Румыния обдумывает вопрос об инвестициях в алмазный сектор Анголы

Румыния планирует инвестировать в проекты по разведке алмазов в муниципалитете Нхареа (Nharêa) центральной провинции Бие (Bié) в Анголе, сообщают местные СМИ.

Сегодня

Gem Diamonds добыла алмазы массой 102 и 245 каратов на руднике Летсенг

Компания Gem Diamonds добыла высококачественные белые алмазы типа II массой 102 и 245 каратов на своем руднике Летсенг (Letšeng) в Лесото.

Сегодня

Rio Tinto приветствует отчет Совместного постоянного комитета по Северной Австралии

После расследования разрушения пещер аборигенов в ущелье Джуукан (Juukan) на земле народов Пууту Кунти Куррама (Puutu Kunti Kurrama) и Пиникура (Pinikura) в регионе Пилбара (Pilbara) в Западной Австралии компания Rio Tinto...

Сегодня

DDE продала самый дорогой для своей площадки алмаз

Дубайский центр биржевых товаров, являющийся ведущей в мире зоной свободной торговли и организацией правительства Дубая по торговле сырьевыми товарами и предпринимательству, объявил, что исключительный необработанный алмаз весом более 100 каратов успешно...

Сегодня

Импорт алмазов и бриллиантов Китаем сохранил динамику роста в третьем квартале 2021 года

Благодаря быстрому восстановлению розничного рынка ювелирных изделий в Китае импорт алмазной продукции в страну сохранял устойчивую динамику роста в первые три квартала 2021 года.

Вчера

АЛРОСА и De Beers: инвесторы хотят видеть прибыль прямо сейчас

29 февраля 2016

paul_zimnisky_xx.jpgПол Зимниски (Paul Zimnisky) занимается анализом развития мировой алмазной промышленности. Исследования, которые он посвятил горнорудной отрасли, включая алмазодобычу, используются по всему миру консалтинговыми фирмами, частными и публичными компаниями, правительствами и университетами. Его работы публикуются и цитируются многими отраслевыми изданиями и специализированными вебсайтами. В интервью информационному агентству Rough&Polished Пол Зимниски говорит о перспективах добычи алмазов в 2016 году и делится своими взглядами на ситуацию, с которой алмазный рынок столкнулся в прошлом году.

В своем прогнозе мирового алмазного производства в 2016 году Вы утверждаете, что объем добычи алмазов может достигнуть 137 млн каратов и, таким образом, превысить уровень 2015 года на 1,3%. Означает ли это, что затоваривание рынка алмазным сырьем, которое случилось в прошлом году, может повториться и в 2016 году?

Несмотря на усилия De Beers по ограничению глобального предложения сырья, алмазная промышленность в настоящее время достаточно фрагментирована, так что мы можем увидеть увеличение предложения в мире, даже если лидер отрасли сокращает производство. Полагаю, что это представляет собой интересный аспект нынешнего состояния отрасли по сравнению с тем, что, скажем, было 15 лет назад.

Тем не менее я предвижу, что объем добычи по стоимости в 2016 году уменьшится по отношению к 2015 году. Это не только потому, что, по моим оценкам, средняя цена алмазного сырья будет ниже, чем в 2015 году, но и потому, что часть сырья нового производства, поступающая в оборот в этом году, будет более низкого качества с точки зрения средней цены за карат, как, например, с рудника Экати (Ekati) в Канаде, в то время как сырье более высокого качества с точки зрения средней цены за карат будет исчезать из оборота, как, например, в Намибии.

Говоря об объемах производства и нынешней ситуации с избыточным предложением в отрасли, следует отметить, что в последние шесть месяцев товарные запасы в перерабатывающем сегменте сократились, на что указывают относительно активные закупки сырья в январе на торговых сессиях De Beers и АЛРОСА, поскольку средний сегмент отчаянно пополнял почти опустевшие запасы. Производители бриллиантов стали гораздо более консервативны в плане закупок, и добывающий сегмент отрасли этому способствует -  De Beers и АЛРОСА теперь предоставляют заключившим с ними контракты покупателям больше гибкости, чем когда-либо прежде. Вместе с тем, независимо от отношения производителей сырья, производители бриллиантов и сами явно не хотят покупать в том же темпе, в каком они это делали в предыдущие годы.

И я думаю, что в конечном счете это означает то, что при отсутствии всплеска спроса «затоваривание» в отрасли в определенной степени переместится из перерабатывающего сегмента в добывающий сегмент, если производство сырья будет оставаться несоответствующим спросу.

Стоимость алмазного сырья, которое в настоящее время накопилось у АЛРОСА и De Beers, оценивается в $3 млрд. Как Вы думаете, они смогут продать его, если производство сырья будет поддерживаться на упомянутом выше уровне?

