KPCSC требует положить конец потоку «конфликтных алмазов»

Коалиция гражданского общества Кимберлийского процесса (Kimberley Process Civil Society Coalition, KPCSC), действующая в качестве наблюдателя за Кимберлийским процессом от имени гражданского общества, потребовала действий от представителей алмазодобывающей...

Вчера

Антверпен приветствовал министра горнодобывающей промышленности ДРК

Власти Антверпена и Антверпенский всемирный алмазный центр (Antwerp World Diamond Centre, AWDC) приветствовали в ходе рабочего визита нового министра горнодобывающей промышленности ДРК Антуанетту Н'Самбу Каламбаи (Antoinette N’Samba Kalambayi)...

Вчера

Средняя цена алмазов Diamcor составила 192,07 доллара за карат

Компания Diamcor Mining продала 2 516,91 карата алмазов, добытых на ее проекте Крон-Эндора (Krone Endora) в районе рудника Венеция (Venetia) в Южной Африке и получила валовую выручку, превысившую 483 000 долларов США. Средняя цена проданных...

Вчера

Выставка крупнейшего российского форума ювелирной индустрии «JUNWEX Москва» пройдет в конце октября

C 26 по 27 октября три павильона ВДНХ (№ 55, 57 и 33) станут площадкой для крупнейшего российского форума ювелирной индустрии - выставки «JUNWEX Москва». Около четырехсот компаний-участниц представят широчайшее разнообразие драгоценной продукции...

Вчера

По мере восстановления алмазной отрасли Lucapa Diamond улучшает прогноз по прибыли от основной деятельности

Lucapa Diamond сообщила о значительном обновлении своего прогноза на 2021 год, согласно которому ее EBITDA за весь год увеличится примерно на 45%, до 26–28 млн австралийских долларов, благодаря хорошим производственным показателям на рудниках Луло...

Вчера

Главный исполнительный директор Lucara: «Мы бы с удовольствием построили еще один рудник в Ботсване»

09 марта 2016

william_lamb_xx.jpgLucara Diamond, недавно добывшая алмаз весом в 1 111 каратов, второй крупнейший в мире алмаз с тех пор, как в 1905 году в Южной Африке был добыт алмаз Куллинан (Cullinan) весом в 3 106 каратов, надеется открыть еще один рудник в Ботсване.

Два года назад компания получила две лицензии на проведение перспективных геологоразведочных работ в Ботсване, и эти лицензии охватывают по меньшей мере три известных алмазоносных кимберлита - BK02, AK11 и AK12.

Lucara уже построила и сдала в эксплуатацию завод по валовым пробам для кимберлита BK02.

Уже поданы заявки за добычу материала с кимберлитов AK11 и AK12, как и на обязательные разрешения на проведение буровых работ на соответствующих участках.

Уильям Лэмб (William Lamb), главный исполнительный директор компании, сообщил Мэтью Няунгуа (Mathew Nyaungwa) из агентства Rough & Polished в эксклюзивном интервью, данном на полях инвестиционной конференции Mining Indaba, состоявшейся в Кейптауне в начале февраля, что добыча драгоценного камня весом в 1 111 каратов на руднике Карове (Karowe) сделала Ботсвану мишенью для растущего числа иностранных геологоразведочных компаний по поиску алмазов.

По его словам, высоки шансы того, что компания и дальше будет добывать крупные камни в Ботсване, но размером 300-500 каратов.

Лэмб также отметил, что Lucara не имеет долгов благодаря обнаружению крупных драгоценных камней на руднике Карове, что позволило ей погасить свои долги.

Ниже приводятся выдержки из этого интервью.

Насколько оптимистично Вы относитесь к добыче крупных алмазов на Карове?

