Основной фактор, влияющий на рост цен на цветные бриллианты, заключается в том, что с каждым годом из недр извлекается все меньше алмазов

Мири Чен (Miri Chen), генеральный директор Фонда исследования бриллиантов фантазийных цветов (Fancy Color Research Foundation, FCRF), опытный руководитель отдела высоких технологий, стала работать в FCRF пять лет назад. До того, как возглавить...

15 августа 2022

«Мы помогаем нашим клиентам войти в будущее, полное неизвестных вызовов, но полное возможностей», - говорит Раджеш Шах, партнер Venus Jewel

Раджеш Шах (Rajesh Shah) является партнером Venus Jewel с момента прихода в компанию в 1985 году и уделяет особое внимание развитию бизнеса и продажам. Работая со своим старшим двоюродным братом Анилом (Anil) и младшим братом Хитешем...

08 августа 2022

Антонио Чечере, президент Женевской алмазной биржи, предупреждает о возможном росте инфляции и сокращении покупательной способности потребителей

Антонио Чечере (Antonio Cecere) является управляющим директором Cecere Group, которая работает в секторе бриллиантов и предметов роскоши и включает в себя Cecere Monaco - узкоспециализированную фирму, занимающуюся альтернативными инвестициями...

01 августа 2022

Ботсвана лидирует в предоставлении финансовых стимулов для геологоразведки алмазов - Кэмпбелл

По словам Джеймса Кэмпбелла (James Campbell), управляющего директора Botswana Diamonds, Ботсвана, являющаяся одним из ведущих производителей алмазов в мире, продолжает обеспечивать правовую определенность и финансовые стимулы для геологоразведки...

25 июля 2022

«Будущее подлинных бриллиантов больше, чем когда-либо», — утверждает Лейбиш Полнауэр, основатель и президент Leibish & Co

Еще в 1979 году молодой Лейбиш Полнауэр (Leibish Polnauer), в то время огранщик алмазов, поехал в Лондон и обнаружил, что фабрика, на которой он работал, закрыта. Но, к счастью, он нашел объявление от фирмы Garrard, обслуживавшей королевский...

04 июля 2022

Золотодобытчики РФ жертвуют возможной выгодой ради устойчивости

10 ноября 2014

Негативный прогноз по ценам на золото и капиталоемкие проекты заставляют крупнейших российских золотодобытчиков все чаще прибегать к практике заключения хедж-контрактов. Этот механизм позволяет получить гарантированный доход от реализации своей продукции банку-контрагенту, практически вне зависимости от колебаний рыночной цены золота. По мере распространения этой практики, которую смело можно считать антикризисной, можно судить и о состоянии рынка золота - чем выше доля хеджа, тем незавидней кажутся его игрокам перспективы, если они готовы отказаться от потенциального повышения стоимости актива. При высоких ценах производители не заключали хедж-контракты, прибегая к ним только для привлечения проектного финансирования. Но 30-процентное падение цен в 2013 году изменило отношение к хеджу, так как обеспечивало компаниям устойчивую выручку в кризисный период.

К хеджированию золотопромышленники стараются прибегать только в случае острой необходимости, в том числе потому, что представители отрасли ранее неоднократно сталкивались с негативным эффектом от этой меры. Долгосрочный хедж, который был выгоден во времена рекордных падений цены, приносит убытки, когда цены восстанавливаются. "Полиметалл" (на базе которого создан Polymetal), крупнейший российский производитель серебра, с 2004 по 2007 год реализовывал значительные объемы этого драгметалла по фиксированным ценам Standard Bank London (впоследствии права перешли к ABN AMRO), организовавшему синдицированный кредит для этой компании. Недополученная прибыль от операции, которая не позволила "Полиметаллу" полностью использовать благоприятную конъюнктуру, только в 2007 году оценивались в сумму свыше $80 млн. Выполнив обязательства, "Полиметалл" декларировал, что в будущем политика компании состоит в том, чтобы не вступать в какие-либо соглашения, которые могут ограничить положительное влияние потенциального роста цен на драгоценные металлы.

