Лабораторные бриллианты в конечном итоге будут доминировать на рынках модных товаров по всему миру, прогнозирует Рухан Сироя, генеральный директор Evermore

Рохан Сироя (Rohan Siroya), выходец из семьи, владеющей ювелирной империей Siroya, имеет четкое намерение вывести компанию на новый этап развития и дальнейшего успеха. Оттачивая свои навыки в качестве девелопера в Мумбаи, Рохан продемонстрировал...

Сегодня

De Beers в этом году планирует начать добычу на подземном проекте Венеция в ЮАР и создает СП с Endiama в Анголе

Ожидается, что в этом году De Beers начнет горную добычу на своем подземном проекте Венеция (Venetia) в Южной Африке, почти на два года позже первоначально намеченного срока. Строительство подземного проекта началось в 2013 году, а начало производства...

30 января 2023

«Хотя мы находимся на седьмом месте в мире по добыче золота, нам приходится покупать этот металл в США»

Клементе Гевара (Clemente Guevara), работающий в отрасли более 45 лет, руководит New Fashion Peru, одной из трех крупнейших ювелирных компаний страны. Вместе они контролируют 90% рынка экспорта ювелирных изделий стоимостью $120 млн. Гевара...

23 января 2023

Потребители пытаются использовать гораздо менее дорогую альтернативу природным бриллиантам, заявляет Вин Ли, генеральный директор Grand Metropolitan

Миллиардер Вин Ли (Vin Lee), генеральный директор американской компании Grand Metropolitan, известен как «Король индустрии предметов роскоши». Семейный офис Grand Metropolitan в Беверли-Хиллз представляет собой частную холдинговую компанию, специализирующуюся...

16 января 2023

«В ближайшее время Суратская алмазная биржа станет голосом отрасли», - говорит Валлабхбхай Патель, председатель совета директоров этой биржи

Валлабхбхай Патель (Vallabhbhai Patel), председатель совета директоров Суратской алмазной биржи (Surat Diamond Bourse, SDB), надеется, что SDB сыграет важную роль в превращении Сурата в скором времени в крупнейший в мире центр производства...

09 января 2023

Семейные ценности

29 апреля 2013

Предположения российских СМИ о возможности приобретения семьей Оппенгеймер акций АЛРОСА оказались несостоятельными. Комментируя эти слухи, Джеймс Тигер (James Teeger), руководитель инвестиционной компании E. Oppenheimer & Son, напомнил, что одним из условий сделки по продаже Оппенгеймерами 40-процентной доли в De Beers корпорации Anglo American было обязательство семьи не инвестировать в конкурирующие алмазные предприятия в течение двух лет. Таким образом, до августа 2014 года (сделка закрыта в 2012 году) возвращение Оппенгеймеров в алмазный бизнес формально исключено.

Это неординарное обязательство отнюдь не являлось секретом. И представители Anglo и сам Джеймс Тигер упоминали о нем еще осенью 2011 года (miningweekly.com), когда сделка только стартовала.  Поэтому попытка российской прессы  драматизировать таким способом  SPO АЛРОСА, намеченное на конец  текущего года, изначально имела нулевой шанс. Но возможно, к условию сделки между Оппенгеймерами и Anglo стоит присмотреться внимательнее – это необычное табу действительно может оказать существенное влияние на рынок, хотя акции АЛРОСА тут совершенно ни при чем.

Чем было вызвано требование Anglo к Оппенгеймерам не инвестировать минимум два года в  «конкурирующий» алмазный бизнес?  Где этот конкурент? На алмазном рынке просто нет объекта для крупных инвестиций, сравнимых с суммой, полученной семьей за акции De Beers ($ 5,2 млрд). А продать 40% De Beers, чтобы вложиться в миноритарный пакет АЛРОСА или в компании второго эшелона – это очевидно за гранью здравого смысла. Или под «конкуренцией» понималось что-то другое?

В конце 2012 года Хаим Эвен-Зохар (Chaim Even-Zohar) сделал неожиданное заявление – по его мнению, Anglo переплатила Оппенгеймерам за De Beers, причем переплатила крупно, не менее $1 млрд. То есть была выплачена некая премия. За что, Хаим Эвен-Зохар не пояснил. Но если принять во внимание некоторые экспортно-импортные особенности бельгийского алмазного рынка, можно предположить – за что.

В течение последних пяти лет экспорт алмазов из Бельгии превысил импорт алмазов в эту страну на 60 млн каратов. Тое сть можно утверждать, что в Бельгии работает «рудник» с производительностью в среднем 12 млн каратов в год. Это вполне сравнимо с трубкой Жваненг (Jwaneng). Действительно – конкурент.

Откуда взялись эти алмазы и кто их «добывает»? Можно встретить утверждение, что это – «стоки бельгийских диамантеров». Может быть. Отчего бы «бельгийским диамантерам» не держать годами в стоках десятки (а может и сотни) миллионов каратов? Непонятно, конечно, зачем им это нужно, ну да бельгийская душа – потемки… Но вот ведь странность – этот «рудник» заработал на полную мощность аккурат вскоре после заявлений представителей De Beers, что теперь уровень стоков компании минимален и «поддерживается в рабочем состоянии, необходимом для проведения около десяти сайтов в год».

Скорее всего, этим словам можно верить – современные стоки De Beers имеют лишь тактическое значение. А вот стоки, накопленные за почти столетнюю историю контроля одной семьи над отраслью, стоки, находящиеся под управлением инвестиционной компании, действующей через «бельгийских диамантеров» - клиентов семьи на протяжении нескольких поколений - это ресурс стратегический. И премия в миллиард долларов – лишь вежливая просьба не слишком интенсивно эксплуатировать этот «рудник». Прекрасное месторождение, на котором не нужна горная техника, где нет проблем с подземной добычей, нет назойливых туземных правительств, бенефикаций и «кровавых алмазов».  Одни лишь добродушные «бельгийские диамантеры», так удачно «накопившие» миллионы каратов.

В 2012 году экспорт алмазов из Бельгии превысил импорт на 16 млн каратов. Как долго и с какой мощностью будет работать этот «рудник», не знает никто. В свое время даже Рузвельту не удалось заставить семью Оппенгеймер поделиться информацией об объеме алмазных стоков, находящихся в их распоряжении, а верность традициям – основа основ в алмазном бизнесе. Что может быть важнее семейных ценностей?

Сергей Горяинов, Rough&Polished