Очень оптимистично, и это не легкомысленный ответ… Если посмотреть на полученные нами статистические данные по добыче камней весом в 100, 200 и 300 каратов и очень крупного камня (1 111 каратов), добытого сейчас, я считаю, что существует довольно высокая вероятность того, что мы будем извлекать крупные камни в будущем, может быть, не в 1 000 каратов, но крупные камни по 300-500 каратов. 

1111_ct_diamond_lucara.jpg



















Сколько крупных камней Вы уже получили на сегодня с начала горной добычи на руднике Карове в Ботсване?

Мы обнаружили очень крупный драгоценный камень весом 239 каратов, который был добыт в апреле 2013 года. С тех пор мы извлекли свыше 100 камней весом больше 100 каратов. Наш рудник сравнительно небольшой, мы добываем всего лишь от 2,5 млн до 3 млн тонн руды в год, получая от 380 000 до 400 000 каратов алмазов. Мы собираемся продать в этом году от 350 000 до 380 000 каратов… В настоящее время у нас намного больше 50 процентов камней крупнее 100 каратов.

Когда Вы, предположительно, будете продавать свой камень весом 1 111 каратов?

В настоящее время мы проводим анализ камня и подбираем наилучший процесс. Никто на самом деле не продавал камень весом 1 000 каратов со времен Куллинана [алмаз весом в 3 106 каратов был добыт в Южной Африке в 1905 году], и тогда все было не очень хорошо, поэтому мы ищем наиболее подходящий механизм, как нам выйти на правильных людей. Поэтому мы собираемся продать камень до конца июня. 

Есть какая-то прогнозная цена для второго крупнейшего в мире алмаза в истории?

Ввиду исторической значимости слишком трудно определить его цену, поэтому мой стандартный ответ таков - алмаз будет продан за ту цену, которую кто-нибудь захочет заплатить за него, и я думаю, если посмотреть на это со стороны коллекционеров, то, если кто-то захочет обладать собственным кусочком истории, тогда, может быть, мы получим высокую цену по сравнению с ценой при стандартной продаже.

813_ct_diamond_lucara.jpg

















У Вас также есть два крупных алмаза, которые были добыты одновременно с обнаружением камня в 1 111 каратов в ноябре прошлого года. Когда Вы собираетесь продавать их? 

Мы объявили тендер на исключительные алмазы [на 8 февраля], на котором будут выставлены 10 алмазов с общим весом 1 525 каратов, но ни один из этих трех камней (весом 1 111 каратов, 813 каратов и 374 карата) не будет продаваться в рамках этого тендера. Если посмотреть наш балансовый отчет, очень хороший балансовый отчет, мы - единственная алмазодобывающая компания, не имеющая долгов. Так что мы не являемся продавцом, находящимся под давлением обстоятельств, и нам не нужно превращать драгоценные камни в деньги, поэтому в настоящее время мы сосредоточиваем свое внимание на продаже камня весом 1 111 каратов, и хотим это сделать. Я думаю, что это позволит нам выбрать наилучший вариант и найти ответы на вопросы о том, будем ли мы продавать его, будем ли мы проводить его огранку и полировку или же нам следует вступить с кем-либо в партнерство. Существует ряд вариантов, которые мы можем рассмотреть. 

Вы сказали, что Ваша алмазодобывающая компания – единственная, которая не имеет долгов, в чем секрет этого?

Я думаю, в этом есть доля удачи, нам очень повезло добыть такие камни. Когда мы на самом деле обнаружили первый камень, это произошло в то время, когда мы начали вносить изменения в технологию с целью предотвращения ущерба стоимости. Поэтому, когда мы получили алмаз весом 239 каратов, мы сразу же изменили верхний предел грохота до максимального размера, с которым может работать ювелирный сегмент отрасли, а потом начали работать над поиском технологии, которая позволила бы переходить к более крупным размерам, опять же с целью защиты стоимости. Именно таким путем мы на деле смогли улучшить свой балансовый отчет и освободиться от своего долга…

Справляетесь ли вы с трудностями, которые в настоящее время испытывает алмазный рынок?

