Ювелирные украшения с лабораторными бриллиантами – это будущее

Как основатель бренда Diamond Little Star® Лю Цзянцзян активно участвует в различных деловых мероприятиях. Он основал Аналитический центр по выращенным в лаборатории бриллиантам в Китае и Клуб выращенных в лаборатории бриллиантов в Китае. В то же время...

14 июня 2021

Заявление компании Pandora о выращенных в лаборатории камнях не приведет к обесценению природных бриллиантов - Зимниски

Ювелирный ритейлер Pandora недавно объявил, что больше не будет покупать природные бриллианты, поскольку он перешел на выращенные в лаборатории бриллианты. Однако аналитик алмазного рынка Пол Зимниски (Paul Zimnisky) сказал Мэтью Няунгуа (Mathew...

07 июня 2021

«Объем алмазов Forevermark, которые мы продаем через индийских партнеров, намного выше, чем в других частях мира», - говорит Сачин Джейн

Сачин Джейн (Sachin Jain) работал в индийском подразделении De Beers еще в 2010 году, когда он стал главой отдела розничной торговли. В 2014 году он занял пост президента Forevermark, а в настоящее время он является управляющим директором De...

31 мая 2021

Новая лаборатория GSI в Джайпуре будет специализироваться на цветных драгоценных камнях

Компания Gemological Science International (GSI) открыла новую лабораторию в Джайпуре, Индия. Поскольку этот штат является столицей цветных драгоценных камней, лаборатория будет включать в себя подразделение, специализирующееся на их географическом...

24 мая 2021

«Мы приветствуем обязательное клеймение в интересах потребителей, но также важно иметь надлежащую инфраструктуру, равномерно распределенную по всей Индии», - утверждает Ашиш Петхе, председатель GJC

Ашиш Петхе (Ashish Pethe), председатель Всеиндийского совета по драгоценным камням и ювелирным изделиям (All India Gem and Jewellery Domestic Council, GJC), ранее известного как Всеиндийская федерация торговцев драгоценными камнями и...

17 мая 2021

Antwerp Diamond Bank и кризис управления алмазной отраслью

22 декабря 2014

Доступ к кредитам часто был затруднен для небольших предприятий в Европе, но в последнее время проблема финансирования выросла до критического уровня. Алмазные трейдеры особенно подвержены влиянию вызванного экономическим кризисом расхождения между спросом на кредиты и их предложением.

Ввиду того, что бизнес основан на сделках, алмазная отрасль в большой степени полагается на банковские учреждения. В течение всего прошедшего столетия несколько крупных банковских групп пошли на создание особых отделений, занимающихся неотложными вопросами компаний, работающих с алмазами и бриллиантами.

Но в настоящее время отрасль попала в опасное положение с кредитованием. Специализированные кредитные учреждения резко сворачивают свою деятельность.  Эта тенденция особенно заметна в Европейском союзе, где политика в области финансирования особенно ужесточилась. Самой известной жертвой этой ситуации, конечно, является Antwerp Diamond Bank (ADB), второй по величине алмазный банк в мире, который закрывается после 80 лет деятельности.

Европа ужесточает контроль над финансированием

Когда в конце прошлого десятилетия многочисленные банки вынуждены были просить финансовой поддержки у национальных правительств для того, чтобы бороться с экономическим кризисом, Европейская кмиссия заставила их соблюдать жесткие правила в обмен на это. В частности, учреждения, получившие государственные средства, вынуждены были выполнять программу продажи всех непрофильных активов с целью ограничения убытков и уменьшения будущих рисков.

В 2009 году президент Бельгии, глава федеральной исполнительной власти, вместе с фламандским местным правительством запустили процедуру вывода из кризиса банковской группы КВС стоимостью €3,5 миллиарда. Согласно этой политике, Европейская комиссия потребовала от банка КВС провести продажу некоторых его филиалов, включая банк ADB. Продажа ADB должна была помочь снизить риск и получить свежие ресурсы для оплаты государственного займа.       

В декабре 2013 года КВС объявил о том, что нашел потенциального покупателя для ADB в Китае. Yinren Group, диверсифицированная группа предприятий, работающая в области развития недвижимости и проявляющая большой интерес к финансированию алмазной отрасли, согласилась на условия приобретения. По соглашению, банк КВС должен был заниматься всеми высокорискованными и невозвратными кредитами в своем портфеле. В свою очередь, Yinren гарантировала, что деятельность ADB будет «продолжаться, обеспечивая защищенность будущего своего персонала и гарантируя, что будет предоставляться высококачественное обслуживание его заказчикам», как заявил Йохан Тиджс (Johan Thijs), главный исполнительный директор KBC Group.

Соглашение просуществовало недолго. Осенью этого года ADB сделал заявление в прессе, сообщив, что продажа не может состояться и что вследствие этого КВС продолжал «постепенно и планомерно сокращать объем портфеля кредитования и деятельность ADB».  Другими словами, ADB начал сворачивать свою работу навсегда.

