Алмазный бизнес по-прежнему блестящий, и его ждет хорошее будущее

Хитеш Патель (Hitesh Patel), управляющий директор Dharmanandan Diamonds Pvt. Ltd., в 1997 году стал заниматься семейным бизнесом и помогать своему отцу Лалджибхаю Пателю (Laljibhai Patel), основателю Dharmanandan Diamonds Pvt. Ltd. Воодушевленный...

Сегодня

Разговоры о ВЛБ – все это рекламная шумиха

Еще подростком Лука Лютербахер (Luca Luterbacher) начал заниматься дизайном и производством штучных украшений и отдельных изделий для друзей из состоятельных семей из Швейцарии и Лихтенштейна. В 2017 году он, наконец, инвестировал в свою собственную...

12 августа 2019

Правильная настройка рекламы - это главный вызов

На недавно прошедшем в прибалтийском Светлогорске Янтарном форуме (Amberforum) руководитель представительства ювелирной компании LA VIVION Андрей Янчевский поделился с корреспондентом Rough&Polished своими мыслями о состоянии и перспективах ювелирного...

05 августа 2019

Леон Дэниелс: мелкомасштабная добыча алмазов – будущее Ботсваны

Pangolin Diamonds, которая в настоящее время является самой активной геологоразведочной компанией в Ботсване, обратилась к властям южноафриканской страны с предложением включить алмазы в разрешение на добычу полезных ископаемых для малых горнодобывающих...

29 июля 2019

«До сих пор в Израиле существовала жесткая политика против ВЛБ; они были в течение многих лет запрещены на торговой площадке Израильской алмазной биржи» - Авиэль Элиа, управляющий директор Израильского алмазного института

Авиэль Элиа (Aviel Elia), адвокат по профессии, с 2013 года работал юридическим советником и секретарем Израильского алмазного института (IDI). Будучи ключевым участником команды руководителей IDI, он принимал участие в разработке стратегии...

22 июля 2019

На кого работал алмазный ГУЛАГ?

02 декабря 2013

11 июня 1952 года начальник Управления "Уралалмаз"  СГУ МВД СССР полковник А. Мальгин поставил свою подпись под объемным документом, озаглавленным "Объяснительная записка к контрольным цифрам на 1953 год по основному производству". Документ имел гриф "Совершенно секретно. Особой важности". Гриф скверный, в том смысле, что за сохранность "особо важных" данных отвечать приходилось головой. В те жестокие времена на практике применялась простая и эффективная шкала ответственности: неприятности с "секретным" документом означали расставание с погонами и "волчий билет", проблемы с грифом "совершенно секретно" были чреваты продолжительным заключением, а за утечку "ОВ" полагался расстрел. Поэтому люди опытные (а полковник Мальгин, вся карьера которого была связана с ГУЛАГ, был человеком опытным и осторожным) таких документов по возможности старались избегать. Но на сей раз не удалось.

Содержание документа под пугающим грифом даже при поверхностном взгляде вызывает недоумение: "По состоянию на 1-е января 1952 года в целом по Управлению "Уралалмаз" было учтено всего 75756,9 карат алмазов балансовых запасов по 25 россыпным месторождениям. В течении 1952 года дополнительно разведываются и передаются в эксплуатацию Министерством Геологии СССР еще 9 месторождений, с общим количеством балансовых запасов 43443 карата алмазов (по оперативным данным) и Управлением "Уралалмаз" одно месторождение реки Койвы, с запасами 1000 карат алмазов. Ожидаемое состояние балансовых запасов на 1-е января 1953 года, с учетом плановой добычи алмазов на 1952 год и передаваемых вновь запасов Министерством Геологии определится в количестве 110913,1 карат алмазов (по сумме категорий), в том числе запасов по действующим предприятиям 1953 года 72667,5 карат, что вполне обеспечивает планируемую программу добычи алмазов на 1953 год в количестве 7000 карат".

7 тыс. карат - это невиданный рекорд "Уралалмаза"! В том же документе указано, что за весь 1951 год добыто 4682 карата, а за первое полугодие 1952 года - аж 2350 карат!

