Ювелирные украшения с лабораторными бриллиантами – это будущее

Как основатель бренда Diamond Little Star® Лю Цзянцзян активно участвует в различных деловых мероприятиях. Он основал Аналитический центр по выращенным в лаборатории бриллиантам в Китае и Клуб выращенных в лаборатории бриллиантов в Китае. В то же время...

14 июня 2021

Заявление компании Pandora о выращенных в лаборатории камнях не приведет к обесценению природных бриллиантов - Зимниски

Ювелирный ритейлер Pandora недавно объявил, что больше не будет покупать природные бриллианты, поскольку он перешел на выращенные в лаборатории бриллианты. Однако аналитик алмазного рынка Пол Зимниски (Paul Zimnisky) сказал Мэтью Няунгуа (Mathew...

07 июня 2021

«Объем алмазов Forevermark, которые мы продаем через индийских партнеров, намного выше, чем в других частях мира», - говорит Сачин Джейн

Сачин Джейн (Sachin Jain) работал в индийском подразделении De Beers еще в 2010 году, когда он стал главой отдела розничной торговли. В 2014 году он занял пост президента Forevermark, а в настоящее время он является управляющим директором De...

31 мая 2021

Новая лаборатория GSI в Джайпуре будет специализироваться на цветных драгоценных камнях

Компания Gemological Science International (GSI) открыла новую лабораторию в Джайпуре, Индия. Поскольку этот штат является столицей цветных драгоценных камней, лаборатория будет включать в себя подразделение, специализирующееся на их географическом...

24 мая 2021

«Мы приветствуем обязательное клеймение в интересах потребителей, но также важно иметь надлежащую инфраструктуру, равномерно распределенную по всей Индии», - утверждает Ашиш Петхе, председатель GJC

Ашиш Петхе (Ashish Pethe), председатель Всеиндийского совета по драгоценным камням и ювелирным изделиям (All India Gem and Jewellery Domestic Council, GJC), ранее известного как Всеиндийская федерация торговцев драгоценными камнями и...

17 мая 2021

Кот-д'Ивуар снова открыт для бизнеса после снятия Совбезом ООН санкций на алмазы

07 июля 2014

Приняв 29 апреля 2013 года историческое решение, Совет Безопасности ООН единогласно проголосовал в пользу снятия эмбарго на экспорт алмазов из Кот-д'Ивуара. По существу, принятие этого решения предполагалось на последнем пленарном заседании Кимберлийского процесса в Йоханнесбурге. В заключительном коммюнике участники КП признали, что Кот-д'Ивуар, наконец, стал выполнять минимальные требования Сертификационной схемы Кимберлийского процесса, что является условием для того, чтобы ООН сочла необходимым пересмотр режима санкций.

Кот-д'Ивуар стал алмазодобывающей страной с конца второй мировой войны, когда французские компании–юниоры и международные консорциумы начали промышленную эксплуатацию двух основных концессий на участках Тортия (Tortiya) и Сегуэла (Séguéla). На пике промышленной горной добычи эта страна смогла экспортировать до 300 000 каратов алмазного сырья в год. Промышленная добыча продолжалась до середины 1970-х годов, когда месторождения на обоих участках казались почти исчерпанными и дальнейшая их эксплуатация казалась неэкономичной.

С уходом алмазодобывающих компаний с этих концессий, добыча в Кот-д’Ивуаре стала в основном носить старательский характер. Вскоре места горной добычи на обоих участках были наводнены 30 000 старателей, которые стекались со всей страны в поисках приличных заработков. Вместе с лицензированными рабочими нелегальные копатели также добрались до алмазных месторождений, создавая незаконный и доходный параллельный рынок. Правительство неоднократно пыталось пресечь нелегальную деятельность, используя военных, но безуспешно. В попытке вернуть полный контроль над алмазной добычей Государственное общество по развитию горнодобывающей промышленности (Кот-д’Ивуара Société d’Etat pour le Développement Minier de Кот-д’Ивуар, SODEMI) пригласило иностранных инвесторов снова заняться оснащением рудников и промышленной горной добычей, что легче поддается регулированию. С конца 1990-х годов несколько компаний занялись геологоразведочными работами на участке Сегуэла, и в стране началось обсуждение вопроса о возможности открытия новых промышленных рудников в этом районе.

Но мечтам о начале промышленной горной добычи в Кот-д’Ивуаре скоро пришел конец, так как страна сползла в хаос и началась гражданская война. В сентябре 2002 года неудавшийся переворот, затеянный группой повстанцев «Новые силы» (Forces Nouvelles (FN) под руководством Гийома Соро  (Guillaume Soro), привел к фактическому разделу страны на два отдельных субъекта. В то время как президент Лоран Гбагбо (Laurent Gbagbo) сохранял контроль над южной половиной страны, «Новые силы» захватили северную часть, включая эти два алмазных месторождения -  Сегуэла и Тортия. 

Как только правительство Гбагбо поняло, что потеряло контроль над участками добычи алмазов, оно незамедлительно разработало проект закона, запрещающего экспорт всех алмазов Кот-д'Ивуара, и  попросило только что созданный Кимберлийский процесс запретить торговлю алмазами этой страны. Несмотря на эти контрмеры, драгоценные камни проложили себе путь чрез соседние страны, где на них часто выдавались иностранные сертификаты, чтобы продавать их на мировом рынке. Разочарованный отсутствием сотрудничества со стороны нескольких стран в западноафриканском регионе, в 2005 году Кимберлийский процесс связался с комитетом по санкциям ООН по вопросу о Кот-д’Ивуаре, чтобы предупредить его о рисках, возникающих из-за контрабанды алмазов в регионе и потребовать введения более строгого эмбарго на природные ресурсы. Совет Безопасности учел эти рекомендации и в декабре 2005 года принял резолюцию 1643, налагающую эмбарго на алмазы, местом происхождения которых являлся Кот-д'Ивуар. Эта резолюция, установившая запрет на алмазы из Кот-д'Ивуара, стала юридически обязательной для всех стран–членов ООН, тем самым оказав поддержку действиям Кимберлийского процесса.

