают о своей ответственности перед своими семьями и бизнесом. Я считаю, что много банкротств, которые мы наблюдали на бирже, связаны с самомнением и отсутствием ответственного управления», - сказала она в интервью агентству Rough&Polished.

Нурит Ротманн говорит, что занятие алмазами – это бизнес, сильно отличающийся от бриллиантов, с другим набором необходимых умений. «Ты посещаешь рудники и устанавливаешь связи с производителями алмазов и с государственными работниками, а также с трейдерами и производителями бриллиантов, - объясняет она. – Алмазы привели меня в Африку, Россию, Индию, Антверпен и в другие места. Это работа, которая мне нравится, потому что я очень быстро и легко прохожу акклиматизацию». 

Она говорит, что эта работа – постоянный вызов, потому что рынок алмазов очень быстро меняется. Трейдеры исчезают, потому что давление на нормы прибыли означает, что нет места для посредников - и посредниц. Что касается ее успеха в бизнесе, она говорит, что приобретает товар из первых рук и настаивает на предоставлении полного обслуживания, но без навязывания.

«Я не набрасываюсь с алмазами на покупателей и не заставляю их покупать, прибегая ко всяким уловкам, используемым при продажах. Покупатели доверяют мне; все открыто и очень ясно. Репутация имеет важное значение для меня. Алмазы нужно посмотреть и проверить, прежде чем их можно будет продать. Это бизнес, требующий индивидуального подхода. Необходимо создать приятную атмосферу и дать клиентам почувствовать, что они не понесут убытки, а смогут сделать прибыль на этом товаре», - рассказывает Нурит Ротманн.

Говоря о том, что ее бизнес ведется ясным и честным путем, она отмечает, что отрасли в целом нужна бόльшая прозрачность и «солнечный свет», чтобы люди покупали больше товара. «Если продавец пытается скрыть информацию, то покупатели не будут доверять своим поставщикам, и успешная торговля может прекратиться. Если действуешь добросовестно, то люди вернутся, чтобы купить еще. Многие в алмазной торговле этого просто не понимают», - говорит она.

«Я считаю, есть два важных момента, которые необходимо подчеркнуть, что касается восстановления в отрасли. Первое - ложное представление о том, что кризисы нужны для стимулирования роста. «Теория разбитых окон» является хорошим объяснением этому: если, например, ребенок разбивает окно в доме, это заставляет отца отремонтировать окно. Сначала кажется, что мальчик внес вклад в экономику, потому что для ремонта окна отцу необходимо нанять стекольщика, подрядчика и заплатить за труд и материалы. Нанятые профессионалы затем будут располагать бόльшими средствами, которые можно потратить, деньги перейдут в другие руки, и экономика будет процветать», - продолжает Нурит Ротманн.

«Предположение о том, что битье окон (а на деле это войны, кризисы и катастрофы или, как в случае нашей отрасли, уменьшение компаний, закрытие компаний и увольнения) стимулирует отрасль, является ложным и на самом деле заставляет даже крупные компании объявлять банкротство. В результате появляется безработица, а также длинная цепочка экономических «потрясений». В свою очередь, промышленная перестройка заставляет отрасль тратить больше средств. На реконструкцию тратятся время и усилия, и в конечном счете эти кризисы просто заставляют экономику двигаться по кругу, а это совсем другое, нежели стимулирование. Из экономических соображений должна учитываться вся картина полностью, а не только непосредственные последствия, например, выгоды, прибыли или интеграция, но также долговременные последствия и широкомасштабное воздействие», - полагает алмазный трейдер.
 
Нурит Ротманн объясняет, что, разбив оконное стекло, ребенок фактически сократил денежные доходы своего отца, поскольку он теперь должен потратить деньги на то, чтобы снова покупать, вместо того, чтобы купить такие товары, как новый костюм, туфли или другие предметы роскоши. «Хотя и верно то, что он принесет пользу стекольщику и подрядчику, но не у дел окажутся портной, продавец и модельер. Техобслуживание не стимулирует производство. Оно гоняет экономику по кругу вместо движения вперед». 

Она также обсуждает широко распространенное предположение о том, что крупные компании имеют большее значение для отрасли, чем малые и средние: «Я являюсь членом совета в некоммерческой организации и однажды спросила председателя, имеют ли некрупные доноры такое же важное значение для организации, как и крупные доноры, вносящие большие суммы денег. Из его ответа я получила важный урок экономики. Он ответил, что при наступлении острой фазы кризиса, первыми прекращают давать деньги крупные и богатые доноры, а мелкие доноры продолжают оказывать свою поддержку. Алмазная отрасль должна заботиться о мелких производителях бриллиантов. Здоровая отрасль поощряет всех своих членов, потому что она на них опирается».

Несмотря на несколько подавленное настроение, царящее в настоящее время в алмазной отрасли, как в Израиле, так и за границей, Нурит Ротманн говорит, что сохраняет оптимизм в отношении будущего: «Я верю, что существует много нишевых рынков, которые можно использовать. Люди не всегда понимают, как нужно торговать алмазами. Я также верю, что отраслевые организации должны более активно участвовать в продвижении алмазов. У нас есть все основания считать, что у нас есть для продажи прекрасный продукт с огромной историей, и что в этом направлении мы все должны работать. Лично у меня есть много идей насчет того, как проводить брендирование драгоценных камней, и я считаю, что те, кто первыми примет этот вызов, получат большую выгоду».

Абрахам Даян, корреспондент Rough&Polished в Израиле