Али Пасторини: драгоценные камни – все еще хорошая инвестиция

Своей оценкой инвестирования в драгоценные камни и ситуации в алмазной отрасли в интервью Rough&Polished поделилась Али Пасторини (Ali Pastorini), совладелица компании Del Lima Jewelry и президент ассоциации Mubri. Эта ассоциация объединяет более...

05 декабря 2022

Продажи ювелирных украшений с выращенными в лаборатории бриллиантами в этом году впервые превысят отметку в 10%, считает Зимниски

Спрос и предложение на искусственные бриллианты в последние годы росли, к большому неудовольствию отрасли природных алмазов и бриллиантов. Некоторые компании средней части отрасли природных алмазов и бриллиантов в настоящее время также вовлечены в бизнес...

28 ноября 2022

Добыча алмазов и их синтез: что эффективнее?

Владислав Жданов - Профессор НИУ ВШЭ и бывший вице-президент АК «АЛРОСА» (2015-2018 гг.). По специальности физик. Получил образование в УрГУ (Общая и молекулярная физика), Дипломатической академии МИД, в City University London, Oxford...

21 ноября 2022

Успехи TAGS, достигнутые за последние 5 лет, побудили многие крупные тендерные компании проводить регулярные и масштабные тендеры в Дубае

Майк Аггетт (Mike Aggett) является квалифицированным частным консультантом с подтвержденным опытом работы в горнодобывающей и металлургической промышленности. бладая знаниями в области предметов роскоши, бизнес-планирования, продаж, геммологии...

14 ноября 2022

Всё начинается с камней: именно они дают импульс, диктуют образ и воплощение

Максим Селихов - основатель бренда SelikhoV Diamonds, основанного им в 2006 году и производящего уникальные ювелирные изделия ручной работы с редкими драгоценными камнями высоких характеристик. Он также известен как коллекционер уникальных и крупных...

07 ноября 2022

Федеральный министр Канады запретил расширение шахты Нунавут

23 ноября 2022
(arctictoday.com) - Компания Baffinland, занимающаяся добычей железа, надеялась построить железнодорожную и портовую инфраструктуру, чтобы удвоить производительность своего рудника Мэри-Ривер (Mary River), но столкнулась с сопротивлением местных жителей.
Федеральный министр по делам Севера Дэниел Вандал (Daniel Vandal) отклонил план Baffinland Iron Mines Corp. построить железную дорогу и удвоить ежегодный объем отгрузок с рудника Мэри-Ривер.
«Эра, когда Оттава диктовала свою волю коренными народами и их властям в проектах разработки ресурсов на Севере, закончилась», — сказал Вандал в среду в интервью Nunatsiaq News.
Министр кабинета правительства обнародовал свое решение по предложению о расширении, известном как Фаза 2, в среду вечером в письме Марджори Кавик Калурак (Marjorie Kaviq Kaluraq), председателю Совета по оценке воздействия на территорию Нунавута (Nunavut Impact Review Board, NIRB), организации, отвечающей за консультирование федерального правительства по социальным и экономическим последствиям развития территории.
Вандал сказал, что согласен с выводом NIRB этого года о том, что Baffinland не сможет должным образом смягчить или управлять потенциальным воздействием на окружающую среду, дикую природу и места обитания рыб, если рудник будет расширяться.
За министром по делам Севера Вандалом остается последнее слово по осуществлению рекомендаций NIRB, хотя он консультировался с четырьмя другими министрами федерального кабинета.
«Другие ответственные министры и я внимательно изучили отчет NIRB… и материалы организации инуитов, и решили… принять рекомендацию NIRB о том, что проект Фаза 2 не должен продолжаться в настоящее время», — сказал он в письме.
Компания хочет построить 110-километровую железную дорогу между своим рудником Мэри-Ривер и Милн-Инлет, удвоить лимит отгрузки железной руды с 6 до 12 млн тонн в год и построить дополнительный док в порту Милн-Инлет.
Наблюдательный совет оценивал это предложение в течение примерно четырех лет, при этом было проведено несколько личных встреч в Икалуите и Понд-Инлет.
В мае он пришел к выводу, что проект не может быть продолжен, потому что возможное негативное воздействие на дикую природу и среду обитания рыб нельзя «адекватно предотвратить, смягчить или адаптивно управлять».
Представитель Baffinland Питер Акман (Peter Akman) не ответил на вопросы Nunatsiaq News относительно будущего шахты в среду вечером, но сказал, что компания опубликует заявление в четверг.
Baffinland является крупнейшим работодателем в частном секторе территории, в котором работает более 2600 человек, и в 2019 году на долю компании приходилось 23% экономической деятельности Нунавута.
В компании заявили, что ей необходимо расширить свой рудник Мэри-Ривер, чтобы сделать его финансово жизнеспособным.
Baffinland впервые обратила свое внимание на залив Милн в январе 2013 года, когда через месяц после того, как тогдашний министр по делам Севера Джон Дункан (John Duncan) утвердил планы строительства 149-километровой железной дороги до залива Стинсби, тогда компания объявила, что ей необходимо собрать деньги для финансирования этого маршрута.
Компания хотела собрать деньги, доставляя 3,5 миллиона тонн железной руды в год в Милн-Инлет и отправляя ее через территорию, которая сейчас является Национальным морским заповедником Таллурутиуп-Иманга.
Эти планы развивались: с тех пор руководители компании заявили, что Baffinland хотела бы иметь шахту, на которой будет разрешено отгружать 30 миллионов тонн железной руды в год: 12 миллионов тонн из залива Милн и 18 миллионов тонн из залива Стинсби.
В интервью в среду Вандал указал на две причины своего решения отказаться от Фазы 2.
«Отчет [NIRB] был очень, очень четким», — сказал он, отметив воздействие на «растительность и пресную воду, что негативно скажется на сборе урожая инуитов… и продовольствии на долгие годы.
Министр прокомментировал: «С точки зрения науки нет разумного способа смягчить воздействие».
В своем письме Вандал сказал, что Ассоциация инуитов региона Кикиктани и корпорация Nunavut Tunngavik Inc. написали ему 25 октября, через несколько месяцев после окончания публичных слушаний NIRB, что они и северные охотники Баффинова Земли согласны с тем, что потенциальное воздействие на дикую природу будет слишком серьезным, если План Baffinland был реализован.
Вандал сказал, что отсутствие их поддержки повлияло на его решение.
«Земля, на которой находится шахта, не является землей Короны; это земля, принадлежащая инуитам, — сказал он. - Для меня это были самые важные причины».
По его словам, его министерство должно было сбалансировать экономические последствия, обеспечивая при этом соблюдение прав инуитов.
Вандал сказал, что хочет, чтобы Baffinland продолжала работать с инуитскими организациями и уровнями правительства, чтобы улучшить свое предложение.
«Я хочу призвать [Baffinland] продолжать работу с инуитами, работать с CanNor и пытаться сохранить хороший импульс, который у них есть, — сказал он. - Мы сосредоточены на создании рабочих мест, защите рабочих мест и обеспечении соблюдения Соглашения Нунавута и прав инуитов».