MIUZ Diamonds – бриллианты со столетней историей

Московский ювелирный завод всегда славился своими мастерами, получая призы и дипломы “лучшего предприятия ювелирной торговли”. У одного из старейших предприятий России – две любопытные новости: недавний 100-летний юбилей со времени основания и полный...

21 июня 2021

Ювелирные украшения с лабораторными бриллиантами – это будущее

Как основатель бренда Diamond Little Star® Лю Цзянцзян активно участвует в различных деловых мероприятиях. Он основал Аналитический центр по выращенным в лаборатории бриллиантам в Китае и Клуб выращенных в лаборатории бриллиантов в Китае. В то же время...

14 июня 2021

Заявление компании Pandora о выращенных в лаборатории камнях не приведет к обесценению природных бриллиантов - Зимниски

Ювелирный ритейлер Pandora недавно объявил, что больше не будет покупать природные бриллианты, поскольку он перешел на выращенные в лаборатории бриллианты. Однако аналитик алмазного рынка Пол Зимниски (Paul Zimnisky) сказал Мэтью Няунгуа (Mathew...

07 июня 2021

«Объем алмазов Forevermark, которые мы продаем через индийских партнеров, намного выше, чем в других частях мира», - говорит Сачин Джейн

Сачин Джейн (Sachin Jain) работал в индийском подразделении De Beers еще в 2010 году, когда он стал главой отдела розничной торговли. В 2014 году он занял пост президента Forevermark, а в настоящее время он является управляющим директором De...

31 мая 2021

Новая лаборатория GSI в Джайпуре будет специализироваться на цветных драгоценных камнях

Компания Gemological Science International (GSI) открыла новую лабораторию в Джайпуре, Индия. Поскольку этот штат является столицей цветных драгоценных камней, лаборатория будет включать в себя подразделение, специализирующееся на их географическом...

24 мая 2021

Особый путь флуоресцентного «Севералмаза»

22 сентября 2014

В марте этого года «АЛРОСА» ввела в эксплуатацию 2-ю очередь обогатительной фабрики на Ломоносовском ГОКе в Архангельской области. Ввод 2-й очереди позволит «Севералмазу», который разрабатывает это месторождение, в 2021 году увеличить производство до 5 млн каратов, что составит около 10% добычи по группе «АЛРОСА». Сейчас «Севералмаз» обеспечивает 2%. Месторождение им. Ломоносова включает в себя 6 кимберлитовых трубок, общие ресурсы которых по JORC оцениваются в 126 млн т руды, содержащие 115,5 млн каратов алмазов, но пока «Севералмаз» ведет добычу только на одной - «Архангельской». С конца 2014 года «Севералмаз» планирует начать добычу алмазов на трубке «Карпинского-1».

«Севералмаз» осваивает месторождения на средства «АЛРОСА», которая предоставляет финансирование «дочке» в виде взносов в уставный капитал. Очередной такой взнос – на 16 млрд рублей – неожиданно стал камнем преткновения между руководством «АЛРОСА» и миноритарными акционерами компании. Зарубежные инвестфонды, в том числе Oppenheimer и Lazard, которые вошли в капитал «АЛРОСА» в ходе IPO, проголосовали на годовом собрании акционеров «АЛРОСА» против допэмиссии «Севералмаза». Это не помешало одобрению сделки - судя по исходу голосования («за» более 92% акционеров, «против» 7,5%), ее поддержали основные акционеры компании, Росимущество и Якутия, а также якутские улусы, - но как минимум заставило задуматься о причинах.