В январе этими двумя компаниями было в общей сложности продано сырья на сумму свыше $ 1 млрд, однако спрос тогда был обусловлен в большей степени отсутствием товарных запасов, что произошло в результате очень консервативных ожиданий относительно праздничного периода 2015 года, и это сказалось на ситуации больше, чем рост спроса и позитивные ожидания в новом году.

Я думаю, что добывающий сегмент продолжит держать у себя более высокие, чем обычно, запасы сырья, пока заметно не поднимется спрос.

Как эти чрезмерные запасы повлияют на финансовые показатели обоих алмазодобытчиков в 2016 году?

Это, конечно, повлияет на движение денежных средств.

Все всегда возвращается к спросу, который в итоге и будет служить драйвером для отрасли и работающих в ней компаний в долгосрочном плане. Сокращение предложения и сокращение затрат может укрепить финансовые показатели в краткосрочной перспективе, но спрос является движущей силой экономического роста на более продолжительный срок.

Если говорить о позитивном, то алмазная промышленность до сих пор, кажется, находится в относительно лучшем положении, чем другие сегменты горнодобывающей промышленности. Спрос на алмазы обусловлен потреблением предметов роскоши, в то время как спрос на большинство других минералов и металлов приводится в движение инвестициями в средства производства. Так что переход, подобный тому, который в настоящее время переживает Китай, в долгосрочном отношении принесет выгоду такому ресурсу, как алмазы, если сравнивать их с некоторыми другими сырьевыми товарами.

Я думаю, это подтверждается тем, что делает сейчас Anglo American. Компания планирует сосредоточиться на алмазах, прощаясь с такими своими активами, как уголь, железная руда и никель.

Каково ваше мнение о причинах перенасыщения алмазного рынка в прошлом году и что должно быть сделано, чтобы избежать этого в 2016 году?

В конечном счете это можно объяснить снижением роста спроса. Более конкретно: снижение числа новых магазинов, торгующих ювелирными изделиями с бриллиантами, в Китае, и это в дополнение к сильному доллару и общему ослаблению мировой экономики. Все это усугубилось приведшей к провалам практикой чрезмерной спекуляции, к которой прибегали некоторые участники отрасли, что негативно повлияло на доступность кредитов для промышленности и оказало дополнительное давление на цены.

Что касается будущего, то алмазная промышленность уникальна тем, что только два игрока контролируют почти две трети рынка в добывающем сегменте, поэтому представляется вполне реальным сокращение поставок сырья основными игроками с тем, чтобы на деле повлиять на его глобальное предложение.

Тем не менее индустрия изменилась в том смысле, что De Beers в настоящее время управляется больше как публичная горнодобывающая компания, являясь сейчас «дочкой» Anglo American, и точно так же АЛРОСА является публичной компанией после размещение на бирже небольшой части своих акций несколько лет назад.

Эти компании в настоящее время более сосредоточены на создании стоимости для акционеров в краткосрочной перспективе, в то время как в прошлом они имели производственную свободу и проявляли гибкость, сосредоточивая больше усилий на долгосрочной перспективе развития, чем на краткосрочных задачах. Инвесторы хотят видеть прибыль прямо сейчас; они склонны проявлять озабоченность о том, чтобы собрать как можно больше денег сегодня, а не через пять лет от настоящего момента.

Участники добывающей отрасли более, чем когда-либо прежде, сосредоточены главным образом на собственном бизнесе, нежели на координации работы промышленности в целом с целью обеспечить ее общее здоровье. Со временем это, вероятно, приведет к более эффективной промышленности в том смысле, что выльется в консолидацию в среднем и конечном сегментах, например, за счет более мелких независимых игроков.
 
Что Вы думаете о текущем споре по поводу отсутствия связи между ценами на алмазное сырье и ценами на бриллианты?

Добывающая отрасль больше уделяет внимания краткосрочным задачам теперь, когда ее участникам приходится более прямо отвечать акционерам. Я думаю, что именно поэтому алмазодобытчики, испытывая терпение всех, тянули до последнего, прежде чем снизить цены и сократить предложение; они ждали, пока ситуация не стала почти отчаянной, прежде чем принять серьезные меры.

Я полагаю, что более долгосрочным результатом всего этого будет меньшая координация действий в промышленности, что приведет к консолидации внутри отрасли.
 
Многочисленных мелких производителей бриллиантов часто обвиняют в том, что они, в большой степени полагаясь на заемные средства, используют новые кредиты для погашения старых долгов, что заставляет их покупать сырье по высоким ценам, а затем продавать бриллианты со скидкой, лишь бы сохранить свой бизнес, действуя наподобие финансовой пирамиды и таким образом негативно влияя на рынок. Как Вы думаете, консолидация в перерабатывающей отрасли является единственным способом решить эту проблему или есть другие способы?