Балансовые запасы и добыча "Уралалмаза" очевидно ничтожны. Зато затраты не шуточны. Для того, чтобы получить несколько тысяч карат используются 2 драги, 7 гидроустановок, 15 бульдозеров, 15 кубовых экскаваторов, 10 обогатительных фабрик. И несколько тысяч з/к. Но даже применение рабского труда не могло обеспечить прибыльность "Уралалмаза". Себестоимость была просто чудовищная: в 1952 году она составляла 15096 руб/карат. (Для сравнения - месячная зарплата стрелка ВОХР Кусьинского ИТЛ, который входил в "Уралалмаз", в том году составляла 648 руб.) На начало 1950-х годов это были самые дорогие алмазы в мире.

Кому нужна была эта странная добыча? Зачем нужно было ставить гриф "ОВ" (которым в те годы украшались далеко не все постановления ЦК КПСС и Совмина СССР по ядерному проекту) на информацию, которая никоим образом не могла повлиять ни на экономическую, ни на военную безопасность страны?

С советских времен и до наших дней согласованный хор журналистов, функционеров алмазной индустрии, историков, изучающих данную проблематику, твердит заклинание: "Алмазы Урала нужны были оборонной промышленности. В годы холодной войны СССР, окруженный империалистическими державами, испытывал отчаянную нехватку алмазного сырья, поэтому из бедных уральских месторождений выжималось все что можно, не взирая ни на какие затраты". По сути, нет ни одного открытого источника по уральским алмазам, в котором в том или ином виде не повторялось бы эта мантра. Но ни в одном таком источнике не найти конкретных данных - где, в какой именно "оборонной промышленности" и каким образом использовались эти уральские алмазы. Секретно-с! Так что гриф "ОВ" полковник Мальгин на свои документы ставил не зря, хватило надолго.

В 2007 году исполнилось 60 лет первой советской научно-исследовательской организации, занимающейся вопросами создания и внедрения в промышленность алмазного инструмента - ОРГАЛМАЗ (современное название ВНИИАЛМАЗ). В сборнике трудов, посвященном этому юбилею, сказано прямо и бесхитростно: «В 1947 году постановлением Совета Министров РСФСР в Советском Союзе было создано Всесоюзное бюро технической помощи по рациональному использованию алмазного инструмента и внедрению алмазозаменителей (ОРГАЛМАЗ). Это было продиктовано исторической необходимостью, ибо восстановление народного хозяйства страны, полностью разрушенного Великой Отечественной войной, было немыслимо без использования алмазной обработки, позволяющей увеличить производительность труда, повысить качество и надежность изделий, внедрить трудно обрабатываемые материалы, развивать прецизионную технику, использовать современное оборудование. При этом немногочисленная группа сотрудников ОРГАЛМАЗ не имела основного предмета исследований – алмаза. (курсив мой - С.Г.). Несмотря на это, они упорно изучали опыт алмазной обработки по зарубежным публикациям, устанавливали научно обоснованные нормы расхода алмазных инструментов при их эксплуатации, создавали конструкции первых отечественных алмазных инструментов».

Это не шутка - в ОРГАЛМАЗ, созданный на год позже "Уралалмаза", уральские алмазы никогда не поступали. Единственная попытка преодолеть сей казус, была предпринята в 1951 году, когда МВД подготовило "Предложения в проект постановления Совета Министров СССР" (секретные, разумеется), п.9 которых гласил: "Разрешить Министерству Внутренних Дел СССР передать научно-исследовательским организациям 50 карат алмазов из добычи "Уралалмаза" для проведения исследовательских работ по алмазам". По причинам, о которых будет сказано ниже, эти "Предложения..." не были реализованы.

Вот этой неудачной попыткой и исчерпываются взаимоотношения "Уралалмаза" и "оборонной" (а также и любой другой) промышленности. Да и зачем промышленности были нужны сырые несортированные алмазы? Нужен был алмазный инструмент - круги, фильеры, карандаши, хонинговальные бруски и т.д. А чтобы изготовить такой инструмент, нужен специализированный завод. Первое такое предприятие в СССР - Томилинский завод алмазного инструмента, было пущено в 1959 году, причем к уральским алмазам оно не имело ни малейшего отношения, как гласит его официальный сайт: «Начало промышленного производства алмазных инструментов в объединении явилось результатом открытия и промышленной разработки природных алмазов Якутии. На базе этих разработок было освоено в 1959 г. промышленное производство режущего, правящего, контрольно-измерительного и шлифовального инструмента из природных алмазов».