Тем более, что изучение отчетов фондов позволяет сделать вывод о том, что эта позиция вряд ли была «технической». Крупные инвестиционные фонды, владеющие акциями десятков компаний в разных странах, зачастую голосуют исходя из рекомендаций структур, специализирующихся на консалтинге для миноритариев, вроде Institutional Shareholder Services (ISS). Но на годовом собрании «АЛРОСА» фонды-акционеры по большинству вопросов, включая выборы в наблюдательный совет и сделки с заинтересованностью, голосовали по-разному. И только в вопросе об инвестициях в «Севералмаз» зарубежные акционеры были абсолютно единодушны. Для того, чтобы разобраться, почему сугубо технический вопрос – конвертация долга «дочки» перед материнской компанией «АЛРОСА» - вызвал отрицательную реакцию, нужно вспомнить прошлое «Севералмаза» и проанализировать данные о рентабельности.

Месторождение алмазов им. М. В. Ломоносова было открыто в 1980 году. Несмотря на то, что разведку и подготовку ТЭО освоения месторождения вели специалисты ПО «Якуталмаз» (предшественник «АЛРОСА»), путь «Севералмаза» в структуру российского монополиста был тернист. В 1997 году крупным акционером «Севералмаза» стал другой монополист, De Beers, контролировавший тогда 80% мировых продаж алмазов. De Beers получила 27% акций «Севералмаза» и доступ к технической документации, ознакомившись с которой и проведя собственное обследование, подтвердила расчеты «Якуталмаза». Однако надежды местных властей на инвестиции со стороны De Beers не оправдались – так же, как и надежды De Beers на получение контроля над алмазодобывающими предприятиями Архангельской области (кроме месторождения им. Ломоносова, De Beers претендовала на близлежащую трубку им. Гриба). В этих условиях De Beers посчитала невыгодным для себя развитие второй алмазной провинции в России, тем более что отсутствие возможности заключить СРП и высокая налоговая ставка не позволяли достичь нужной рентабельности. В 2000 году долю De Beers выкупила «АЛРОСА», которая начала реализацию комплексного плана строительства ГОКа, второй стадией которого было создание гранильного производства на оборонном заводе «Звездочка» в Северодвинске. На тот момент весь проект оценивался в $400 млн.

Реальность внесла коррективы в размер капвложений в месторождение, освоение которого велось в расчете на прогнозируемый глобальный дефицит алмазного сырья -  общий объем затрат на сегодняшний день превысил изначальные оценки вдвое, составив $800 млн. Первая очередь ГОКа на «Севералмазе» на 1 млн тонн руды была введена в июне 2005 года, в 2008 году «Севералмаз» начал продажи алмазов на тендерах. С момента приобретения компания до 2010 года не демонстрировала прибыль, принося около 1 млрд рублей чистого убытка в год, что было сопоставимо с чистой прибылью «АЛРОСА» в кризисный период. Себестоимость добычи на «Севералмазе» в 2009 году составляла около $70 за карат, в то время как стоимость продукции предприятия не превышала $50 за карат.

Задача добиться безубыточности на «Севералмазе» оказалась как минимум сложной не только для находящейся в некомфортных условиях De Beers, но и для «АЛРОСА». «Надеемся, что лет через пять мы выведем проект на рентабельную работу. Но пока только вкладываем, вкладываем, вкладываем», - говорил в 2009 году вновь назначенный глава «АЛРОСА» Федор Андреев. Компания рассчитывала вывести «Севералмаз» на рентабельность еще в 2009 году, но разразившийся кризис подорвал экономику и куда менее «сырых» алмазных проектов. Законсервировать «Севералмаз» нельзя – в районе такие геологические условия, что месторождение просто затопит.

Но легких для разработки месторождений в принципе не осталось, и после того как игроки алмазного рынка оправились от последствий кризиса, «Севералмаз» вновь заинтересовал одного из них – на этот раз Rio Tinto. Именно эта компания в конце 2010 года более всех продвинулась в согласовании возможной сделки с курирующим «АЛРОСА» тогдашним министром финансов РФ Алексеем Кудриным. Планировалось, что за 50%-1 акцию «Севералмаза» Rio заплатит $250 млн, а также обязуется вложить $135 млн в дальнейшее развитие предприятия для его выхода на проектную мощность в 2 млн каратов в 2015 году. Rio Tinto получала право продавать добытые на трубке им. Ломоносова алмазы пропорционально своей доле – к слову, такой возможности до сих пор нет у «АЛРОСА» в отношении продукции ангольской Catoca.

