Как правильно делать ставки на тендерах на алмазное сырье…

Пандемия Covid-19 негативно повлияла на мировую экономику, так что у многих предприятий произошло существенное снижение прибыли, были увольнения сотрудников, а многие были вынуждены прекратить свои операции. Отрасль производства алмазов была лишь одной...

06 декабря 2021

Непростое равновесие между бизнес-этикой и прибылью

Мне довольно трудно писать сейчас этот блог, поскольку за годы моей работы я завел много близких друзей и контактов в Швейцарии, не говоря уже о той кропотливой работе, которая была проведена совместно с несколькими швейцарскими компаниями над недавно...

29 ноября 2021

Якутские бриллианты – симфония вечной мерзлоты

Якутская компания «Киэргэ», входящая в«Топ 100» лучших ювелирных брендов России, открыла этой осенью собственный салон-магазин в Москве, приобретающий известность в столице. «Киэргэ» по-якутски - это наряд, убранство - в широком смысле - то есть не просто...

22 ноября 2021

Владислав Жданов: «Применение алмазов в высоких технологиях — это главная и основная целевая задача технологий алмазного синтеза»

Владислав Жданов - профессор НИУ ВШЭ, советник генерального директора - председателя правления ОАО «РЖД», до этого вице-президент «АЛРОСА» (2015-2018 гг.). По специальности физик. Получил образование в УрГУ (Общая и молекулярная физика)...

15 ноября 2021

Али Пасторини: белый бриллиант - эквивалент белой рубашки для женщины

О cитуации в ювелирной отрасли в условиях пандемии коронавируса COVID-19 Rough&Polished рассказала Али Пасторини (Ali Pastorini), совладелица компании Del Lima Jewelry и президент ассоциации Mujeres Brillantes («Блестящие женщины»), объединяющей...

08 ноября 2021

Семейные ценности

29 апреля 2013

Предположения российских СМИ о возможности приобретения семьей Оппенгеймер акций АЛРОСА оказались несостоятельными. Комментируя эти слухи, Джеймс Тигер (James Teeger), руководитель инвестиционной компании E. Oppenheimer & Son, напомнил, что одним из условий сделки по продаже Оппенгеймерами 40-процентной доли в De Beers корпорации Anglo American было обязательство семьи не инвестировать в конкурирующие алмазные предприятия в течение двух лет. Таким образом, до августа 2014 года (сделка закрыта в 2012 году) возвращение Оппенгеймеров в алмазный бизнес формально исключено.

Это неординарное обязательство отнюдь не являлось секретом. И представители Anglo и сам Джеймс Тигер упоминали о нем еще осенью 2011 года (miningweekly.com), когда сделка только стартовала.  Поэтому попытка российской прессы  драматизировать таким способом  SPO АЛРОСА, намеченное на конец  текущего года, изначально имела нулевой шанс. Но возможно, к условию сделки между Оппенгеймерами и Anglo стоит присмотреться внимательнее – это необычное табу действительно может оказать существенное влияние на рынок, хотя акции АЛРОСА тут совершенно ни при чем.

Чем было вызвано требование Anglo к Оппенгеймерам не инвестировать минимум два года в  «конкурирующий» алмазный бизнес?  Где этот конкурент? На алмазном рынке просто нет объекта для крупных инвестиций, сравнимых с суммой, полученной семьей за акции De Beers ($ 5,2 млрд). А продать 40% De Beers, чтобы вложиться в миноритарный пакет АЛРОСА или в компании второго эшелона – это очевидно за гранью здравого смысла. Или под «конкуренцией» понималось что-то другое?

В конце 2012 года Хаим Эвен-Зохар (Chaim Even-Zohar) сделал неожиданное заявление – по его мнению, Anglo переплатила Оппенгеймерам за De Beers, причем переплатила крупно, не менее $1 млрд. То есть была выплачена некая премия. За что, Хаим Эвен-Зохар не пояснил. Но если принять во внимание некоторые экспортно-импортные особенности бельгийского алмазного рынка, можно предположить – за что.

В течение последних пяти лет экспорт алмазов из Бельгии превысил импорт алмазов в эту страну на 60 млн каратов. Тое сть можно утверждать, что в Бельгии работает «рудник» с производительностью в среднем 12 млн каратов в год. Это вполне сравнимо с трубкой Жваненг (Jwaneng). Действительно – конкурент.

Откуда взялись эти алмазы и кто их «добывает»? Можно встретить утверждение, что это – «стоки бельгийских диамантеров». Может быть. Отчего бы «бельгийским диамантерам» не держать годами в стоках десятки (а может и сотни) миллионов каратов? Непонятно, конечно, зачем им это нужно, ну да бельгийская душа – потемки… Но вот ведь странность – этот «рудник» заработал на полную мощность аккурат вскоре после заявлений представителей De Beers, что теперь уровень стоков компании минимален и «поддерживается в рабочем состоянии, необходимом для проведения около десяти сайтов в год».

Скорее всего, этим словам можно верить – современные стоки De Beers имеют лишь тактическое значение. А вот стоки, накопленные за почти столетнюю историю контроля одной семьи над отраслью, стоки, находящиеся под управлением инвестиционной компании, действующей через «бельгийских диамантеров» - клиентов семьи на протяжении нескольких поколений - это ресурс стратегический. И премия в миллиард долларов – лишь вежливая просьба не слишком интенсивно эксплуатировать этот «рудник». Прекрасное месторождение, на котором не нужна горная техника, где нет проблем с подземной добычей, нет назойливых туземных правительств, бенефикаций и «кровавых алмазов».  Одни лишь добродушные «бельгийские диамантеры», так удачно «накопившие» миллионы каратов.

В 2012 году экспорт алмазов из Бельгии превысил импорт на 16 млн каратов. Как долго и с какой мощностью будет работать этот «рудник», не знает никто. В свое время даже Рузвельту не удалось заставить семью Оппенгеймер поделиться информацией об объеме алмазных стоков, находящихся в их распоряжении, а верность традициям – основа основ в алмазном бизнесе. Что может быть важнее семейных ценностей?

Сергей Горяинов, Rough&Polished