Везеролл: новая политика Анголы в области сбыта алмазов помогает повысить цены на алмазное сырье

Администрация президента Анголы Жуана Лоуренсу ввела технические регламенты в рамках своей новой политики в области сбыта алмазов в 2018 году, цель которой заключалась в повышении привлекательности и конкурентоспособности национальной алмазной отрасли...

17 января 2022

Лабораторные бриллианты будут оставаться вариантом выбора для потребителей, начиная от рынка высококачественных свадебных украшений и кончая рынком бижутерии

Ричард Гарард (Richard Garard) является одним из основателей Международной ассоциации выращенных алмазов и бриллиантов (International Grown Diamond Association, IGDA), созданной в 2016 году. Он входит в состав Исполнительного комитета...

10 января 2022

Все - это дизайн, а дизайн - это все

Рожденный в семье, занимавшейся жемчугом в Басре, в семье первых частных ювелиров, поставляющих для королевских семей, Ашраф Мотивала (Ashraf Motiwala) является представителем четвертого поколения, продолжившим наследие компании A S Motiwala...

03 января 2022

«Типичный ювелир» - инициатива, продвигающая ювелирную отрасль России

«Типичный ювелир» - одна из крупнейших в рунете площадок для ювелиров нового поколения. Суммарная аудитория, включая соцсети, - более 100 000 человек в месяц. Каждый день публикуются актуальные новости из ювелирного мира, образовательные статьи и переводы...

27 декабря 2021

Йохан Эриксон: спрос на природные бриллианты всегда будет оставаться высоким

First Element - полностью независимая алмазная компания, зарегистрированная в Бельгии и ЮАР. First Element привержена предоставлению услуг мирового класса, направленных на повышение стоимости всей цепочки поставок - от ежедневного извлечения алмазов...

20 декабря 2021

AMS ошибочно определяет природные алмазы как синтетические

26 января 2015

Прошло полгода с тех пор, как De Beers представила широкой публике революционный прибор для распознавания мелких синтетических бриллиантов – Automated Melee Screening Device (AMS). Однако первые итоги использования аппарата, призванного защитить рынок от искусственных камней, являются не вполне утешительными. По отзывам диамантеров, использующих прибор, теперь они сталкиваются с обратной проблемой: AMS распознает часть натуральных камней как синтетические.

Покупка синтетического бриллианта почти не грозит тем, кто покупает дорогой камень. Как правило, бриллианты массой более 0,5 карата имеют сертификат, подтверждающий их происхождение. Наиболее незащищенной долгое время оставалась категория melee – бриллиантов массой от нескольких сотых до 0,2 карата, которые широко используются в производстве ювелирных украшений для массового рынка. Стоимость камней melee слишком невелика, чтобы проверять каждый камень из партии. Как правило, большинство диамантеров выборочно проверяет только несколько камней из бокса melee, а некоторые не проверяют вовсе. Именно поэтому подмешать синтетические бриллианты в партию melee достаточно просто: за последние два года большинство скандальных историй о «подсоленных» бриллиантах были связаны именно с мелкими камнями.

При этом прибора для быстрого и недорогого исследования мелких камней на рынке попросту не было. Это позволяло одним диамантерам только обреченно разводить руками, а другим – беспрепятственно продавать синтетические алмазы под видом натуральных. Появление AMS было встречено на рынке овациями. AMS не предназначен для продажи, как другие приборы, разработанные De Beers – компания предоставляет эти аппараты в пользование своим сайтхолдерам за определенную плату. Корпорация никогда не раскрывала список клиентов, получивших прибор в пользование. В первые месяцы некоторые из них гордо заявляли о начале эксплуатации AMS сами, однако уже к концу года шум вокруг прибора полностью исчез, а энтузиазма у его пользователей, видимо, поубавилось. 