Однако желание «АЛРОСА» привлечь в «Севералмаз» стратегического инвестора оказалось мимолетным. На фоне посткризисного роста цен на алмазном рынке в I половине 2011 года «АЛРОСА» пересмотрела свои планы. «Стоимость алмазов «Севералмаза» выросла с $60 до $110 за карат. Проект из убыточного превращается в рентабельный, он относится к профильному бизнесу - это не железная руда и не газ. Продавать такой актив нецелесообразно. У компании есть средства для развития, хотя проект требует порядка $500 млн инвестиций», - говорил представитель «АЛРОСА» в мае 2011 года.

К слову об инвестициях. Основной объем капвложений «АЛРОСА» (38 млрд рублей в 2014 году, прогноз на 2015 год аналогичен) приходится на подземные рудники – в первую очередь на подземный рудник «Удачный», который был запущен в эксплуатацию летом текущего года. Но доля капвложений, приходящихся на «Севералмаз», в общем capex «АЛРОСА», несоизмерима с его 2-процентной долей в объеме производства, следует из отчета о запасах и ресурсах «АЛРОСА» на 1 июля 2013 г. по JORC, подготовленного Micon. В 2013 году на «Севералмаз» пришлось 15% общего объема капвложений «АЛРОСА», в 2014 году – около 7%.

Руда «Севералмаза» достаточно небогатая по сравнению с месторождениями «АЛРОСА» в Западной Якутии. Сейчас «Севералмаз» работает на трубке «Архангельская» с рудой с содержанием около 0,5 карата на тонну. Для сравнения, на трубке «Нюрбинская» содержание во II квартале 2014 года – 2,26 карата/т, «Интернациональная» - 8,7 карата/т, «Мир» – 3,5 карата/т. К 2016 году «Севералмаз» достигнет кимберлитовой руды трубки «Архангельская» с содержанием 1 карат/т. Содержание алмазов на трубке «Карпинского-1» изначально будет на таком же уровне, а пика достигнет к 2020 году, когда будет вскрыта руда с содержанием около 1,7 карата/т.

Средняя цена алмазов «Севералмаза» также невелика по сравнению с алмазами якутских месторождений.

Средняя цена реализации алмазов по предприятиям «АЛРОСА» в I полугодии 2014 года, $ за карат:

analytics_22092014_rus.jpg





















* расчеты «Интерфакса»

Судя по имеющимся данным, всплеск цены на сырье «Севералмаза» в I половине 2011 года был разовым. Эксперты высказывали мнение, что он был достигнут за счет реализации наиболее ликвидного сырья «Севералмаза», цветных алмазов розового и зеленого оттенков. Содержание этого сырья в общем срезе алмазов «Севералмаза» незначительно, такие камни - это бонус месторождения им. Ломоносова, так же, как и уникальные розовые алмазы Argyle. По итогам января-сентября того же 2011 года средняя цена алмазов «Севералмаза» составила $80 за карат. В 2013 году она вновь сократилась до $60 (без корректировки на изменение курсов).

По итогам I полугодия 2014 года средняя цена сырья «Севералмаза» - около $70 за карат при себестоимости $60, заявил в начале сентября первый вице-президент «АЛРОСА» Илья Рящин. «Это объясняет, почему предприятие до сих пор не введено на полную мощность. Говорить о полноценной экономике «Севералмаза» можно будет в 2016 году. Мы всегда говорили, что это проект достаточно сложный», - сказал топ-менеджер.

