АЛМАР - прецедент, который будет развивать процесс фондирования юниорных компаний и финансирования геологоразведки в целом

Арктическая Горная компания (АГК) осваивает месторождения алмазов в Лено-Анабарской алмазоносной субпровинции Якутии под брендом «АЛМАР – алмазы Арктики». Компания привлекает инвестиционные средства для этого проекта, о котором веб-портал Rough&Polished...

10 мая 2021

Стефан Волзок: когда все мы сможем вернуться к «нормальной жизни», рынок сделает то же самое

Широко известная парижская алмазная компания Rubel & Ménasché уже свыше 50 лет снабжает высококачественным товаром ювелирные дома на Вандомской площади в Париже. Правительство Франции предоставило компании статус «Уполномоченного экономического оператора»...

03 мая 2021

Онлайн-академия по бриллиантам - как Бранко Делянин повышает осведомленность среди профессионалов отрасли

Недавно состоялась премьера образовательной серии вебинаров по бриллиантам, запущенной Advanced Diamond Online Academy (Продвинутой онлайн-академией по бриллиантам). Специальный курс, созданный для профессионалов в области бриллиантов, направлен...

26 апреля 2021

Игорь Кевченков: «Вещи, которые нас переживут»

На вопросы Rough&Polished о положении дел в российской ювелирной отрасли отвечает гендиректор «Русской ювелирной компании №1» Игорь Кевченков, являющийся – в силу своего многолетнего опыта - одним из компетентных экспертов в ювелирной сфере. «Русская...

19 апреля 2021

Золото обеспечивает стабильность, действует как страховка и генерирует более высокую доходность с поправкой на риски, особенно в периоды повышенной неопределенности

П. Р. Сомасундарам (P. R. Somasundaram, Сом) присоединился к Всемирному совету по золоту (World Gold Council, WGC) в январе 2013 года в качестве управляющего директора в Индии. Он живет в Мумбаи и отвечает за руководство деятельностью...

12 апреля 2021

Настоящему ковбою стремена ни к чему

17 сентября 2012

Кандидат в президенты США от республиканцев Митт Ромни обещал в случае своей победы отменить закон Додда-Франка (The Dodd — Frank Act) – наиболее впечатляющее достижение демократов в области законотворчества, серьезно изменившее правила работы финансовых институтов и рынка драгоценных металлов. Этот документ содержит раздел, называемый "Закон о конфликтных минералах" (Conflict Minerals Law), затрагивающий интересы публичных компаний (как американских, так и зарубежных, торгующихся на американских биржах), добывающих и/или использующих в своем производстве золото, вольфрам, олово и тантал из месторождений, находящихся в 10 странах Западной и Центральной Африки: ДРК, Анголе, Бурунди, Центральноафриканской Республике, Республике Конго, Руанде, Судане, Танзании, Уганде, Замбии. Закон обязывает такие компании представить полную информацию об операциях с указанными минералами Комиссии по ценным бумагам и фондовым биржам США (U.S. Securities and Exchange Commission - SEC). Такая транспарентность, по замыслу разработчиков закона, должна способствовать исключению из мирового оборота сырья, операции с которым могут служить источником финансирования вооруженных конфликтов в Африке. 

Весьма примечательно, что первоначально «Закон о конфликтных минералах» был разработан сенатором-республиканцем Сэмом Браунбеком (Sam Brownback) в качестве самостоятельного законодательного акта, причем первоначальная редакция отличалась значительно более жесткими формулировками. Однако этот вариант был «похоронен» на стадии обсуждения весной 2009 года, и позднее существенно выхолощенная версия включена в закон Додда-Франка в виде раздела 1502. Паллиативность окончательного варианта, очевидно, республиканцев не устроила, и за этот закон они голосовать не стали.

Закон сразу вызвал известные опасения представителей ювелирной промышленности, справедливо опасавшихся многочисленных осложнений, связанных с необходимостью доказывать, что они работают с «неконфликтным» золотом, не имеющим отношения к африканским странам, попавшим в черный список. Уже в 2009 году предполагалось, что перечень «конфликтных минералов» может быть расширен и в него попадут и другие материалы, используемые ювелирной индустрией. После подписания закона Додда-Франка президентом Обамой в июле 2010 года, Совет по ответственной ювелирной практике (Responsible Jewellery Council - RJC) разработал добровольный стандарт сертификации для предприятий, заинтересованных в «бесконфликтных» источниках сырья и обеспечении прозрачности цепочки ювелирных поставок. В начале марта 2012 года RJC запустил систему сертификации применительно к золоту и металлам платиновой группы, получившую название «цепочка ответственности» (Chain of Custody - CoС).

В августе 2012 года Хаим Эвен-Зохар (Chaim Even-Zohar) высказал предположение, что положения «Закона о конфликтных минералах» могут быть распространены на бриллианты, продаваемые в США, если расширенное толкование понятия «конфликтные алмазы», предлагаемое американской стороной, будет заблокировано на предстоящей пленарной сессии Кимберлийского процесса. По мнению Эвен-Зохара, введение сертификации бриллиантов по типу СоС создаст дополнительные преференции для сети ювелирных магазинов De Beers, принесет «фантастические выгоды» для Forevermark и обеспечит конкурентное преимущество для сайтхолдеров DTC. С этим трудно не согласиться, особенно учитывая серьезную долю фигурирующих в «черном списке» Анголы и ДРК в мировой добыче алмазного сырья.