Я не стал бы называть это финансовой пирамидой и думаю, что интенсивное использование заемных средств просто характерно для этого бизнеса, поскольку производство бриллиантов является низкорентабельным бизнесом.

Тем не менее, если не говорить об оптимальном соотношении заемных средств, в бизнесе, связанном с изготовлением бриллиантов, имели место случаи чрезмерной спекуляции, особенно в Индии, которые усугубили и без того вызывавший проблемы спад в отрасли, подорвав доверие финансистов и уменьшив их желание кредитовать отрасль.

Независимо от вопросов, связанных с чрезмерной спекуляцией, я полагаю, что консолидация неизбежна, так как в отрасли будут выживать только самые эффективные производства, поскольку она в целом отходит от стратегической координации.

Теперь, когда учреждена Международная ассоциация выращенных алмазов и бриллиантов (International Grown Diamond Association, IGDA), ставящая своей целью продвигать их на рынке «в качестве нового выбора среди бриллиантов» и разъяснять их «экологические преимущества», верите ли Вы в то, что у них появится доля на мировом алмазном рынке или у них будет совершенно отдельный рынок?

Я думаю, что это нишевый рынок, по крайней мере, пока не снизились цены. На данный момент, исходя из проведенного мной исследования, можно утверждать, что цены на выращенные бриллианты лишь незначительно ниже, чем на природные; однако этот разрыв расширяется, если говорить о бриллиантах более низкого качества.

Но я считаю, что цены на выращенные бриллианты должны опуститься значительно ниже, прежде чем такие камни отберут значительную долю рынка у природных бриллиантов - по крайней мере, если говорить о краткосрочной и среднесрочной перспективе.
 
Судя по данным о 60 крупнейших в мире алмазных рудниках, которые приводятся в Вашей статье о мировом производстве алмазов в 2016 году, самый длинный срок жизни существующих шахт составляет 35 лет (или чуть больше). Как Вы полагаете, если не будет открыто новых месторождений, сможет ли индустрия выращенных алмазов в течение 35 лет восполнить снижение добычи природных алмазов?

Да, это как раз тот момент, когда я действительно ожидаю увидеть, что выращенные алмазы захватывают долю рынка. Мы уже видели это на примере рубинов, изумрудов и сапфиров.
 
Учитывая нынешнее отношение к выращенным бриллиантам на рынке, какова ваша точка зрения на их инвестиционной потенциал роста в случае, если общественное мнение о них изменится на более благоприятное?

По моему мнению, с инвестиционной точки зрения для данной отрасли будет критичным - по крайней мере, в краткосрочной и среднесрочной перспективе – то, насколько быстро технология продвинет вперед экономику производства. Кроме того, необходимы успешный маркетинг, брендинг и сбыт, как это происходит со всеми новыми продуктами в ювелирной промышленности.

Я думаю, что возможность есть, если правильно следовать намеченной стратегии.

Многие в отрасли ныне возлагают надежды на видовую рекламную кампанию со стороны Ассоциации производителей алмазов (Diamond Producers Association), чтобы подтолкнуть вверх застывшие цены на бриллианты, в то время как цены, скажем, на роскошные фирменные сумки стоимостью 4000-5000 евро взлетают вверх без особых усилий (цены на сумки Chanel выросли на 20-38% в годовом исчислении). Может быть, реклама бриллиантов просто потерял ключ, который легко находят другие?

Спрос на бриллианты никогда бы не приблизился к сегодняшнему уровню, если бы в прошлом веке не было маркетинговой кампании De Beers, и я не думаю, что нынешний уровень спроса может сохраниться среди будущих поколений без новых успешных кампаний. Хотя кампании не обязательно должны быть видовыми. Это могут быть и кампании по рекламе продукции того или иного бренда.

Короче говоря, успех товаров из категории роскоши – таких, как бриллианты, - нацеленных на дискреционные доходы, в значительной степени зависит от маркетинга и брендинга.

Если взглянуть на это шире, дискреционные доходы, могущие быть потраченными на предметы роскоши, взятые в целом как комплекс, сталкиваются с новыми вызовами. Новые поколения, такие как «двухтысячники» в США, и здесь я говорю и о себе тоже, придают меньшее значение материальным благам, чем впечатлениям, полученным в путешествиях, при изучении чего-то нового, в развлечениях и т.д. Так что, мне думается, более широким вызовом для отрасли становится задача убедить новые поколения тратить дискреционный доход на предметы роскоши, а говоря конкретно об алмазной промышленности, убедить их в том, что кольца с бриллиантами являются необходимым компонентом брачной церемонии.

Владимир Малахов, Rough&Polished