Алмазы «Севералмаза» продаются на 3% дешевле расценок прейскуранта Минфина, говорит источник, знакомый с внешнеторговыми операциями «АЛРОСА». В результате таможенная служба пропускает товар, реализуемый ниже прейскуранта, но экспортную пошлину «АЛРОСА» приходится платить со 100%. Сырье «Севералмаза» делает дискуссионным вопрос о комплектации боксов, в которых «АЛРОСА» реализует свою продукцию клиентам. «АЛРОСА» недавно получила право смешивать в боксах сырье всех своих предприятий, но алмазы «Севералмаза» могут девальвировать стоимость бокса, подвергшегося такому миксу.

Часть алмазов «Севералмаза» является флуоресцентными, такие камни при обработке мутнеют, приобретают молочный вид, говорит источник, знакомый с ассортиментом «АЛРОСА». «Этого не видно на этапе сырья, поэтому оно оценивается дороже. Но клиенты знают, что из этого сырья выйдет мутный бриллиант, и заявляют цену ниже», - объясняет он специфику архангельских алмазов.

При должном маркетинге свойства этих камней могут не оказывать негативного влияния на цену, уверен он: «Нужно научить клиентов работать с таким сырьем, чтобы они не боялись риска, связанного с последствиями полировки таких камней, и знали, что из этого сырья получится. Есть возможность особым образом позиционировать эту флуоресценцию, продавать под этим видом, либо использовать особые технологические приемы для ликвидации «молочного» эффекта».

Маркетинг архангельских алмазов – вероятно, дело не одного года, а пока что «АЛРОСА» заинтересована в том, чтобы инвестиции в «Севералмаз» не снижали инвестпривлекательность акций компании. Тем более в условиях, когда недостаток ликвидности на российском рынке и снижение привлекательности российских активов из-за санкций увеличивают значимость присутствия иностранного капитала в капитале компании.

Сама «АЛРОСА» объясняет позицию фондов тем, что акционеры не получили исчерпывающей информации о сделке с «Севералмазом».  «На ГОСА были представлены короткие материалы, которые не давали акционерам полной картины. Думаю, если бы материалы были подготовлены должным образом, у акционеров не было бы причин голосовать против», - заявил И.Рящин.

По мнению Сергея Горяинова из Rough&Polished, решение инвестфондов во многом вызвано политической напряженностью, которая сокращает возможности «АЛРОСА» по привлечению финансирования, в том числе в зарубежных банках. У «АЛРОСА» достаточно большой, хоть и не критичный долг (около $4,2 млрд), напоминает он. «На этом фоне большой объем капвложений, которые необходимы для дальнейшего функционирования «Севералмаза», в глазах западных фондов несвоевременен», - отметил С.Горяинов. По его словам, теоретически «АЛРОСА» может отложить инвестиции в расширение производства на «Севералмазе», - видимо, это и считают идеальным выходом из ситуации миноритарные акционеры «АЛРОСА».

В то же время, в «долгосрочной перспективе эти вложения оправданы», считает С.Горяинов. Тот факт, что в конкретный исторический момент зарубежные фонды считают нужным воздержаться от вложений в наиболее проблемный актив «АЛРОСА», не исключает того, что основной драйвер развития архангельского проекта – отсутствие новых месторождений - остается в силе. Трубка «Карпинского-1» является одним из основных алмазных проектов «нового поколения», отмечал Bain в своем прошлогоднем отчете о мировом рынке алмазов, а «Севералмаз» в целом – крупнейшее алмазное месторождение на территории Европы. Это значит, что «Севералмаз» - особенно при условии решения проблемы маркетинга его сырья – обречен на то, чтобы занять свое достойное место в портфеле активов «АЛРОСА». Закономерно, что игрокам фондового рынка не нравятся большие capex, но еще больше им не нравится истощение запасов сырьевых компаний, каким бы прочными ни выглядели их позиции на рынке, как в случае с «АЛРОСА».

Игорь Лейкин для Rough&Polished