Ювелирные украшения с лабораторными бриллиантами – это будущее

Как основатель бренда Diamond Little Star® Лю Цзянцзян активно участвует в различных деловых мероприятиях. Он основал Аналитический центр по выращенным в лаборатории бриллиантам в Китае и Клуб выращенных в лаборатории бриллиантов в Китае. В то же время...

Вчера

Заявление компании Pandora о выращенных в лаборатории камнях не приведет к обесценению природных бриллиантов - Зимниски

Ювелирный ритейлер Pandora недавно объявил, что больше не будет покупать природные бриллианты, поскольку он перешел на выращенные в лаборатории бриллианты. Однако аналитик алмазного рынка Пол Зимниски (Paul Zimnisky) сказал Мэтью Няунгуа (Mathew...

07 июня 2021

«Объем алмазов Forevermark, которые мы продаем через индийских партнеров, намного выше, чем в других частях мира», - говорит Сачин Джейн

Сачин Джейн (Sachin Jain) работал в индийском подразделении De Beers еще в 2010 году, когда он стал главой отдела розничной торговли. В 2014 году он занял пост президента Forevermark, а в настоящее время он является управляющим директором De...

31 мая 2021

Новая лаборатория GSI в Джайпуре будет специализироваться на цветных драгоценных камнях

Компания Gemological Science International (GSI) открыла новую лабораторию в Джайпуре, Индия. Поскольку этот штат является столицей цветных драгоценных камней, лаборатория будет включать в себя подразделение, специализирующееся на их географическом...

24 мая 2021

«Мы приветствуем обязательное клеймение в интересах потребителей, но также важно иметь надлежащую инфраструктуру, равномерно распределенную по всей Индии», - утверждает Ашиш Петхе, председатель GJC

Ашиш Петхе (Ashish Pethe), председатель Всеиндийского совета по драгоценным камням и ювелирным изделиям (All India Gem and Jewellery Domestic Council, GJC), ранее известного как Всеиндийская федерация торговцев драгоценными камнями и...

17 мая 2021

«Кристалл» + «АЛРОСА» = объединение с далеко идущими последствиями

25 августа 2014

Алмазно-бриллиантовый комплекс в СССР с организационной точки зрения характеризовался поистине спартанской простотой и логикой. Рудники, ГОКи, обогатительные фабрики входили в состав объединения «Якуталмаз». Обнаружение коренных месторождений в Якутии способствовало развитию алмазообрабатывающей отрасли, сконцентрированной в системе «Кристалл», в которую входило 7 заводов, в том числе смоленский, московский и гомельский. Советский человек не мог быть стабильным потребителем ювелирных изделий с бриллиантами, вследствие чего только малая часть luxury-продукции реализовывалась внутри страны через сеть розничных магазинов Главювелирторга. В основном гранильная отрасль была экспортно-ориентированной, и реализацией алмазов, бриллиантов и изделий с бриллиантами за рубеж занимался «Алмазювелирэкспорт». Этот пример разделения сфер по праву можно назвать классическим для «алмазного трубопровода» - отдельно выделены добыча алмазов, огранка, производство ювелирных изделий и реализация. Мысль об объединении всех этих специфических видов деятельности в один конгломерат, судя по всему, не приходила в голову ни Наркомату торговли, ни Минфину, ни Совмину СССР, в разное время принимавшим решения о создании или преобразовании того или иного звена производственной цепи. Не думало об этом и российское правительство, в 1992 году создавшее на базе «Якуталмаза» алмазодобывающую компанию «Алмазы России — Саха» (позже - «АЛРОСА»). Между тем, в 2014 году перед алмазно-бриллиантовой отраслью всерьез замаячила перспектива вертикальной интеграции.

