Catoca заявила, что не было тяжелых металлов в утечке из хвостохранилища, из-за которой река в ДРК стала красной

Ангольская алмазодобывающая компания Catoca, совместное предприятие ангольской государственной алмазной компании Endiama и российской АЛРОСА, сообщила, что не было обнаружено никаких тяжелых металлов в июльской утечке из ее хвостохранилища, в результате...

Сегодня

De Beers выручила $ 490 млн в ходе последнего цикла продаж

По данным Anglo American, восьмой цикл продаж De Beers в 2021 году принес компании De Beers 490 млн долларов США по сравнению с 522 млн долларов в ходе седьмого цикла продаж этого года. Годом ранее алмазная компания продала алмазов на 467 млн долларов...

Сегодня

Данные по импорту и экспорту AWDC за сентябрь

Согласно данным, опубликованным Антверпенским всемирным алмазным центром (Antwerp World Diamond Centre, AWDC), в сентябре 2021 года импорт Антверпеном необработанных алмазов сократился на 15,67%, достигнув 6 638 334,72 карата против 7 872...

Сегодня

Отчет WGC: на каждый 1% роста инфляции спрос на золото в Индии увеличивается на 2,6%

Всемирный совет по золоту (World Gold Council, WGC) выпустил отчет под названием «Драйверы спроса на золото в Индии» (‘The drivers of Indian gold demand’), первый в серии углубленных анализов индийского рынка золота.

Сегодня

Румыния обдумывает вопрос об инвестициях в алмазный сектор Анголы

Румыния планирует инвестировать в проекты по разведке алмазов в муниципалитете Нхареа (Nharêa) центральной провинции Бие (Bié) в Анголе, сообщают местные СМИ.

Вчера

Конец эпохи, наступивший с окончанием четвертого срока президентства Шмуэля Шнитцера

01 февраля 2016

shmuel_schnitzer_fullsize.jpgПримерно через месяц с небольшим после ухода с поста президента Израильской алмазной биржи (Israeli Diamond Exchange, IDE) во второй раз – пробыв в общей сложности в течение восьми лет во главе одной из крупнейших в мире алмазных бирж, - Шмуэль Шнитцер (Shmuel Schnitzer) дает оценку одному из самых трудных периодов, оказавших влияние на израильскую и глобальную алмазную отрасль, и говорит о том, что могут принести будущие годы. Шнитцер был избран президентом Израильской алмазной биржи в 1998 году и оставался на этом посту три срока подряд, пока не покинул его в 2004 году. Он был избран на четвертый срок в октябре 2013 года. Кроме того, с 2002 года по 2006 год он был президентом Всемирной федерации алмазных бирж (World Federation of Diamond Bourses, WFDB). 

Шмуэль Шнитцер долгие годы являлся известной фигурой на арене международной алмазной торговли, следуя по стопам своего отца, почти легендарного Моше Шнитцера (Moshe Schnitzer), который был президентом IDE 26 лет подряд, а также четыре срока президентом Всемирной федерации алмазных бирж. Несмотря на уход с поста руководителя IDE Шмуэля Шнитцера, один из членов семьи Шнитцеров по-прежнему будет присутствовать в составе совета директоров IDE - Шай (Shai), сын Шмуэля, был избран в правление на выборах, состоявшихся в декабре. 

Что Вы чувствуете сейчас, больше чем через месяц после того, как оставили пост президента, и какие проблемы Вам видятся главными?

Я считаю, что внес вклад в развитие Израильской алмазной биржи как в этот срок, так и раньше, когда я был президентом.

Последние два года были далеко не легкими, как известно всем, кто имеет отношение к алмазной отрасли.

Мы до сих пор имеем дело с последствиями финансового кризиса и спада, случившихся 7-8 лет назад. Китайский рынок сократился, и в настоящее время наблюдается кризис ликвидности в средней части алмазопровода.

Нам пришлось справляться с чрезвычайно высокими ценами на алмазы, назначаемыми алмазодобывающими компаниями. А с другой стороны, мы наблюдали снижение цен на бриллианты. В результате этого многие диамантеры при производстве бриллиантов получали едва заметную прибыль.

Какова ситуация в израильском алмазно-бриллиантовом секторе и какие трудности Вам пришлось преодолевать?

Это было нелегкое время для мировой алмазно-бриллиантовой отрасли, как и для израильского сектора. Но, на наш взгляд, мы оказались в более хорошей ситуации по сравнению с той, в которой мы находились два года назад.

В то время, в конце 2013 года, сектор был довольно раздроблен. Существовали группы и органы внутри биржи, ведущие борьбу друг с другом за достижение разных целей. Моей целью было создание чувства общей цели, при котором мы могли бы объединить усилия для более эффективной борьбы и добиться большей сплоченности.

Затем стояла трудная задача по достижению соглашения с Израильским налоговым управлением, особенно после рейдов полицейских и налоговых инспекторов на нашу биржу, что широко освещалось в средствах массовой информации.

Налогообложение в алмазно-бриллиантовой отрасли является чрезвычайно сложным, и нелегко добиться доверия правительства и налоговых органов. Но нам удалось убедить их в том, что мы действительно стремимся достичь честного соглашения. Я надеялся подписать соглашение до своего ухода с поста, но были задержки из-за некоторых юридических вопросов, которые необходимо было урегулировать. Но я уверен, что оно будет скоро подписано. 