Да, я думаю, что такая история – хорошее дело для алмазного мира, она вызывает повышенный интерес. Если посмотреть на алмазный рынок, это двухсторонняя проблема, в том плане, что потребление необходимо повышать, вы не можете продолжать ведение добычи, продолжать процесс, если вы не получаете деньги в конце алмазопровода. Принимая во внимание Ассоциацию производителей алмазов (Diamond Producers Association) и ее возможности проведения некоторой работы по видовому маркетингу, а также те результаты, которые мы наблюдали у De Beers во время Рождества, я думаю, что эта модель снова подтвердила, что маркетинг, конечно, необходим для стимулирования потребления, а затем можно добиться лучшего баланса спроса и предложения. 

Каковы Ваши прогнозы развития алмазного рынка в будущем?

Я думаю, потребуется время, если посмотреть на крупные камни – с ними ситуация довольно устойчивая, что прекрасно для Lucara, но, если взять обычные камни, мы видим, что у АЛРОСА, De Beers и даже Dominion на самом деле образовались запасы из-за низких объемов продаж в конце прошлого года. Я думаю, принимая во внимание это и существующее состояние рынка, даже если оно сейчас и очень оживлённое, мы все же отмечаем некоторый спад в конце года, преодоление которого займет немного больше времени, чем людям бы на самом деле хотелось для того, чтобы войти в основной режим спроса и предложения, когда спрос превышает предложение. 

Вы начали продавать свои алмазы в Ботсване, какова причина этого?

У нас есть соглашение с правительством о том, что в начале производства - поскольку нужно получить доступ к возможно большему числу диамантеров - нам в первые три года разрешено продавать свои алмазы в Ботсване и на других рынках. Поэтому мы провели свои продажи в Антверпене. Мы сказали правительству, что принимая во внимание их стратегию, включающую фактически строительство вторичной обрабатывающей алмазной отрасли в Ботсване, мы переведем свои продажи только в Ботсвану, и это оказалось прекрасной идеей. Работающая у нас в Ботсване команда, занимающаяся продажами и маркетингом, действительно добилась превосходных успехов. Сейчас сюда едут клиенты, которые работали с нами и раньше в других местах. Я имею в виду серьезных покупателей, поэтому у нас действительно очень большая клиентская база и люди очень лояльные…

Существуют ли какие-то перспективы открытия новых алмазных месторождений в Ботсване?

Проведение геологоразведочных работ, особенно по поиску алмазов, вероятно, вообще является крайне трудным делом; у нас есть две лицензии на геологоразведку, по которым мы сейчас работаем. Мы бы с удовольствием построили еще один рудник и провели бы еще больше геологоразведочных работ в Ботсване. Многие надеются сделать то же самое, что сделали мы. Обнаружение камня весом в 1 111 каратов действительно очень хорошее событие для Lucara, но ситуация могла бы быть намного лучше в целом для Ботсваны, и нам нужно работать с правительством, чтобы это получилось на самом деле.

В мае прошлого года Вы говорили, что хотите уйти из проекта Мотаэ (Mothae) в Лесото и что Paragon Diamonds проявила интерес к этому кимберлитовому месторождению. Можете ли Вы сообщить сейчас что-то новое по этой сделке, ведь, как я понимаю, у Paragon есть проблемы с получением необходимых денежных средств?

По этому вопросу правительство предоставило нам возможность - один год на продажу этого проекта. Компания Paragon сказала нам, что они продвинулись уже далеко в вопросе поиска инвестора … и они стремятся решить вопрос с финансированием. Поскольку срок этой договоренности с правительством истек 14 декабря 2015 года, лицензия затем была возвращена правительству. Насколько мне известно, министр горнодобывающей промышленности страны … ищет кого-нибудь, кто может взять эту лицензию и продолжать разрабатывать проект.
   
Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро, Rough&Polished