Основной фактор, влияющий на рост цен на цветные бриллианты, заключается в том, что с каждым годом из недр извлекается все меньше алмазов

Мири Чен (Miri Chen), генеральный директор Фонда исследования бриллиантов фантазийных цветов (Fancy Color Research Foundation, FCRF), опытный руководитель отдела высоких технологий, стала работать в FCRF пять лет назад. До того, как возглавить...

Вчера

«Мы помогаем нашим клиентам войти в будущее, полное неизвестных вызовов, но полное возможностей», - говорит Раджеш Шах, партнер Venus Jewel

Раджеш Шах (Rajesh Shah) является партнером Venus Jewel с момента прихода в компанию в 1985 году и уделяет особое внимание развитию бизнеса и продажам. Работая со своим старшим двоюродным братом Анилом (Anil) и младшим братом Хитешем...

08 августа 2022

Антонио Чечере, президент Женевской алмазной биржи, предупреждает о возможном росте инфляции и сокращении покупательной способности потребителей

Антонио Чечере (Antonio Cecere) является управляющим директором Cecere Group, которая работает в секторе бриллиантов и предметов роскоши и включает в себя Cecere Monaco - узкоспециализированную фирму, занимающуюся альтернативными инвестициями...

01 августа 2022

Ботсвана лидирует в предоставлении финансовых стимулов для геологоразведки алмазов - Кэмпбелл

По словам Джеймса Кэмпбелла (James Campbell), управляющего директора Botswana Diamonds, Ботсвана, являющаяся одним из ведущих производителей алмазов в мире, продолжает обеспечивать правовую определенность и финансовые стимулы для геологоразведки...

25 июля 2022

«Будущее подлинных бриллиантов больше, чем когда-либо», — утверждает Лейбиш Полнауэр, основатель и президент Leibish & Co

Еще в 1979 году молодой Лейбиш Полнауэр (Leibish Polnauer), в то время огранщик алмазов, поехал в Лондон и обнаружил, что фабрика, на которой он работал, закрыта. Но, к счастью, он нашел объявление от фирмы Garrard, обслуживавшей королевский...

04 июля 2022

Алмазы, бриллианты и размышлизмы…

21 апреля 2014

В середине марта вице-премьер Правительства России и полпред Президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев посетил Республику Саха (Якутия) и дал ряд поручений по организации алмазной биржи и развитию алмазогранильной отрасли на ее территории. Поручение дано в том числе и ОАО «АЛРОСА». Упоминалось при этом и о необходимости оставлять высокую добавленную стоимость на территории России, и о предоставлении соответствующих преференций компаниям, участвующим в этом проекте.

Не приходится сомневаться, что к этой поездке материал вице-премьеру был подготовлен, но следует отметить, что, с точки зрения участников отрасли, сделано это было крайне некачественно.

Попробуем разобраться в сути происходящего, попутно внося конкретные пояснения, поскольку отрасль достаточно закрытая и глубоко профессиональная, и к ней не всегда применимы общие законы экономики.

Россия является крупным и важным участником мирового рынка алмазов и бриллиантов, осуществляя на нем свою деятельность главным образом через ОАО «АЛРОСА» (Якутия) и ОАО «ПО Кристалл» (Смоленск). Алмазообработка, как и алмазодобыча, имеет в нашей стране более чем пятидесятилетнюю историю. И в добыче, и в обработке применяются самые совершенные технологии, основанные на последних достижениях отечественной и зарубежной науки и техники. Взять, например, такое понятие, как «русская огранка» - всемирно признанный символ высочайшего качества бриллиантов. Это наша, отечественная технология, разработанная специалистами «Кристалла» и применяемая целыми поколениями работающих на этом производстве огранщиков.  Спрос на такую продукцию в мире высок, хотя и подвержен рыночным колебаниям и кризисам.

Принимая во внимание этот опыт, наработанный нашей промышленностью не только на уровне производства, но и на уровне мирового рынка, достаточно обратиться к специалистам «АЛРОСА» и «Кристалла», чтобы понять, как создается добавленная стоимость, возникающая в процессе обработки алмазов, а проще говоря, в процессе производства бриллиантов. Бриллиант - это единственное, что можно сделать из сырого алмаза, 50-55% которого в процессе обработки уходит в пыль. Казалось бы, рассчитать экономику просто. Берем алмаз в 1 карат стоимостью 500 долларов США и получаем бриллианты общей массой 0,45 карата (выход годного у нас составляет 45%). Как правило, это камни весом 0,35 и 0,10 карата стоимостью в цене сырья в данном случае 500 : 45% = 1 111 долларов США за карат. Добавляем «высокую добавленную стоимость», скажем, в 20%, и получаем 1 333 доллара за карат. Прекрасно. Теперь идем на рынок, а там начинается самое интересное. Сходу твой товар никому не нужен, так как только в Интернете вы сразу найдете более сотни подобных камней, выставленных на продажу. При этом они предлагаются по цене максимум в 1 200 долларов за карат, да еще с отсрочкой платежа на 90 дней.  Изрядно намучившись, приходится продать свой товар за 1 150 долларов за карат и крепко задуматься о том, как покрыть издержки. Это - реалии рынка.

Конечно, если обратиться к схеме алмазного трубопровода, разработанной ведущим аналитиком отрасли Хаимом Эвен Зохаром (Chaim Even Zohar), мы увидим добавленную стоимость в 15-18% на стадии обработки и далее ее рост уже в ювелирной отрасли. Не будем сейчас анализировать ювелирный сегмент этого бизнеса, поскольку это отдельная и долгая тема.

Так вот эти 15-18% - идеальная ситуация. Последние два года спекуляция на алмазном рынке свела их до нуля и даже до минусовых значений. Это - глобальная проблема мировой бриллиантовой индустрии, которая привела к закрытию множества фабрик.