Polymetal держит свое слово и на сегодняшний день остается единственным из четверки крупнейших российских золотодобытчиков, не прибегающим к хеджированию. Сначала к хеджированию вернулся Petropavlovsk, обладающий повышенной долговой нагрузкой и проектами с наивысшей себестоимостью. Первый после долгого перерыва контракт Petropavlovsk предусмотрительно заключил еще в феврале 2013 года, законтрактовав около 47% уровня годового производства (399 тыс. унций) по средней цене $ 1 663 за унцию. Именно в феврале прошлого года золото достигло своего пика и стало снижаться на фоне предпосылок для свертывания программы стимулирования экономики США (QE3), замедления роста экономики Китая и продажи части золотых запасов Кипра. В мае прошлого года Petropavlovsk подстраховался еще одним контрактом, отражающим актуальную на тот момент цену - $ 1 408 за унцию, причем срок действия этого 3-месячного соглашения истекал в июне следующего, 2014 года. Риск Petropavlovsk оправдался. По итогам 2013 года средняя цена реализации компании с учетом эффекта хеджа составила $ 1 519 за унцию - почти на 10% выше средней рыночной цены за этот период.

"Хеджирование цены на золото не было нашей гениальной идеей, это было необходимостью, - пояснял в начале 2014 года первый замгендиректора Petropavlovsk Андрей Тарасов. - Мы хеджировали наши цены, исходя из требований аудиторов и банков, а не потому, что предвидели падение цены золота в 2013 году". Он пояснял, что к хеджированию компания прибегает, если прогноз по ценам на золото, заложенный в бюджет, не позволяет обслуживать текущий долг или текущую деятельность. На 2014 год Petropavlovsk закладывал $ 1 200 за унцию, следовательно, в этом году хеджевые контракты были целесообразны по цене не ниже этого уровня. В I квартале этого года спотовая цена золота поднималась до $ 1 350, и первоначально консервативный хедж не был выгоден для компании, но ко второй половине года цена скорректировалась, и по итогам 9 месяцев этого года Petropavlovsk удалось получить положительный эффект в размере $ 59 на унцию от своих хедж-контрактов. Средняя цена реализации золота у компании за январь-сентябрь - $ 1 329 за унцию.

Результаты крупнейших золотодобытчиков РФ за 9 месяцев 2014 года и динамика в годовом выражении

analytics_10112014_rus.jpg

*в золотом эквиваленте

Если для закредитованного Petropavlovsk хеджирование объяснялось преддефолтным состоянием, крупнейший российский золотодобытчик Polyus Gold пошел на это по двум причинам. Во-первых, компания хотела застраховать денежный поток своего наименее рентабельного действующего месторождения, Куранахского (обеспечивает около 8% совокупного производства, себестоимость более $ 1 250 на унцию) и россыпей. На остальных предприятиях Polyus издержки ниже, поэтому хеджирование не будет применяться, заявлял Polyus Gold.

Но в начале июля этого года компания неожиданно опубликовала параметры масштабной программы поддержки цен (Strategic price protection programme), в ходе которой Polyus захеджировал почти 40% от прогнозируемого уровня производства до 2018 года. В этом случае логика Polyus в том, чтобы на фоне волатильности цен на золото обеспечить устойчивый денежный поток для реализации своего основного инвестпроекта - освоения Наталкинского месторождения, одного из крупнейших неразрабатываемых месторождений в мире с запасами 40,8 млн унций. Только в 2014 году Polyus надо финансировать капзатраты Наталки в размере $320 млн, а общий уровень капвложений достиг $1,3 млрд. Ввод в эксплуатацию первой очереди Наталкинского ГОКа, запланированный изначально на конец 2013 года, перенесен на лето 2015 года из-за плохой конъюнктуры цен.

