Якутские бриллианты – симфония вечной мерзлоты

Якутская компания «Киэргэ», входящая в«Топ 100» лучших ювелирных брендов России, открыла этой осенью собственный салон-магазин в Москве, приобретающий известность в столице. «Киэргэ» по-якутски - это наряд, убранство - в широком смысле - то есть не просто...

22 ноября 2021

Владислав Жданов: «Применение алмазов в высоких технологиях — это главная и основная целевая задача технологий алмазного синтеза»

Владислав Жданов - профессор НИУ ВШЭ, советник генерального директора - председателя правления ОАО «РЖД», до этого вице-президент «АЛРОСА» (2015-2018 гг.). По специальности физик. Получил образование в УрГУ (Общая и молекулярная физика)...

15 ноября 2021

Али Пасторини: белый бриллиант - эквивалент белой рубашки для женщины

О cитуации в ювелирной отрасли в условиях пандемии коронавируса COVID-19 Rough&Polished рассказала Али Пасторини (Ali Pastorini), совладелица компании Del Lima Jewelry и президент ассоциации Mujeres Brillantes («Блестящие женщины»), объединяющей...

08 ноября 2021

«Как пурист и диамантер старой школы, я не верю в выращенные в лаборатории бриллианты», - говорит Вин Ли, генеральный директор Grand Metropolitan

Вин Ли (Vin Lee), король индустрии предметов роскоши, не нуждается в представлении. Он - миллиардер, генеральный директор Grand Metropolitan, достигший всего самостоятельно. Семейный офис Grand Metropolitan в Беверли-Хиллз - это частная холдинговая...

01 ноября 2021

Часть 2: KPCSC хочет, чтобы Россия помогла выйти из тупика в вопросе о новом определении конфликтных алмазов

В первой части этого состоящего из двух частей эксклюзивного интервью с Шамисо Мтиси (Shamiso Mtisi), координатором Коалиции гражданского общества Кимберлийского процесса (Kimberley Process Civil Society Coalition, KPCSC), мы сосредоточились...

25 октября 2021

Что происходит в Маранге?

16 декабря 2013

Зимбабвийский еженедельник Financial Gazette сообщил в начале прошлого месяца о том, что качество и количество алмазов, добываемых в Маранге, «снижается» с 2012 года.

«Поскольку в аллювиальной руде сейчас остается незначительное количество алмазов, то те немногие, что можно еще найти, худшего качества, нежели раньше», - отмечается среди прочего в сообщении.

«Хотя остается еще надежда на то, что под землей находятся залежи алмазов, которые добывать экономически выгодно, компаниям, работающим в [Маранге], необходимо оборудование, чтобы добраться до них, а это дорогостоящее дело», - пишет еженедельник.

Еще до выхода в свет этой статьи, агентство Rough&Polished взяло интервью у Гертруды Такавира (Gertrude Takawira), заместителя генерального директора компании Anjin Investments, в ходе конференции Zimbabwe Mining Indaba конце сентября, где она также признала, что россыпные месторождения иссякают.

Однако, по ее словам, другие горные компании в Маранге все еще располагают большими залежами аллювиальных алмазов, которые добывать дешевле, чем на конгломератных россыпях на участке Anjin Investments.

Зимбабвийский министр горнодобывающей промышленности Уолтер Чидхаква (Walter Chidhakwa) недавно совершил поездку на алмазные месторождения Маранге, которые многие в этой южноафриканской стране рассматривают в качестве потенциальной волшебной палочки для решения экономических проблем страны, если работы на месторождениях станут прозрачными.

Представляется интересным, что алмазодобывающие компании заявили приехавшим к ним министрам о том, что россыпные месторождения быстро иссякают на тех отводах, которые были выделены им правительством.

Алмазодобытчики сказали, что им стало трудно и дорого извлекать драгоценные камни из глубоко залегающих конгломератов.

«В настоящее время мы отрабатываем материал с низким содержанием алмазов по сравнению с тем, когда начинали. На нашем участке глубоко залегающий конгломерат, который трудно извлекать», - сказал главный операционный директор компании Mbada Diamonds Тендаи Кадьямусума (Tendai Kadyamusuma).
Директор Anjin Муньярадзи Мачача (Munyaradzi Machacha) заявил, что компания в данный момент работает ниже порога безубыточности.

«Наша руда залегает намного глубже, где-то на глубине около 40 метров, и на некоторых участках нам пришлось отказаться от добычи, поскольку она стала коммерчески невыгодной», - отметил он.

Возможно, свидетельством того, насколько ухудшилось положение дел, стало сообщение Anjin об увольнении более половины своих рабочих с тех пор, как три года назад она начала свою работу в Маранге.

Эта алмазная компания заявила, что по меньшей мере 950 рабочих из примерно 1 800 человек были отправлены домой, а из оставшихся 845 работников примерно 190 находятся под угрозой сокращения.

К марту следующего года компания намерена оставить в лучшем случае 655 рабочих.

По словам Мачача, увольнения являются мерами по сокращению расходов на фоне истощения россыпных алмазов, что заставляет компанию уходить глубже в землю до конгломератов.

«Мы предпринимаем меры для того, чтобы оставаться жизнеспособными. Мы остановили часть оборудования. Из семи перерабатывающих установок, которые мы имеем, в настоящее время используются только четыре», - сказал он.

Другая жалоба прозвучала со стороны главного горного инженера компании Jinan Лю Цзитата (Liu Jitat), который сказал, что добывать драгоценные камни из конгломерата слишком дорого.