Весной этого года вице-премьер Юрий Трутнев, ставший куратором «АЛРОСА», поручил компании рассмотреть вопрос развития гранильной отрасли на территории Якутии с целью увеличения объема выпуска продукции глубокой переработки. Кроме «АЛРОСА», поддержку якутской огранке должно оказать государство – за счет механизма ГЧП и преференций. «Необходимо природное богатство нашей страны перерабатывать у нас, оставляя высокую добавленную стоимость на территории России», - заявил Ю. Трутнев. Позднее Ю. Трутнев поручил Минвостокразвития, якутским властям и «АЛРОСА» проработать вопрос создания в Хабаровске алмазной биржи. По мысли вице-премьера, Хабаровск составил бы конкуренцию мировому центру алмазной торговли Антверпену и за счет своего географического положения позволил бы насытить произведенными в Якутии бриллиантами быстрорастущие азиатские рынки.

Оставим на время вопросы о замедлении спроса на luxury на ключевом азиатском рынке, китайском, или отсутствии условий для формирования алмазного хаба в Хабаровске. Сконцентрируемся пока на многострадальной якутской огранке. Задача повышения рентабельности алмазообрабатывающей отрасли Якутии неоднократно формулировалась федеральными и республиканскими властями, но реализовать ее не удавалось. И не только потому, что, по мнению «АЛРОСА», некоторые якутские производители злоупотребляли перепродажей приобретенного сырья, практически не занимаясь огранкой. Ведь если в огранке маржа в лучшие времена едва превышает 5-8%, то у алмазодобытчиков, по данным Bain, этот показатель на уровне 16-20%. Если условный якутский огранщик не несет связанные с mining издержки, и за счет некоторых нерыночных особенностей ведения бизнеса получает доступ к высококачественному сырью, очевидно, что он не мотивирован «оставлять высокую добавленную стоимость на территории России». Он мотивирован к заключению взаимовыгодных сделок за рубежом, а ограночный сегмент его структуры в такой ситуации является только ширмой. Тем более, что «высокой» добавленная стоимость при обработке в Якутии не может быть по определению. Стоимость обработки алмазов в Якутии около $180 за карат, что значительно выше $80, в которые оцениваются издержки обработки на мощностях построенного в 1960-е годы смоленского завода «Кристалл», крупнейшего «осколка» советской системы «Кристалла». Поэтому основным производителем бриллиантов в России и крупным игроком на международном рынке является распложенный в 10 тыс. км от якутских месторождений смоленский «Кристалл», а не якутские огранщики. И вариант субсидирования со стороны государства или «АЛРОСА» якутской огранки «Кристаллу» совсем не кажется наиболее рациональным распределением сил.

Поэтому на волне сообщений о включении «Кристалла» в план приватизации 2014-16 годов глава смоленского предприятия Максим Шкадов нанес «ответный удар» - предложил вице-премьеру Ю. Трутневу свою концепцию оздоровления ограночной отрасли. Впрочем, можно предположить, что изначально основной задачей М. Шкадова и губернатора Смоленской области Алексея Островского было не реформирование всей отрасли, а представление Смоленска «как единственного сформировавшегося интегрированного алмазоперерабатывающего комплекса, который нуждается в развитии и поддержке со стороны правительства» (цитата М. Шкадова). «Идеи создания подобных центров в Сибири, Дальнем Востоке и Якутии очень сложно реализуемы, если не говорить о том, что это будут зря потраченные деньги. … В результате, вице-премьер признал, что Смоленск на сегодняшний день единственный в России центр, который формирует вокруг себя алмазоперерабатывающую отрасль», - заявил глава «Кристалла».

Он предложил создать в России вертикально интегрированную структуру, объединяющую все три звена «алмазного трубопровода» - процесс добычи алмазов, производства бриллиантов и продажу ювелирных изделий. «Со стороны государства было бы логично создать некий холдинг, замыкающий все цепочки - от алмазодобычи, до переработки, производства ювелирных изделий и розничной их продажи. В этом есть смысл, поскольку в нашей индустрии основная маржа лежит в первом и последнем звеньях – в алмазодобыче и розничной торговле», - пояснил М. Шкадов.

Иными словами, оптимистический вариант будущего «Кристалла» - это объединение с «АЛРОСА» и рентабельными представителями розничного звена, которые сообща будут субсидировать низкомаржинальный ограночный сегмент. Пессимистический вариант – покупка предприятия в ходе приватизации недобросовестными конкурентами и сдача помещений в аренду. Вопрос, пояснил М. Шкадов, стоит настолько серьезно по причине того, что инвестпривлекательность «Кристалла» как предприятия ограночной отрасли минимальна, и единственным «здоровым» инвестором может быть только «АЛРОСА». «Не будет частный бизнес в существующей ситуации вкладывать сюда какие-то деньги. Предприятие зависит от поставщика сырья, тут может быть только какая-то комбинация с сырьевой компанией», - сказал гендиректор «Кристалла».