Может быть, уральские алмазы гранились в бриллианты и продавались населению? От этой гипотезы отдает изрядным цинизмом - в конце 1940-х, начале 1950-х годов советским людям было не до бриллиантов, покупательная способность была, мягко говоря, невысокой, да и первый советский гранильный завод (смоленский "Кристалл") был пущен только в 1963 году.

А может быть, уральские алмазы просто поступали в госрезерв и складировались в Гохране? На этом предположении стоит задержаться.

"В июне месяце 1949 года Амторгом была продана партия бриллиантов, завезенная в 1948 году, весом 1246 карат, за 85 тыс. долларов с платежом в фунтах. Цена за эту партию получена была ниже той, которую можно было выручить в конце 1948 года, когда рынок был лучше и фирмы предлагали за эту партию 90—93 тыс. долл. В середине 1949 года непосредственно у объединения большую партию бриллиантов купила фирма «Медайский и Нейм». По информации от фирмы, ей удалось хорошо заработать при перепродаже указанной партии на рынке в США в конце 1949 года, когда рынок улучшился".  Это цитата из секретного отчета АМТОРГА, датированного 13.02.1950 г. Секретный отчет МВТ СССР от 14.12.1949 г. упоминает партию бриллиантов объемом 8546 карат, также проданную в США. Есть данные и о том, что мировым бриллиантовым рынком в те годы активно интересовался Союзпромэкспорт.

Для того чтобы получить 8 546 каратов высококачественных (другие в США не продашь) бриллиантов, нужно было огранить не менее 20 000 каратов превосходного алмазного сырья. Совершенно очевидно, что "Уралалмаз" к этой поставке отношения не имеет - к 1949 году он и трети от такого объема не наработал. Эти бриллианты - из конфискованных большевиками у населения в 1920-е годы, из стоков Гохрана. Поразительно другое: с 1946 года "Уралалмаз" с неимоверным напряжением, под страшными грифами и с потрясающей воображение себестоимостью добывает жалкие 4 - 5 тыс. каратов алмазов в год, а в это же время Гохран щедрою рукой отсыпает "проклятым империалистам" бриллиантов в несколько раз больше, да еще по ценам ниже рынка! А как же родная оборонная промышленность, буквально стонущая от нехватки алмазов?!

Бывало, конечно, что в СССР одни ветви бюрократического механизма слабо представляли, чем занимаются другие. Но в данном случае этот тезис не работает: и Гохран и "Уралалмаз" в рассматриваемый период были структурами МВД СССР. И сказка про "алмазный голод" оборонной промышленности и героический "Уралалмаз", пытающийся его утолить, есть не что иное, как профессионально выполненная отраслевая легенда.

Необходимость в такой легенде объяснялась двумя обстоятельствами. Во-первых, нужно было как-то вразумительно объяснить нищему и полуголодному населению, зачем стране нужна продукция "Уралалмаза". Крепить, стиснув зубы, в адских условиях, оборону Родины, еще можно. Работать на витрину бутика "Тиффани" - нет. Не печатать же в "Правде" что-то вроде: "Героические работники "Уралалмаза", включая з/к, дружно встающих на путь трудового исправления, успешно добиваются снижения себестоимости продукции. Их трудовой подвиг, ежедневно совершаемый в суровых условиях Урала, приветствуется трудящимися всего мира! Скоро даже самые невостребованные актеры Голливуда смогут позволить себе бриллиантовые запонки! Слава ВКП(б)!". А во-вторых, легенда должна была прикрыть, тщательно и надолго, истинный канал сбыта уральских алмазов, и проходившую по этому каналу информацию.

Отраслевое легендирование - процесс непростой, бывали и проколы. 20 марта 1950 года состоялось совещание производственного актива Управления "Уралалмаз", на котором присутствовал инспектор из Москвы - зам. начальника СГУ МВД СССР подполковник Шемякин. Для провинциального подразделения ГУЛАГ визит такого чиновника - событие серьезное, принимали наверняка по высшему разряду. То ли подполковник плохо выспался, то ли вчерашнее угощение пошло не совсем впрок, но офицера  занесло, что отразил и сохранил соответствующий протокол (№2-20/03/50). Шемякин: "Себестоимость недопустимо высока! Перевод золотого рубля на более прочную золотую базу и выход на международную арену, требует укрепления советской валюты. Снижения себестоимости продукции". Обрушил подполковник легенду прямо на глазах у партхозактива. Какое отношение к укреплению советской валюты имел "Уралалмаз", если вся его продукция потреблялась внутри страны - в "оборонной промышленности"? К счастью, такие протоколы для посторонних глаз не предназначались.