Американский рынок бриллиантов сохраняет лидирующие позиции, более того, в последнее время наметилась любопытная тенденция увеличения его емкости за счет… Китая. Китайские граждане, чье состояние превышает $1 млн, все чаще предпочитают обосновываться в США. Количество виз ЕВ-5 (выдается инвесторам, создающим 10 и более рабочих мест в США), выданных китайцам, с 2006 по 2012 годы возросло более чем в 50 раз. Причем более 75% виз этого типа выдается именно китайцам. Несмотря на известное замедление китайской экономики, КНР обоснованно продолжает рассматриваться как основной драйвер бриллиантового рынка, вот только потенциальные покупатели бриллиантов предпочитают перемещаться из Поднебесной в США. Так что контроль за растущим американским бриллиантовым рынком – это действительно сверхзадача, решение которой определит безусловного лидера на много лет вперед.

Идея сертифицировать бриллианты по признаку «бесконфликтности» вполне органична и вытекает из самой информационной природы бриллиантового рынка, где товаром является не столько сам бриллиант, сколько информация о нем. Разделение бриллиантов на «конфликтные» и «бесконфликтные», на «правильные» и «неправильные» - очередной этап в развитие системы управления рынком, системы, где все преимущества получает модератор процесса. Алмазный рынок, создав Кимберлийский процесс, стал пионером на пути присвоения товару характеристик, никак не связанных с потребительскими свойствами, но полностью определяющих саму возможность его продвижения. «Закон о конфликтных минералах» продемонстрировал, что этот элегантный способ модерации рынка распространяется на все новые отрасли, следовательно, эксперимент с Кимберлийским процессом признан удачным, и алмазному рынку пора делать следующий шаг.

По словам Чарльза Стэнли (Charles Stanley), президента американского подразделения Forevermark, в эту программу «бо́льшая часть бриллиантов на сегодняшний день поступает с месторождений группы De Beers на юге Африке и/или из Канады». При том, что многие сайтхолдеры DTC являются также клиентами Rio Tinto, BHP, АЛРОСА, многочисленных компаний второго эшелона, и лишь единицы "чужих" кристаллов попадают в Forevermark. Это заявление является прекрасной иллюстрацией того обстоятельства, что Forevermark потенциально может выполнять роль механизма формирования "нового рынка" в интересах стабильности добывающего дивизиона алмазного гиганта. Хотя в отношении "чужих" алмазов не звучат упреки (по крайней мере – пока), что они добываются с нарушением «ответственной практики», предпочтения сайтхолдеров угадать не трудно. Таким образом, обещанные Эвен-Зохаром «фантастические выгоды» для Forevermark в случае распространения «Закона о конфликтных минералах» на бриллианты можно трактовать довольно просто: наиболее стабильный и перспективный американский рынок может получить только одну точку входа. А в этой связи все пропагандистские усилия, например, Мугабе со своими обещаниями превратить Зимбабве в новоявленного алмазного лидера, становятся откровенно бессмысленными. 

Можно сформулировать десятки возражений против разделения бриллиантов на «конфликтные» и «бесконфликтные», и, с точки зрения формальной логики, эти возражения будут безупречны. Но это ничего не значит – последнее слово всегда останется за тем, кто определяет процедуру этого разделения. А мотивы авторов таких процедур, в том числе автора «Закона о конфликтных минералах», выходят далеко за пределы собственно алмазного рынка.

О том, что вслед за «арабской весной» настанет черед Западной и Центральной Африки мы писали задолго до того, как закон Додда-Франка вступил в силу. И сегодня задача ограничения добычи минерального сырья ввиду необходимости приведения мировых цен в соответствие с объемом «антикризисной» эмиссии доллара остается по-прежнему актуальной. Так почему же Митт Ромни столь категоричен в отношении закона Додда-Франка, «африканская» часть которого к тому же принадлежит перу его брата – республиканца? На наш взгляд, причина в следующем: закон слишком громоздок, для адекватного исполнения требует много средств (Национальная ассоциация производителей США - National Association of Manufacturers подсчитала, что затраты на внедрение «Закона о конфликтных минералах» составят не менее $16 млрд), а главное – времени. И вместо эффективного и быстрого ограничения поставок африканского сырья придется иметь дело с бесконечными судебными процессами. Два президентских срока Буша-юниора продемонстрировали, что «техасский стиль» в политике вполне органичен для республиканцев. А настоящему ковбою, как известно, стремена ни к чему. Поэтому пара-другая полномасштабных вооруженных конфликтов в Западной и Центральной Африке позволят запустить механизм необходимых санкций гораздо быстрее, чем нудное исследование «цепочек ответственности».

Сергей Горяинов, Rough&Polished