Контуры этой комбинации – это интеграция «Кристалла» в структуру «АЛРОСА», на сырье которой приходится 60% закупок смоленского предприятия, пояснили позднее в «Кристалле».

Одно из следствий образования такого конгломерата – создание российского ювелирного бренда, который бы конкурировал с Tiffany, Harry Winston и Cartier, считает М. Шкадов. С такой инициативой глава «Кристалла» обращался в Минфин пять лет назад, но ни министерство, ни «АЛРОСА» в этом убедить не удалось. Актуальность создания ювелирного бренда подчеркивает угроза микса натуральных алмазов с синтетическими, вызывающая опасения алмазодобытчиков и продавцов.

Оценив по достоинству глобализм идеи М. Шкадова, сделаем несколько выводов. Во-первых, как мы уже сказали, идея эта утилитарна в русле борьбы за «место под солнцем» с якутской огранкой. Не стоит забывать и о том, что руководство большинства госкомпаний – и «Кристалл» не исключение – по ряду причин не заинтересовано в приватизации своих предприятий. Возможно, вариант главы «Кристалла» - объединение с «АЛРОСА», да еще и неназванными представителями ювелирного ритейла – изначально нереализуем, потому что чисто юридически осуществиться он должен только в случае приватизации смоленского завода. М. Шкадов дает понять: можно либо отказаться от приватизации «Кристалла», либо затевать громоздкий механизм консолидации всего алмазно-бриллиантового сектора с участием публичной компании «АЛРОСА». В первом случае менеджменту «Кристалла» придется самому разбираться с проблемами рентабельности, но он уже и так это делает несколько лет, тем более, что в 2014 году позитивная конъюнктура рынка позволяет огранщикам «накопить жирок» на случай повторения негативного сценария 2012-2013 годов. Третьего варианта не надо – руководство, акционер и члены совета директоров «Кристалла» не допустят закрытия предприятия и перепрофилирования мощностей под торговые центры, подчеркнул М. Шкадов. Что нужно для того, чтобы торпедировать невыгодный проект? Очевидно, запустить свой, пусть нереализуемый, но отвлекающий внимание и силы, заставляющий того, кто принимает решение, унестись мыслью в другом направлении.

Интересно, что в разговоре с прессой М. Шкадов откровенно признал сложность своего предложения: «соединить это (добычу, огранку, ритейл) очень непросто, потому что каждый этап т. н. «алмазного трубопровода» имеет свою специфику. Сложно одномоментно перейти на другой вид бизнеса. … Какие плюсы даст такая структура, сложно сказать. Есть куча нюансов».

В то же время, ситуация заставляет руководителя «Кристалла» не сидеть сложа руки, наблюдая подготовку к приватизации своего предприятия и дотированию якутской огранки. Он признает: реформа отрасли грядет. «По информации, которую я имею, можно сделать единственный вывод: планируется реформирование всей цепочки – от алмазодобычи до формирования структуры по производству и реализации ювелирных изделий», - заявил М. Шкадов. И в этом, возможно, главное на сегодняшний день заключение. 

Теперь зададимся другим вопросом: если даже наиболее заинтересованные в подобных изменениях участники отрасли признают противоречивость идеи вертикальной интеграции, то зачем она вообще нужна? По мнению Сергея Горяинова из отраслевого агентства Rough&Polished, «игра на создание конгломерата может преследовать цель решения конфликта вокруг кресла главы «АЛРОСА». По данным государственных СМИ, вице-премьер Ю. Трутнев выступил против продления контракта с президентом «АЛРОСА» Федором Андреевым, несмотря на положительную оценку деятельности главы «АЛРОСА» наблюдательным советом компании и поддержку второго крупнейшего акционера, Якутии. «Если в этой концепции (вертикальной интеграции) заинтересован Ю. Трутнев, возникает много вопросов. Создание новой компании путем объединения «АЛРОСА» и «Кристалла» может быть неким тактическим маневром для того, чтобы снять тему с назначением Ф. Андреева», - говорит С. Горяинов.