Принцип работы AMS основан на спектроскопическом исследовании: аппарат оценивает уровень поглощения света в различных участках бриллианта. Более 95% натуральных алмазов имеют включения азота (так называемые алмазы типа I), который дает характерную спектроскопическую картину и позволяет говорить о природном происхождении камня. Создать же синтетический алмаз с азотными включениями технологически крайне сложно.

Проблема в оставшихся нескольких процентах. В природе попадаются и натуральные алмазы, не содержащие азотных включений – алмазы типа IIa. По данным исследований, алмазы типа IIa встречаются почти на всех действующих крупных месторождениях, независимо от их географического расположения. Статистически чаще всего они замечены на месторождениях Австралии, Канады, России и юга Африки – то есть, в принципе, могут быть куплены у любого из «большой четверки» производителей.  «Мы проверяли на AMS наши стоки и с удивлением обнаружили существенное количество «синтетических» камней, - рассказывает один из сайтхолдеров, использующих AMS. – Наше удивление было еще больше, когда мы проверили импортные сертификаты: большая часть этих камней оказалась куплена напрямую на тендерах у добывающих компаний».

Диамантеры, которые покупают мелкие алмазы IIa у добывающих компаний, ничем не рискуют: как покупатель «первой руки», они прекрасно знают происхождение камня. Зато под угрозой оказываются все следующие участники цепочки, которые производят из этих алмазов бриллианты и ювелирные украшения. Благодаря отсутствию азота и почти полному отсутствию других включений, камни типа IIa ценятся за прозрачность и бесцветность. По этой же причине такие камни в больших количествах искусственно выращивают методом CVD.

«Честно говоря, мы пока не вполне понимаем, что делать с этой проблемой, - говорит один из сайтхолдеров. – AMS проверяет 360 бриллиантов в час, и за каждый час проверки мы получаем порядка 5-10 «подозрительных» камней. Чтобы подтвердить их натуральное происхождение, бриллианты нужно направлять на более глубокое исследование на точном оборудовании. Такая проверка стоит порядка $20 за каждый камень, а в случае с melee дополнительная проверка даже десятка камней может сделать нерентабельной покупку всего бокса. Продавать их непроверенными мы тоже не можем: если кто-то из покупателей по итогам такой же проверки обнаружит в изделии «синтетический» бриллиант, рассказывать что-то о разных типах алмазного сырья будет уже бессмысленно. В итоге большая часть этих камней пока просто лежит в стоке без движения».

Другой сайтхолдер, в свою очередь, отмечает, что его компания использует не только самостоятельно ограненные бриллианты, но и покупает партии камней на рынке. «Если эту технологическую проблему с определением камней типа IIa обнаружили мы, то наверняка она давно известна и компаниям, которые производят синтетические алмазы.  Где гарантия, что эти компании не станут целенаправленно пытаться продавать нам аналогичные CVD-бриллианты? Рынок долгое время нуждался в аппарате вроде AMS, чтобы защититься от синтетических бриллиантов, но получается, что с его появлением мы наоборот стали меньше защищены от них».

Эти отзывы наводят на весьма печальные размышления. Специалисты-геммологи готовы внимать доводам о разном строении кристаллической решетки алмазов. Но конечная цель создания аппаратов, распознающих синтетику – это возможность их использования непосредственно в магазинах, чтобы дать покупателю убедиться в натуральности камня прямо при его покупке. И там, в магазине, рассказ продавца-консультанта о включениях азота или бора скорее всего покажется среднестатистическому покупателю очередной маркетинговой уловкой. Приходится констатировать, что в этом плане проблема определения синтетических камней по-прежнему далека от решения. Для действительно массового использования разработчикам придется создавать новый класс портативных аппаратов, комбинирующих сразу несколько методов распознавания происхождения сырья.

Мы видим и еще одну опасность. Если современные технологии распознают натуральные алмазы как синтетические, это дает производителям синтетики еще одну возможность с гордостью заявлять: «смотрите, наш продукт ничем не отличается от природного. Даже аппараты De Beers подтверждают это».

Елена Левина для Rough&Polished