«Мы видим, что в настоящее время глубина зоны добычи на уровне залегания конгломерата уже достигает более 30 метров. Но, к сожалению, толщина конгломерата не очень большая. Она равна всего лишь 0,5-0,7 метра. Среднее содержание алмазов составляет примерно от 0,4 до 0,5 карата на тонну», - сообщил он.

Как заявили добывающие компании, они теперь хотят, чтобы правительство выделило им неиспользованные алмазные месторождения, и обещают вернуться на нынешние участки, когда получат эффективную технологию.

Однако Чидхаква заявил, что компания Jinan должна сдать участок добычи правительству и подать заявку на новую лицензию.

«Но даже при добыче аллювиальных алмазов вы не сможете продолжать получать продукцию прежнего качества. Есть другие места, где вы найдете их в огромных месторождениях, и вы должны использовать эту возможность, чтобы наращивать капитал и поддерживать добычу на конгломератах», - сказал министр.
Чидхаква заявил, что шахтеры могут сбалансировать свою деятельность на аллювиальных месторождениях и на участках с конгломератами и что они должны были запланировать это с самого начала.
Такое развитие событий, как я понимаю, не означает, что все алмазные месторождения исчерпаны. Скорее всего, истощились аллювиальные месторождения на участках, выделенных добывающим компаниям – отсюда и их требования о предоставлении новых.

Кроме того, в этом районе не проводилось никаких официальных геологоразведочных работ для определения фактических запасов алмазов.

Недавно Всемирный банк заявил, что производство алмазного сырья в Маранге, как ожидается, достигнет своего пика в 12 млн каратов в течение следующих пяти лет, хотя было подсчитано, что инвестиции в размере $ 150 млн могут увеличить производство до 15,2 млн каратов в год к 2018 году.

Некоторые эксперты горнодобывающей отрасли ранее указывали, что к 2015 году в Зимбабве планируют производить алмазное сырье в размере 25 процентов от объема его мирового предложения по стоимости и в размере 30 процентов по количеству.

Принимая во внимание сообщения об истощении россыпных месторождений, некоторые теперь задаются вопросом относительно достоверности этих цифр.

Другие также ставят под сомнение правдивость заявлений, сделанных алмазодобывающими компаниями, об истощении аллювиальных месторождений, учитывая, что они прозвучали сразу же после того, как Европейский союз (ЕС) снял санкции в отношении алмазов Маранге.

Ранее добывающие компании и правительство Зимбабве, ссылаясь на санкции, отказывались давать производственные и торговые цифры на постоянной основе.

Скептики не уверены, что россыпные месторождения себя исчерпали, поскольку это может быть уловкой, нацеленной на то, чтобы прикрыть растаскивание средств от добычи алмазов.

Алмазодобытчики в Маранге был обвинены в том, что они не переводят выручку от алмазов в казначейство.

Министр финансов Зимбабве Патрик Чинамаса (Patrick Chinamasa) заявил в начале ноября, что казначейство не получало выручки от алмазов в течение девять месяцев, завершившихся в сентябре 2013 года.

Правительство намеревалось получить $ 40 млн от продажи алмазов в течение рассматриваемого периода.

Тендаи Бити (Tendai Biti), предшественник Чинамасы, был вынужден сократить бюджет Зимбабве в прошлом году до $ 3,4 млрд с $ 4 млрд после получения $ 41 млн из $ 600 млн, которых он ожидал от продажи алмазов.

Бывший премьер-министр Зимбабве Морган Цвангираи (Morgan Tsvangirai) недавно заявил, что перечисление доходов от алмазов остается темным делом.

«Секретность и отсутствие прозрачности в алмазодобывающей промышленности привело к серьезным утечкам и отсутствию перечисления доходов в удовлетворительном объеме государству», - сказал он во время лекции в Оксфордском университете.

Организация Global Witness также заявила, что с 2008 года в стране бесследно пропали около $2 млрд выручки от алмазов Маранге.

Зимбабве отклонила эти обвинения как ложные.

Кроме того, тот факт, что DTZ-OZ GEO, совместное предприятие Development Trust of Zimbabwe (Фонда развития Зимбабве) и российской компании «Эконедра», удовлетворено добычей на недавно найденных конгломератных месторождениях алмазов в Чиманимани (Chimanimani), заставляет задуматься, почему из Маранге раздается так много криков возмущения.

Компания DTZ-OZ GEO заявила, что может производить 2,5 млн каратов алмазов высшего качества в год.

В середине этого года компания приобрела современную 70-тонную сепараторную установку Dense Media, проектная производительность которой составляет до 50 000 каратов в месяц.

Почему же добывающие компании в Маранге не могут приобрести оборудование для добычи конгломерата?

Несмотря на действовавшие санкции, данные Кимберлийского процесса показывают, что эти компании ежегодно продавали свои алмазы, и представляется загадочным, куда же ушли эти деньги.

Конечно, доходы следовало использовать для того, чтобы инвестировать в новое оборудование, необходимое для добычи конгломератов, поскольку компании прекрасно понимали, что их аллювиальных месторождений надолго не хватит.

Недавнее увольнение членов советов директоров компаний Zimbabwe Mining Development Corporation (ZMDC), Minerals Marketing Corporation of Zimbabwe (MMCZ) и Marange Resources министром Чидхаквой является достаточным свидетельством того, что в Маранге не все обстоит хорошо.

И в самом деле, введение в дело новой крови и отчетности – это единственное, что необходимо для Зимбабве, чтобы максимально использовать потенциал, заложенный в ее алмазных месторождениях.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро Rough&Polished