Везеролл: новая политика Анголы в области сбыта алмазов помогает повысить цены на алмазное сырье

Администрация президента Анголы Жуана Лоуренсу ввела технические регламенты в рамках своей новой политики в области сбыта алмазов в 2018 году, цель которой заключалась в повышении привлекательности и конкурентоспособности национальной алмазной отрасли...

Сегодня

Лабораторные бриллианты будут оставаться вариантом выбора для потребителей, начиная от рынка высококачественных свадебных украшений и кончая рынком бижутерии

Ричард Гарард (Richard Garard) является одним из основателей Международной ассоциации выращенных алмазов и бриллиантов (International Grown Diamond Association, IGDA), созданной в 2016 году. Он входит в состав Исполнительного комитета...

10 января 2022

Все - это дизайн, а дизайн - это все

Рожденный в семье, занимавшейся жемчугом в Басре, в семье первых частных ювелиров, поставляющих для королевских семей, Ашраф Мотивала (Ashraf Motiwala) является представителем четвертого поколения, продолжившим наследие компании A S Motiwala...

03 января 2022

«Типичный ювелир» - инициатива, продвигающая ювелирную отрасль России

«Типичный ювелир» - одна из крупнейших в рунете площадок для ювелиров нового поколения. Суммарная аудитория, включая соцсети, - более 100 000 человек в месяц. Каждый день публикуются актуальные новости из ювелирного мира, образовательные статьи и переводы...

27 декабря 2021

Йохан Эриксон: спрос на природные бриллианты всегда будет оставаться высоким

First Element - полностью независимая алмазная компания, зарегистрированная в Бельгии и ЮАР. First Element привержена предоставлению услуг мирового класса, направленных на повышение стоимости всей цепочки поставок - от ежедневного извлечения алмазов...

20 декабря 2021

Алмазы из Зимбабве влияют на рынок сильнее, чем вы думаете

13 июля 2015

Участники и эксперты отрасли за последние месяцы сломали немало копий, пытаясь выяснить причину стагнации алмазно-бриллиантового рынка. Вроде бы, «фундаментальные факторы» прочат индустрии блестящее будущее: мировая добыча алмазов постепенно падает, мировые продажи ювелирных изделий с бриллиантами – медленно, но растут. Но несмотря на это, цены на бриллианты в лучшем случае стоят на месте, в худшем – снижаются. Кто-то видит причину в проблемах финансирования огранки, кто-то – в изменении потребительских предпочтений. Алмазодобывающие гиганты консолидируют усилия, чтобы оживить давно прекратившиеся программы видового маркетинга. Эксперты призывают обратить больше внимания на угрозу со стороны синтетических камней.

Но есть и еще один фактор, который почему-то совершенно исчез из поля обсуждения.

Всего несколько лет назад эксперты пророчили Зимбабве большую роль на мировом алмазном рынке: считалось, что страна способна производить так много алмазов, что это изменит расклад сил в индустрии. Обещанных уровней добычи в десятки миллионов каратов рынок так и не увидел, и постепенно тема сошла на нет. Однако Зимбабве, кажется, продолжает играть в жизни отрасли куда большую роль, чем ей отводят.

Самые большие надежды на Зимбабве всегда возлагала Индия. Отмена санкций Кимберлийского процесса в отношении алмазов из Зимбабве стала для диамантеров из Сурата настоящим спасением. Индия, мировой центр производства бриллиантов, в то время страдала от резкого снижения курса рупии к доллару, подорвавшего финансовое состояние местных огранщиков.  «Зимбабвийские алмазы стали самым дешевым предложением на рынке, - заявляли представители GJEPC, - оно очень привлекательно для индийских диамантеров, особенно для малых и средних предприятий. Они закупают алмазы за наличный расчет и привозят их в Индию, чтобы поддержать производственную деятельность». Они же высказывали надежду на то, что поток дешевых камней из Зимбабве приведет и к снижению цен на алмазы из Южной Африки и России.

Надо сказать, работать с Зимбабве в этот период было весьма выгодно. В 2013 году алмазы из африканской страны, еще недавно считавшиеся конфликтными, уходили с дисконтом до 50% к стоимости сопоставимых камней из других источников. «Порядочные дилеры, купившие алмазы на тендерах в Хараре через Дубай утверждали, что алмазы Зимбабве можно покупать только со значительными скидками порядка 25-40 процентов, объясняя это тем, что алмазы из этой страны связаны с серьезными рисками для репутации трейдеров», - говорилось в исследовании Equity Communications.