При этом саму идею объединения С. Горяинов считает вполне адекватной. «В этой идее есть рациональное звено. Создание крупных холдингов, которые бы объединяли огранку, маркетинг и ювелирный ритейл, - это следование тренду, по которому пошла De Beers, которая развивает собственный ювелирные бренд Forevermark. Поскольку конкурент движется в направлении вертикальной интеграции, логично сделать то же самое», - считает С. Горяинов.

Аналитики инвестбанков, оценивающие идею с точки зрения инвестпривлекательности «АЛРОСА», придерживаются иной позиции. Вадим Астапович из «ВТБ Капитала» напоминает, что «АЛРОСА» приняла стратегию, согласно которой фокусируется на добыче. «Это было стратегически верным решением, которое позволило максимизировать оценку компании. Тренд последних лет таков, что производители избавляются от огранки и ритейла – показателен пример Harry Winston, которая сконцентрировалась на добыче», - говорит аналитик «ВТБ Капитала». Итогом слияния будет снижение рентабельности по группе. «Синергии там нет – «Кристалл» для «АЛРОСА» лишь один из сайтхолдеров, пусть и большой. С учетом перспективы снижения внутреннего спроса на бриллианты «Кристалла» из-за нестабильной макроэкономической ситуации и одновременной инфляции цен на алмазное сырье вполне естественно, что «Кристалл» готов войти в очередной госхолдинг – только не факт, что это будет экономически обосновано», - считает аналитик «ВТБ Капитала».

«АЛРОСА» по большому счету не нужна ни огранка, ни ритейл – ввиду низкой маржинальности первой сферы и отсутствия экспертизы во второй», - согласен с ним Денис Габриелик из «Открытия». «Такое объединение противоречит стратегии «АЛРОСА», которая еще до IPO заявила о намерении фокусироваться на основном бизнесе, избавиться от непрофильных активов и не развивать ограночный или ювелирный сегменты», - следует из обзора инвестбанка. «Если «АЛРОСА» придется инвестировать в якутскую огранку и создание алмазного хаба с нуля, - эти проекты вряд ли принесут серьезные дивиденды, - это будет негативно воспринято рынком. Инвесторы «АЛРОСА» воспримут это как отступление от стратегии. Это дополнительный capex [капзатраты] и увеличение числа сотрудников. К тому же, особой стоимости для «АЛРОСА» это объединение не принесет», - отмечает аналитик «Открытия». По его мнению, потенциальная сделка негативна для «АЛРОСА», так как ситуация, при которой горнодобывающий дивизион будет субсидировать ограночный бизнес, отрицательно скажется на прибыльности компании.

Такой же точки зрения придерживаются аналитики Citi. «Мы считаем, что эта новость негативна для «АЛРОСА», так как она демонстрирует возрастающее желание интегрировать алмазодобытчика в производство бриллиантов и, возможно, в ритейл. Такой шаг, скорее всего, снизит ROI (return on investment, коэффициент рентабельности инвестиций) и будет негативно воспринят инвесторами», - говорится в обзоре инвестбанка.

При всех «за» и «против» в адрес вертикальной интеграции отрасли следует признать, что это чересчур тяжеловесный механизм для решения задачи смещения с поста руководителя «АЛРОСА». Пожалуй, функционал вице-премьера – полпреда президента в Дальневосточном ФО позволяет решить эту проблему – если она действительно стоит - более линейно. Остается надеяться, что избранный вариант решения не приведет к изменению стратегии, которая была высоко оценена рынком до IPO и по сей день позволяет «АЛРОСА» торговаться на 25% выше цены размещения. Ведь, по сути, публичность и связанный с ней приток инвестиций в компанию, а также возможность следовать внятной стратегии, концентрируясь на основном бизнесе и отсекая непрофильные сферы – это одни из основных отличий современной «АЛРОСА» от «Якуталмаза» советских времен.

Игорь Лейкин для Rough&Polished