KBC, как сообщали, отказался вдаваться в подробности по вопросу о том, почему эту операцию нельзя было успешно завершить, что дало возможность для спекуляций как прессе, так и операторам алмазной отрасли.

Самым правдоподобным объяснением является то, что группа Yinren не смогла убедить Европейскую службу банковского надзора (European Banking Authority) гарантировать разрешение контролирующего органа на приобретение ADB. Это не удивительно, поскольку Yinren не имеет опыта банковской деятельности и никогда не смога бы справиться с жесткими правилами ЕС без проведения крупных и широких реформ.

Отрасль не привлекает инвестиции

Независимо от причин, заставивших Yinren отступить, тот факт, что ADB - банк с такой большой историей и репутацией – мог оставаться в состоянии продажи в течение 5 лет подряд на чрезвычайно благоприятных условиях и получить лишь такое малообещающее предложение от Китая, является явным симптомом серьезного заболевания: алмазы и бриллианты больше не привлекательны для банковских учреждений.

Отчасти причина этого кроется в структурных недостатках алмазно-бриллиантового рынка, который, будучи дорогостоящим и основанным на сделках, считается по своему характеру рискованным. Крупные европейские банки были, по существу, вытеснены из такого рода инвестиционной деятельности по причине жестких правил финансирования. Кроме ADB, есть и другие примеры - например, крупнейшая в мире алмазная и ювелирная группа ABN AMRO International Diamond & Jewelry Group, которая сейчас выдает меньше займов и на более жестких условиях, чем раньше.

Но старые выходящие из игры банки – не самое худшее в этой истории. Еще больше беспокоит то, что по мере их выхода из алмазно-бриллиантовой отрасли никто не появляется, чтобы заполнить пробел. Возможность привлечения новых инвесторов является хорошим показателем, насколько здоровой является обстановка на рынке, а алмазно-бриллиантовому рынку этого явно не хватает.

Проблема в том, что инвесторы, похоже, опасаются заниматься алмазно-бриллиантовой отраслью, которая со стороны часто кажется слишком непрозрачной и скрытной. Кроме того, отрасль, похоже, не способна справиться с растущей критикой в отношении отсутствия у нее прозрачности. Отрасли не следовало отбрасывать, пожимая плечами, такие обвинения, как те, что были опубликованы в 2013 году Группой по разработке финансовых мер борьбы с отмыванием денег (Financial Action Task Force, FATF) в отношении уязвимости алмазопровода к схемам по отмыванию денег и финансированию терроризма, а нужно было решительно ими заниматься.

Алмазам и бриллиантам нужен Антверпен

Город Антверпен определенно несет основное бремя этого кредитного кризиса. По данным Антверпенского всемирного алмазного центра (Antwerp World Diamond Centre), около трети алмазно-бриллиантовой деятельности города финансируется банком ADB. Без своего самого важного банка Антверпен не сможет сохранить свои прежние уровни торговли, и его роль в качестве алмазно-бриллиантового центра будет сокращаться по сравнению с его конкурентами. 

Кто-то, возможно, склонен считать, что все происходящее является формой естественного отбора: в то время, как старые алмазно-бриллиантовые рынки сокращаются, появляются новые рынки, и для каждого вида деятельности, который выпадает из бизнеса в Европе, появляется другой бизнес на бурно развивающемся Востоке.

Но если описывать спад в Антверпене только с экономической точки зрения, то можно упустить истинное значение города бриллиантов для отрасли. Антверпен является не только бриллиантовым центром, но – самое важное – центром управления деятельностью, связанной с алмазами и бриллиантами, во всем мире. 

Раздробление алмазно-бриллиантовой отрасли, что, похоже, является необратимой тенденцией этого десятилетия, приводит к ситуации, при которой производители бриллиантов становятся раздробленными и одинокими, как никогда раньше. Чем больше они раздроблены, тем меньше они могут согласовывать свои усилия и защищать объем производства и цены.

Недавние события доказали, что без надлежащей координации производители бриллиантов менее эффективны в защите своих интересов. В настоящее время они зажаты между производителями алмазов, которые хотят сохранить рост цен на алмазы, и потребительским рынком, который ввиду отсутствия эффективной стратегии маркетинга бриллиантов, проводит переориентацию на другие предметы роскоши помимо бриллиантов. Вызывающий обеспокоенность процесс «превращения бриллиантов в товар» и проблема сохранения цен на бриллианты на уровне цен на другие предметы роскоши проистекают как раз из этой недостаточной координации.

Маркетинговые исследования, рекламные кампании, программы обучения - все это требует крупного финансирования и четкой координации. До сих пор самые серьезные усилия в этом отношении предпринимались организациями, базирующимися в Антверпене, такими как Всемирная федерация алмазных бирж (World Federation of Diamond Bourses) или Антверпенский всемирный алмазный центр (если упомянуть самые известные из них). Если эти учреждения ослабнут, а новые не будут созданы для поддержания их в проводимой ими политике, то пострадает весь алмазный сектор.

Пока деньги, товары и рынки будут находиться в свободном движении, алмазно-бриллиантовой отрасли всегда будет нужен Антверпен.

Маттео Бутера, Rough&Polished