Итак, "Уралалмаз" крепил советскую валюту, проще говоря, работал на экспорт. Ни в одном документе по внешней торговле СССР этот экспорт, разумеется, не отражен. Хотя, казалось бы, всего несколько тысяч каратов серьезного дохода принести не могли, да и влияния на рынок никакого не оказывали. Но дело было не в объеме, дело было в самом канале и в связях, которые через этот канал устанавливались и закреплялись. А канал был нетривиальный.

"Добытые алмазы отправлялись в Москву, на имя Молотова, первая отправленная партия состояла из 42 кристаллов". Никакого грифа, тоненький  сборник краеведческих статей. Записано со слов человека, который эти посылки, с каждой стороны опечатанные сургучом, видел. Какую должность занимал В. М. Молотов в те годы, когда "Уралалмаз" входил в ГУЛАГ? В мае 1947 года был создан Комитет Информации при Совмине СССР - спецслужба, на которую возлагались функции внешней разведки. Эту спецслужбу и возглавил Молотов. Новая спецслужба была тесно интегрирована с МВД СССР (в состав которого тогда входили Гохран и "Уралалмаз"). "Тесно" еще слабо сказано. У "министра сталинских строек", главы МВД С. Круглова был заместитель - генерал-лейтенант В. Рясной. Он же (одновременно!) был заместителем Молотова в Комитете Информации. Так что проблем с межведомственным согласованием алмазного экспорта возникать было не должно. Самая эффективная резидентура Комитета Информации находилась в Лондоне.

Несколько тысяч каратов алмазного сырья не делали погоду на рынке. Но информация "ОВ", которая прилагалась к этим поставкам в виде своеобразного бонуса, дорогого стоила. Она позволяла получателю держать руку на пульсе советского алмазного проекта и формулировать решения, определяющие ход его развития.

После открытия первых алмазных россыпей в Якутии (Коса Соколиная), у советского руководства первоначально не возникало ни малейшего сомнения - добывать эти алмазы будет ГУЛАГ. Вот цитата из упомянутых выше "Предложений...":

"3. Министерству Геологии СССР передать МВД СССР все материалы по разведке Косы Соколиной к 1 июля 1951 года, а Министерству Внутренних Дел СССР к 1 апреля 1952 года составить проектное задание по разработке этого месторождения и дать предложения об освоении этого района. СГУ МВД СССР не позднее чем в июле 1951 года командировать бригаду специалистов для проведения изыскательских работ в районе месторождения Косы Соколиной, необходимых для составления проекта.

4. ГРУ СГУ МВД /тов. Рожкову/ в течение 1951 года провести все необходимые подготовительные работы для проведения в 1952 году детальной разведки месторождения Косы Соколиной".

Среднее содержание алмазов в уральских россыпях было 1 карат на 251 кубометр песков. Во вновь открытых якутских - от 3 до 10 раз выше. З/к по всей стране стоили одинаково дешево. "Освоение этого района" силами МВД означало быстрое и масштабное строительство зон "Вилюйлага". В перспективе это сулило фантастическую рентабельность. На дворе стоял 1951 год, усатый Вождь всех народов был еще вполне бодр, ни о какой "оттепели" не было и речи. Не было в СССР тогда хозяйственной структуры, мощнее, чем ГУЛАГ, не было администраторов более эффективных, чем С. Круглов и его куратор Л. Берия. Но "Предложения..." к великому удивлению их авторов не были приняты, ни один лагерь на новых месторождениях не был построен. В планы De Beers положительная рентабельность советского алмазного проекта, а следовательно, и угроза ценовой войны не входили.

Напрасно в Мирном поставили памятник И. Сталину. Надо бы Филиппу Оппенгеймеру. А лучше групповой: В. Молотов, Ф. Оппенгеймер,  Б. Родин (руководитель лондонской резидентуры Комитета Информации). Эти люди внесли решающий вклад... в отсутствие ГУЛАГ в алмазной Якутии.

Сергей Горяинов, Rough&Polished

P.S. Автор выражает искреннюю признательность руководству и сотрудникам ГКБУ "Государственный архив Пермского края" за оперативно организованный доступ к материалам архива.