АЛМАР - прецедент, который будет развивать процесс фондирования юниорных компаний и финансирования геологоразведки в целом

Арктическая Горная компания (АГК) осваивает месторождения алмазов в Лено-Анабарской алмазоносной субпровинции Якутии под брендом «АЛМАР – алмазы Арктики». Компания привлекает инвестиционные средства для этого проекта, о котором веб-портал Rough&Polished...

Сегодня

Стефан Волзок: когда все мы сможем вернуться к «нормальной жизни», рынок сделает то же самое

Широко известная парижская алмазная компания Rubel & Ménasché уже свыше 50 лет снабжает высококачественным товаром ювелирные дома на Вандомской площади в Париже. Правительство Франции предоставило компании статус «Уполномоченного экономического оператора»...

03 мая 2021

Онлайн-академия по бриллиантам - как Бранко Делянин повышает осведомленность среди профессионалов отрасли

Недавно состоялась премьера образовательной серии вебинаров по бриллиантам, запущенной Advanced Diamond Online Academy (Продвинутой онлайн-академией по бриллиантам). Специальный курс, созданный для профессионалов в области бриллиантов, направлен...

26 апреля 2021

Игорь Кевченков: «Вещи, которые нас переживут»

На вопросы Rough&Polished о положении дел в российской ювелирной отрасли отвечает гендиректор «Русской ювелирной компании №1» Игорь Кевченков, являющийся – в силу своего многолетнего опыта - одним из компетентных экспертов в ювелирной сфере. «Русская...

19 апреля 2021

Золото обеспечивает стабильность, действует как страховка и генерирует более высокую доходность с поправкой на риски, особенно в периоды повышенной неопределенности

П. Р. Сомасундарам (P. R. Somasundaram, Сом) присоединился к Всемирному совету по золоту (World Gold Council, WGC) в январе 2013 года в качестве управляющего директора в Индии. Он живет в Мумбаи и отвечает за руководство деятельностью...

12 апреля 2021

Вопросы собственности и международные санкции в Маранге: дело Anjin

22 октября 2012

Поскольку Кимберлийский процесс рассудил, что алмазы, добываемые на месторождениях Маранге (Marange) в Зимбабве соответствуют минимальным стандартам, предусмотренным для торговли, внимание зимбабвийских и международных средств массовой информации сместилось с насилия в районе Чиадзва (Chiadzwa) на выявление компаний, работающих в Маранге, и их связей с правительством Зимбабве. Мы попытаемся проанализировать причины этого сдвига с особым акцентом на компании Anjin и выявить главную мотивацию, стоящую за односторонним режимом санкций, введенных западными странами, а также возможные последствия применения односторонних санкций против Зимбабве для Сертификационной схемы Кимберлийского процесса и алмазного рынка в целом.

Почему так важен вопрос о собственности? Дело Anjin Investments

В последние месяцы самый обсуждаемый вопрос в отношении вызывающих споры алмазных месторождений Маранге касался юридического права собственности  в применении к работающим там компаниям. В Маранге ныне четыре горнодобывающих компании: Mbada Diamonds, Diamond Mining Corporation (DMC), Marange Resources (ранее Canadile Miners) и Anjin Mining. По зимбабвийскому закону, все горнодобывающие компании, работающие в стране, должны по крайней мере наполовину принадлежать государственному хозяйствующему субъекту. По этой причине Mbada Diamonds, DMC и Canadile Miners были созданы через соглашения о совместных предприятиях между иностранными инвесторами и Zimbabwean Mining Development Corporation (ZMDC), компанией, полностью принадлежащей министерству горнодобывающей промышленности.

Когда в ноябре 2011 года на пленарном заседании Кимберлийского процесса было принято решение позволить зимбабвийским компаниям, работающим в Маранге, продавать свои алмазы, многих аналитиков это застало врасплох: Кимберлийский процесс принимает свои решения на основе консенсуса - это означает, что предложение принимается лишь тогда, когда никто из членов не выступает против него, - а многие влиятельные члены, такие, как Соединенные Штаты и Европейский союз, ранее выражали серьезную озабоченность по поводу потенциальных нарушений прав человека в Маранге.

Хотя Соединенные Штаты и Европейский союз не выступили против данного решения, в последующие дни они заявили, что все односторонние санкции, введенные против зимбабвийских организаций и лиц, обвиняемых в подрыве демократического развития страны, будут применены и против алмазодобывающих компаний. Поскольку США и ЕС выбрали в качестве такой цели корпорацию ZMDC, под санкции попали Mbada Diamonds, Diamond Mining Corporation и Marange Resources.