По данным статистики Кимберлийского процесса, в 2013 году чистый экспорт алмазов в Индию составил около 110 млн каратов. Внешнеторговая статистика индийского Совета по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem and Jewellery Export Promotion Council, GJEPC) при этом дает совсем другую цифру - 118 млн каратов. Списать это расхождение на «разницу в методах учета» не получится: 2013-й был первым годом, когда данные статистики КП и GJEPC разошлись так резко. Например, в 2012 и 2011 годах цифры чистого экспорта в Индию из этих двух источников были практически идентичны. Таким образом, в 2013 году в Индию попали около 8 млн каратов алмазного сырья, по тем или иным причинам не учтенных Кимберлийским процессом – и скорее всего, это были алмазы из Зимбабве, купленные индийскими диамантерами «за наличный расчет» как раз в то время, когда падающий курс рупии заставлял их искать любые варианты продолжения бизнеса. 

Теперь представьте, что вы купили партию дешевых алмазов из Зимбабве и огранили из них бриллианты. Сомнительно, что вы пойдете с этими бриллиантами к крупным дилерам – наверняка они не захотят брать на себя те самые репутационные риски. Скорее всего, вы обратитесь к дилерам помельче, которые закроют глаза на некоторые проблемы происхождения в обмен на… разумеется, на все тот же дисконт к рыночной цене. А дальше дисконтированный бриллиант отправляется в свободное плавание: в отличие от алмазов, раскрывать страну происхождения бриллианта не заставляет ни один сертификат.

Возможно, нынешняя затянувшаяся стагнация цен на бриллианты вызвана именно тем, что на рынок продолжают выходить дисконтированные камни, ограненные из зимбабвийских алмазов. Сколько бриллиантов можно огранить из 8 млн каратов? Например, 3 млн каратов, на которые увеличилось производство бриллиантов в Индии в 2014 году по сравнению со стандартным для предыдущих лет уровнем 32-33 млн каратов в год.

По большому счету, нельзя винить огранщиков из Сурата в их желании поддержать собственный бизнес. Проблема, скорее, кроется в недостатках регулирования. Рьяное стремление к чистоте алмазного сырья (что само по себе является благим намерением) не сделало алмазы из Зимбабве 6олее-менее «чистыми». Мы ни в коем случае не пытаемся ставить под сомнение решение КП о наложении эмбарго на торговлю алмазами из Зимбабве, равно как и решение о его отмене. Мы лишь обращаем внимание на один факт: ни для кого не секрет, что даже после отмены эмбарго торговля алмазами из Зимбабве еще долгое время оставалась не вполне легитимной и совсем далекой от прозрачности. По сути, как-то регулироваться она начала только с конца 2013 года, когда власти страны начали устраивать открытые тендеры в Хараре и за его пределами. И даже этот механизм еще пока далек от совершенства.

Хорошая новость в том, что если дисконтированные бриллианты родом из Зимбабве сейчас действительно оказывают давление на общий уровень цен, то рано или поздно запасы этих камней закончатся и все пойдет своим чередом.

Тревожная же новость в том, что даже выход этих стоков снимет симптомы, но не решит проблему. Мы не должны забывать, что наряду с крупными производителями на рынке действуют небольшие закрытые компании, ценообразование в которых остается загадкой для всего рынка. Это относится не только к Зимбабве. Председателем Кимберлийского процесса сегодня является Ангола, которая за свою историю столкнулась с проблемами нелегального оборота алмазов, вызванного гражданской войной. По сути, во многом именно благодаря опыту Анголы схема сертификации КП и доказала свою эффективность. Но крупнейшее алмазодобывающее предприятие Анголы – «Катока» – сегодня, по словам участников рынка, также продает алмазы с большим дисконтом к рыночным ценам. И если в случае с Зимбабве дисконт был вызван санкциями и «полулегальным» статусом алмазного сырья, то в случае с «Катокой» он обусловлен непрозрачностью системы сбыта компании. Ответственность за прозрачность работы рынка, безусловно, лежит не только на Кимберлийском процессе, но и на властях тех африканских стран, которые получают выручку от алмазной торговли.

Нельзя упускать из виду и свежие новости о скором возобновлении экспорта алмазного сырья из Центральной Африканской Республики, которая находилась под санкциями КП с 2013 года. Размеры и качество этих алмазов на самом деле не имеют большого значения – если торговля этими камнями после снятия санкций тоже будет закрытой, рынок в скором времени рискует получить еще один источник сырья с 50%-м дисконтом. 

Елена Левина для Rough & Polished