Что касается рейда полиции в отношении так называемого подпольного банка, то могу сказать, что я проводил политику полной нетерпимости к незаконной деятельности и полностью поддерживал важность соблюдения высокого уровня отраслевой этики. Был ряд банкротств и долгов в несколько миллионов долларов, и это затронуло многие фирмы. Нам важно было продемонстрировать, что IDE работает прозрачно, соблюдая высокие деловые этические принципы.  

С 14 по 18 февраля IDE будет проводить зимнюю Международную алмазную неделю, как развивалось это мероприятие в последние два года?

Роль алмазных бирж в последние годы претерпела изменения. Они больше не являются просто зданиями, предлагающими место своим членам для ведения бизнеса. Сейчас они проявляют инициативу в маркетинге, привлекают иностранных покупателей на мероприятия для ведения бизнеса с их членами.

Алмазная неделя первоначально была идеей, выдвинутой IDE совместно с Клубом алмазных дилеров (Diamond Dealer Club, DDC) Нью-Йорка. Позднее мы привлекли Антверпенскую алмазную биржу (Antwerp Diamond Bourse, Beurs voor Diamanthandel) и Индийскую алмазную биржу (Bharat Diamond Bourse, BDB) в Мумбаи. Важность Алмазной недели возросла, и сейчас она является регулярным мероприятием в календаре отрасли. Постоянных покупателей стимулируют посещать ее, предлагая бесплатное проживание в отеле в качестве подарка.

Самая последняя Алмазная неделя, состоявшаяся в конце августа и начале сентября, привлекла около 400 иностранных покупателей. Тот факт, что 170 из них посетили Израиль впервые, показывает сильные позиции и привлекательность этой выставки.

Мы тесно сотрудничаем с Израильским алмазным институтом (Israel Diamond Institute) по маркетингу этого мероприятия в интересах всего израильского алмазно-бриллиантового сектора. Членам IDE, принимающим в нем участие, ни за что не нужно платить. Кроме того, проводится ежегодная Израильская алмазная неделя в Нью-Йорке, и в ходе нее в торговом алмазном зале IDE проводится ярмарка бриллиантов только членов биржи. Целью является укрепление местного сообщества, привлечение трейдеров из их офисов для общения с дилерами на торговой площадке, поскольку биржа настолько большая, что люди, работающие в одном здании, не достаточно хорошо знакомы друг с другом. 

Во время Вашего пребывания на этом посту около комплекса алмазной биржи был создан центр производства бриллиантов, и есть планы по созданию еще одного центра огранки и полировки крупных бриллиантов. Чем объясняется такое решение?

Мы наблюдали огромное сокращение мощностей израильского производства бриллиантов. В настоящее время имеется всего лишь несколько сотен рабочих по сравнению с 10 000 рабочих, занятых несколько десятилетий назад. Я считаю, что израильский алмазно-бриллиантовый сектор должен иметь производственную базу.

Израильские фирмы занимаются производством бриллиантов по всему миру – от России до Индии и Китая, Армении и Вьетнама, при этом управляя всем из своих офисов на IDE. Тем не менее, я считаю, что нам нужно иметь производственную базу по изготовлению бриллиантов, и поэтому мы создали одну около биржи, особенно для некрупных и средних компаний. Это помещение площадью 400 квадратных метров, которое позволяет нам предоставлять субсидированные рабочие условия для 100 производителей бриллиантов с доступом к передовым технологическим системам, включая машины Sarine Galaxy, системы лазерной резки и автоматизированные устройства по производству бриллиантов круглой огранки.

Мы увидели, что этот проект успешный, и стали планировать вторую фабрику внутри комплекса биржи, которая будет специализироваться на огранке и полировке бриллиантов размером 10 каратов и больше. Будет предложено всего 70 рабочих мест, а заявок подано уже в три раза больше.

Для крупных и более дорогостоящих товаров составляющая рабочей силы не имеет значения. Месторасположение этой новой фабрики тоже будет иметь важное значение, потому что это позволит фирмам внимательно отслеживать огранку дорогих драгоценных камней. Бриллианты будут находиться в охраняемом периметре комплекса биржи.

Каков Ваш взгляд на будущее развитие алмазно-бриллиантовой отрасли?

Я оптимистически настроен в отношении перспектив как в мире, так и в Израиле. Несомненно, были изменения в ведении бизнеса. Это могло означать дальнейшее сокращение количества работающих, занятых в этом секторе, но из этого не следует, что сократится оборот. Технология означает, что может требоваться меньше людей, а объем продаж может при этом значительно повышаться.

Прошлый год был очень трудным для алмазно-бриллиантовой отрасли повсюду. Был ли он также и переломным годом?

Без сомнения, прошлый год был тяжелым. Но я верю, что отрасль извлекла несколько уроков. Одним из таких полученных уроков является то, что на деле было возможным не покупать алмазы, когда становилось ясным, что невозможно производить из них бриллианты с прибылью.

Это является большим изменением в подходе отрасли. Мы изменились, и производители алмазов понимают это.

Альберт Робинсон для Rough&Polished