Теперь об издержках.

Стоимость обработки алмазного сырья в России сложилась следующая.

В Смоленске – около 80 долларов США за карат.

В Москве - около 150 долларов США за карат.

В Якутии - около 180 долларов США за карат.

Оговоримся, что это цифры не давальческой, а собственной обработки. Разница между этими видами обработки значительная, так как давальческий вариант не подразумевает кредитных затрат и НДС. Условно говоря, можно, конечно, обработать алмазы и в Барнауле, и в Орле по 40 долларов за карат, но потом, добавив затраты на финансирование, получить цифры, приведенные выше.

В алмазообработке три основных вида затрат: персонал, кредит и амортизация оборудования. Даже если убрать амортизацию, то персонал и кредит съедают 98% затрат. Квалифицированный персонал надо готовить. Система профессионального образования в этой отрасли развалилась в начале 1990-х. Единственное место, где есть лицензированная подготовка кадров, включая специалистов с высшим образованием – Учебный центр смоленского «Кристалла».

Условия кредитования в России известны всем. Здесь стоит напомнить о выступлении губернатора Калужской области на Госсовете в декабре 2013 года, по словам которого при существующей финансово-кредитной системе в Российской Федерации добавленная стоимость в обрабатывающей промышленности должна быть не менее 30%, что нереально, так как мировые цифры сложились на уровне 15%. Это не дает развиваться другим видам отраслей, кроме сырьевых. Сырьевики в результате жируют, а переработка загибается. Та же картина и в отечественной алмазообработке. «АЛРОСА» показывает миллиардные прибыли, а обработка вымирает. Только за последние 5 лет объем российского производства бриллиантов сократился втрое (данные Ассоциации производителей бриллиантов России). По сути, остался смоленский «Кристалл» и собственное производство «АЛРОСА».

Почему так происходит? Потому что в мире сложились такие условия. Восемьдесят процентов обработки сосредоточено в Индии, где при мощнейшей господдержке идет агрессивное выдавливание конкурентов. Система распределения сырья осталась картельная, основанная не на спросе и предложении и формировании цены в зависимости от стоимости бриллиантов, а на искусственном дефиците клиентов. В мире только около 150 прямых клиентов добывающих компаний и более чем 5 000 желающих занять их место. Эта борьба за место под солнцем, активно поощряемая сырьевыми компаниями, приводит к безудержной спекуляции, когда цена на алмазы разгоняется до неприличных значений, а бриллианты становятся дешевле сырья.

Проанализировав все это, стоит задать вопрос: кто готов играть по этим правилам?

За чей счет будут преференции? За счет «АЛРОСА»? Вряд ли акционеры одобрят это. Не стоит забывать, что компания публичная и акции торгуются на бирже. Да и потом при появлении разницы в цене на сырье соблазн перепродажи перевешивает все аргументы инвестирования в производство. Тем более, что мы знаем, сколько кругов бюрократического ада предстоит пройти инвестору.

Далее – алмазная биржа.

Что такое современная алмазная биржа? Это прежде всего условия для торговли алмазами и бриллиантами в конкретной юрисдикции. Условия включают в себя свободу перемещения товаров через границу и таможню в обе стороны с соблюдением признанных международных правил, логистику, налоговый режим, наличие офисных помещений и систему безопасности.

За свободу перемещения участники рынка у нас бьются уже второе десятилетие. Нет программы, утвержденной правительством, то есть отсутствуют правила игры. Чиновник не может принять на себя такой ответственности, так как человек в погонах обвинит его в коррупции. Замкнутый круг. Таможня и госконтроль - еще одно препятствие. В Индии, Антверпене, Гонконге, Дубае эта процедура занимает от одного до трех часов. У нас – от одного до трех месяцев. О чем дальше можно говорить?

Логистика и наличие офисных помещений. В Москве, Смоленске без проблем. В Якутии все это надо очень и очень развивать. Да и цена там будет не меньше московской.

Ну и налоговый режим. Наличие НДС на алмазы при продаже внутри России и сложная система его возврата не имеют аналогов в мире. То есть нигде в мире, кроме ЮАР и России, НДС нет, но в ЮАР возврат в течение месяца, а в России от 6 месяцев до бесконечности, в зависимости от региона.

И в завершение сиих «размышлизмов»: можно, конечно, подумать, что это сплошная критика и непатриотизм. Но это реальное положение дел. Это - правда. Можно принимать позу страуса и не видеть происходящего, но это делу не поможет.

Извечный вопрос: что же делать?

Срочно принимать программу алмазообработки в России. Преференций за счет «АЛРОСА» вряд ли стоит добиваться. Но есть механизм экспортной пошлины. Сейчас она составляет 6,5%. Создав механизм регулирования, как при экспорте нефти, российский переработчик получает разницу в цене на сумму этой пошлины. Единственное, что нужно - это потребовать у «АЛРОСА» создания прозрачного механизма формирования цены с учетом этой пошлины. И ни в коем случае ее не отменять.

В России есть уникальный орган - Гохран России, через который закупаются и продаются драгкамни и драгметаллы. Расширив свои полномочия, получив возможность формировать портрет клиента (инвестора), Гохран сможет обеспечить механизм реализации алмазов на внутреннем рынке. Здесь Правительству необходимо лишь определять объем ежегодной закупки у производителей сырья. В ЮАР он, например, 15%.

Далее следует упростить процесс регистрации сделок, экспорта и импорта алмазов и бриллиантов, доведя процедуру максимум до 5 дней. Это не требует каких-то законодательных инициатив, а лишь изменения подзаконных актов.

Одним словом, если всего этого не сделать, то мы не сможем создать ничего нового и потеряем то, что еще осталось.

Андрей Петров для Rough&Polished