Тем временем благодаря вмешательству миротворцев ООН и французской армии удалось добиться некоторой стабильности в стране. В 2007 году президент Гбагбо принял документ по разделению власти, согласно которому Соро был назначен премьер-министром. Соглашение действовало всего три года. На ноябрьских президентских выборах 2010 года Аласса́н Уаттара́ (Alassane Ouattara) выиграл у действующего президента. Но Гбагбо заявил о нарушениях на выборах и отказался уступить власть. Спор быстро перерос в конфликт между югом, поддерживающим Гбагбо, и севером, выступающим на стороне Уаттара, которого поддерживали ООН и Франция.  После 6 месяцев затянувшегося насилия, в котором погибло свыше 1 500 человек и миллионы вынуждены были покинуть места проживания, силы Уаттара взяли под свой контроль Абиджан и арестовали Гбагбо. В ноябре 2011 года Гбагбо был переправлен в Гаагу, где предстал перед Международным уголовным судом по обвинению в военных преступлениях и преступлениях против человечества в связи с кризисом после выборов. Сейчас страна опять объединена, и правительство постепенно возвращает контроль над алмазными месторождениями и прокладывает путь к снятию эмбарго ООН.

В настоящее время, когда страна, наконец, живет в мире после 15 лет конфликта и нестабильности, новое правительство снова пытается привлечь иностранных инвесторов, желающих эксплуатировать алмазные концессии. Но что на самом деле предлагают эти концессии?

Из-за отсутствия геологоразведочных работ в последнее время на участках горной добычи Тортия и Сегуэла имеется мало точной информации о качестве и количестве запасов алмазов. Все же, после установления режима эмбарго, наложенного ООН и Кимберлийским процессом, нелегальная добыча тщательно изучалась рабочей группой КП по мониторингу (KP Working Group on Monitoring), и некоторые из полученных ими результатов сейчас являются общедоступными. Геологическая разведка Соединенных Штатов (The United States Geological Survey, USGS), в частности, провела тщательные исследования объемов производства алмазов в Кот-д’Ивуаре, выводы которых были представлены в недавнем отчете. Объединив более ранние геологические отчеты и снимки со спутников, сделанные с высоким разрешением, с алгоритмами моделирования рельефа местности, USGS смогла оценить общие запасы алмазов на месторождениях Сегуэла и Тортия и годовой объем производства в годы действия эмбарго.

Город Сегуэла расположен в районе Вородугу (Worodougou) на северо-востоке страны. Основная масса месторождений алмазов находится всего в нескольких километрах к северо-востоку от города. Там имеются две крупные кимберлитовые дайки - Бови (Bobi) и Тубабуко (Toubabouko), а также дайки несколько меньше. Сообщалось, что старатели, работающие недалеко от Дирабаны (Dirabana), нашли третью крупную дайку, но об этом мало информации. Согласно данным USGS, прошлые оценки качества алмазов с месторождения Сегуэла таковы: одна треть – алмазы ювелирного качества, одна треть – технические алмазы и одна треть – борт. Камни обычно прозрачные белые, иногда от желтого до коричневого цвета и редко – бледно-зеленого.  Они обычно некрупные, в среднем 0,3 карата, а максимальный размер 4 карата. Средний уровень содержания составляет 0,3 карата/м3. По оценкам Соединенных Штатов, свыше 13 млн каратов из общих запасов алмазов, оцененных в 23 млн каратов в Сегуэле, уже извлечены, и осталось свыше 10 млн для добычи в будущем. 

Тортия – это небольшой город, расположенный в северном районе Бандама (Bandama). Алмазы на месторождениях Тортия считаются очень высококачественными. USGS сравнивает их с алмазами, обнаруженными в долине Бирим (Birim) в Гане, но считает их крупнее и более высокой чистоты. Доля камней ювелирного качества особенно высока, примерно 60%, и среднее содержание составляет 0,25 карата/м3. Несмотря на то, что алмазы превосходного качества, запасы алмазов в Тортии считаются сравнительно ограниченными. Согласно оценкам USGS, почти 60% из 2,6 млн каратов, первоначально содержавшихся в Тортии, уже извлечены.

Похоже, не все алмазные запасы в Кот-д’Ивуаре были уже открыты и тщательно разведаны. Сообщалось о нескольких алмазных залеганиях вдоль верхнего течения реки Нзи (Nzi) между городами Катиола (Katiola), Нголодугу (Ngolodougou) и Дабакала (Dabakala). Эти участки разрабатывались в 1960-е годы, но источник, откуда река приносит алмазы, так никогда и не был обнаружен. По этой причине, геологи USGS  предполагают, что на этом участке исследования стоит продолжить.

Сценарий, составленный USGS для Кот-д'Ивуара, может представлять интерес в основном для алмазодобывающих компаний-юниоров, заинтересованных в получении запасов, которые были уже частично использованы. Промышленная деятельность как в Сегуэле, так и в Тортии была приостановлена свыше 35 лет назад, и технологические достижения могут сделать доходными эти рудники, которые когда-то считались экономически невыгодными. Кроме того, возможны инвестиции в рискованные, но потенциально доходные геологоразведочные работы для поиска пригодных к эксплуатации запасов алмазов в северной части страны.

Маттео Бутера, Rough&Polished