Стратегия Polyus состоит из двух частей. Первая часть - форвардные контракты по фиксированным ценам - являются традиционным и общепринятым инструментом, хотя и нетипичным для крупного производителя масштаба Polyus. Компания с 1 июля этого года и до 30 июня 2016 года реализует 310 тыс. унций золота по цене $ 1 321 за унцию.

В рамках второй части программы - серии опционов, которая получила название zero cost Asian gold collars или revenue stabilizer - Polyus Gold может продать до 2,52 млн унций золота (в 1,5 раза выше уровня производства в 2013 году). Этот компонент программы состоит из двух траншей, которые различаются объемами и сроками реализации. Первый транш действует с 1 апреля 2014 года по 30 марта 2018 года, второй - с 1 июля 2014 года по 29 июня 2018 года. В рамках первого транша Polyus в течение первых трех лет программы продаст по 300 тыс. унций ежегодно, а в четвертый, последний, - сразу 900 тыс. унций. Второй транш - 120 тыс. унций ежегодно в течение трех лет и 360 тыс. унций в последний год.

От традиционного хеджа эти сделки отличаются установлением верхней и нижней границ диапазона цены. Для каждого из траншей границы свои, к примеру, для первого - $ 1 634 и $ 950 за унцию соответственно. Опишем механизм действия на примере этого транша, в ходе которого могут быть реализованы максимальные объемы.

В случае падения цен на золото ниже $950 за унцию, условия транша аннулируются, и золотодобытчик продает золото по рыночной стоимости. Если золото будет стоить между $ 950 и $ 1 382, цена в контракте Polyus будет максимальной - $ 1 382. Если золото будет торговаться в диапазоне $ 1 382 - $ 1 634 за унцию, Polyus Gold вновь продает продукцию по рыночным ценам. Но в случае, если цена превышает $ 1 634, - по $ 1 518 за унцию.

Polyus в течение трех из четырех лет действия программы выигрывает при умеренно-оптимистическом сценарии развития, продавая золото банкам по максимальной цене, но взамен отдает контрагентам "сливки" в случае роста цен выше $ 1 525 за унцию. Фактически, компания сознательно отсекла возможность резкого роста цен на золото, и озаботилась максимизацией выручки при той конъюнктуре, которую считает наиболее вероятной.

По итогам 9 месяцев 2014 года программа хеджирования принесла Polyus $11 млн дополнительного дохода: компания реализовала 144 тыс. унций золота по цене $ 1 371 при средневзвешенной цене за этот период $ 1 293 за унцию.

В октябре о возможности хеджирования заявила и Nordgold, которая ранее не видела в этом необходимости. Несмотря на то, что у золота очень плохая история с хеджированием, по словам главы Nordgold Николая Зеленского, "краткосрочное страхование риска снижения цены на золото может оправдать себя, если компания имеет значительные инвестиционные программы". "К примеру, если надо пройти какую-то программу капвложений, и цена выглядит разумно, то почему бы не зафиксироваться квартала на три вперед? Такие моменты есть, мы о них думаем, но пока ничего конкретного", - заявил он.

Отметим, что "краткосрочное", по версии Н. Зеленского, хеджирование в течение 3-х кварталов на практике немногим отличается от прошлогоднего хеджа Petropavlovsk.

Изменение позиции Nordgold может объясняться как тем, что банки-контрагенты еще сохраняют оптимизм в отношении цен на золото - а значит, могут предложить золотодобытчикам выгодные на сегодняшний день условия, - так и масштабными инвестиционными обязательствами. Сейчас Nordgold реализует два проекта развития: Гросс в Якутии (капзатраты в объеме $300 млн, решение о запуске проекта будет принято, исходя из рыночной конъюнктуры, после получения разрешения на строительство) и Bouly в Буркина-Фасо ($140 млн).

Игорь Лейкин для Rough&Polished