Когда в ноябре 2011 года контролеры КП посетили Anjin и попросили подтверждающие документы на компанию, они обнаружили, что, в отличие от всех других компаний, Anjin была связана не с ZMDC, а с частной зимбабвийской компанией под названием Matt Bronze. Поскольку Matt Bronze не упоминалась ни в одном из списков санкций и имена ее бенефициаров были неизвестны, не было никаких юридических оснований помешать алмазам, добытым Anjin, поступать на рынки США и Европы. Именно в тот момент на первый план вышла необходимость пролить свет на неясную корпоративную структуру Anjin.

2 февраля 2010 года министерство горнодобывающей промышленности предоставило концессии площадью 3 731 га в восточной части Маранге компании Anjin Investments. Anjin является совместным предприятием, входящим в состав китайского строительного гиганта Anhui Foreign Economic Construction Group (AFECC) и Matt Bronze Enterprises (Pvt). AFECC уже отличало сильное присутствие на африканском континенте – компания работала в Мозамбике, Того, Мадагаскаре, Эфиопии и Мавритании.

В Зимбабве AFECC строит военный колледж с бассейном и кинотеатром, а также больницу в пригороде Хараре. Правительству Зимбабве удалось покрыть все затраты на строительство, получив кредит на сумму в $100 млн в Экспортно-импортном банке Китая (Export-Import Bank of China), который в обмен попросил использовать в качестве залога алмазы из Маранге.

Из-за этой сложной схемы договоров (Рис. 1) многие аналитики высказывали предположение об активном участии в Anjin зимбабвийских военных. В результате последовали обвинения со стороны представителей Движения за демократические перемены (Movement for Democratic Change), которое неоднократно утверждало, что доходы Anjin не подконтрольны министерству горнодобывающей промышленности. На Рис. 1 представлен наглядный анализ сети Anjin.

Эти предположения не могли быть подтверждены до тех пор, пока контролеры со стороны Кимберлийского процесса Марк Ван Бокстель (Mark van Bockstael) и Эбби Чикейн (Abbey Chikane) не посетили завод по обработке алмазов в конце 2011 года и не получили подробное описание состава членов совета директоров Anjin, который был опубликован неправительственной организацией Global Witness в феврале 2012 года. После этого стало возможным, просто выполнив поиск в Интернете, определить, что большинство из зимбабвийских членов Anjin играют определенную роль в полиции и войсках (Таб. 1).

Хотя большинство из зимбабвийских членов Anjin имеет четкое отношение к полиции и военному ведомству, никто из них не был включен список санкций Европейского союза и Соединенных Штатов. Это означало, что не было никакой правовой основы для предотвращения покупки добываемых Anjin алмазов инвесторами.

В июне 2011 года Global Witness опубликовала второй доклад, где утверждалось, что во время визита в зимбабвийское ведомство по регистрации компаний были найдены документы, доказывавшие, что бригадный генерал Чарльз Тарумбва (Charles Tarumbwa) был упомянут в качестве высшего должностного лица компании Matt Bronze. В доклад не включили копию такого документа.

Чарльз Тарумбва был включен в списки ЕС в связи с его участием в кампании террора, которая предшествовала последним выборам в Зимбабве. Доказательства его причастности к Anjin могут привести к введению санкций против этой компании. В апреле 2012 года Тарумбва подал апелляцию против Европейской комиссии, которая в настоящее время рассматривается.

При наличии многих признаков, но в отсутствие прямых доказательств, которые бы устанавливали связь между Anjin и любым физическим или юридическим лицом, деятельность которых подрывает демократические институты в Зимбабве, китайское совместное предприятие живет в тени забвения. Не накладывая каких-либо санкций, американское правительство в марте превентивно заблокировало сделку Anjin с бельгийской фирмой на сумму $20 млн. Европейский союз движется осторожно в ожидании вынесения решения по апелляции Тарумбвы, и это раздражает некоторых его членов во главе с Соединенным Королевством, которые выступают за ужесточение санкций.

Выводы

Споры вокруг принадлежности алмазодобывающих компаний, работающих в Маранге и других районах Зимбабве, являются прямым результатом смещения акцента в общественном внимании: разочарованные решением, принятым на последнем заседании Кимберлийского процесса, неправительственные организации теперь оказывают нажим на правительства западных стран с тем, чтобы предотвратить поступление зимбабвийских алмазов на рынок.

Односторонние санкции могут оказать глубокое влияние на алмазный бизнес. С политической точки зрения, применение санкций может подорвать Кимберлийский процесс, так как его решения принимаются вне зависимости от торговой политики отдельных государств. С экономической точки зрения, санкции в отношении добычи алмазов такими гигантами, как Anjin и Mbada, возможно, способны быстро привести к двойному стандарту цен: в то время как поток из миллионов каратов алмазов из Зимбабве, вероятно, может вызвать сокращение цен на мировом рынке, те страны, которые придерживаются санкций, могут оказаться в состоянии поддерживать высокие цены путем предотвращения избыточного предложения алмазного сырья.

Rough&Polished