Часть 1: KPCSC дает представление о незаконной добыче алмазов и торговле ими в Африке

Хотя Кимберлийский процесс (Kimberley Process, KP), контролирующий алмазную отрасль, гордится тем, что с момента своего создания в 2003 году значительно сократил поток алмазов из зон конфликтов, Коалиция гражданского общества Кимберлийского процесса...

18 октября 2021

Ювелирную отрасль России надо обновлять и серьезно

Дина Насырова  —  вице-президент Международной ювелирной выставки J-1, недавно прошедшей в московском Гостином Дворе. Как партнёр и муза известного художника-ювелира Ильгиза Фазулзянова она активно участвовала в подготовке его персональной...

11 октября 2021

Smiling Rocks, благотворительная бизнес-модель, вдохновляет компании работать ради совершенствования мира

Зулу Гхеврия (Zulu Ghevriya), генеральный директор и соучредитель компании Smiling Rocks, основатель компании Vedantti Jewellery и управляющий директор Prism Group, работает в алмазной и ювелирной отрасли свыше 20 лет. Зулу начал свой бизнес...

04 октября 2021

Надо упорно трудиться – и успех придет

Эдуард Уткин – генеральный директор ассоциации «Гильдия ювелиров России», эксперт Комитета ТПП РФ по драгоценным металлам и драгоценным камням - рассказал «R&P» о том, как внедряется система ГИИС ДМДК, а также о последних событиях и настроениях в ювелирной...

27 сентября 2021

GOLDNET.MARKET: «Мы хотим, и работаем над тем, чтобы предоставить бизнесу возможность развивать массу разных направлений»

Сегодня практически все ювелирные компании имеют свои оптовые сайты, интернет-магазины, страницы в соцсетях. Но год назад в России появился первый маркетплейс оптовой торговли ювелирными изделиями - GOLDNET.MARKET - новый эффективный инструмент для работы...

20 сентября 2021

«Черный & русский» - антикризисный коктейль

11 марта 2012

В конце 2008 года, рассматривая ситуацию, складывающуюся в ДРК в связи с мятежом, развязанным Лораном Нкунда (Laurent Nkunda), агентство Rough&Polished предположило скорую эскалацию вооруженных столкновений в Африке – как следствие быстро нарастающих конфликтов интересов западных и китайских добывающих корпораций (см. «Демократическая Республика Конго: война за контракты»). Последовавшая затем «арабская весна», а также информация о беспрецедентных объемах «накачки» ликвидности, предпринятой Федеральной резервной системой США в попытке справиться с финансовым кризисом, укрепила нас в предположении о неизбежном погружении «черного континента» в хаос серьезных гражданских конфликтов, основными целями которых будут как уменьшение китайского присутствия, так и тотальное ограничение добычи commodities ввиду необходимости приведения биржевых цен в соответствие с «антикризисной» эмиссией доллара 2008-2010 годов (см. «Африка на защите доллара и бриллианта»).

За полгода, прошедшие с момента формулировки этой гипотезы, ряд африканских стран продемонстрировал уверенное движение к гражданской войне. В настоящее время полномасштабные военные действия ведутся уже в Мали, а по оценке Международной кризисной группы (International Crisis Group), угроза дестабилизации реальна в Нигере, Чаде, Буркина-Фасо, Алжире, Мавритании, Центральноафриканской Республике, ДРК и Судане. В зоне очевидной политической турбулентности находятся также Нигерия и Конго (Браззавиль). «Ливийский сценарий» сползает к югу – все ближе к границам стран, чья доля в балансе мирового алмазного рынка велика. Разумеется, этот процесс получает соответствующее обрамление в глазах широкой общественности – в конце февраля текущего года Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун заявил, что «сегодня Западная Африка остается перевалочным пунктом для торговцев наркотиками между Южной Америкой и Европой, что представляет опасность для населения и несет серьезные проблемы для миротворческих операций ООН в регионе». Конечно, наркодилеры Западной Африки ничуть не менее опасны, чем ОМУ Саддама Хусейна и попрание прав человека режимом Каддафи. А посему уход Leviev Group из Анголы представляется весьма своевременным.

Революционное цунами, катящееся с севера Африки, в самое ближайшее время может столкнуться с встречной волной. В ЮАР в начале марта текущего года из АНК исключен лидер черных националистов – харизматичный Джулиус Малема (Julius Malema). В ноябре прошлого года дисциплинарный комитет АНК постановил приостановить членство Малемы в партии на 5 лет, однако сейчас было принято решение ужесточить наказание для нарушителя партийной дисциплины. Малема – безусловный лидер молодежного крыла АНК, и, по мнению экспертов, отслеживающих политические процессы в ЮАР, его исключение почти наверняка приведет к расколу правящей партии и резкой дестабилизации обстановки в этой стране. Программа, выдвигаемая Малемой, более чем радикальна: национализация горнодобывающей промышленности ЮАР, тотальное изгнание белых фермеров, объединение с идейными сторонниками в Зимбабве и Намибии, ликвидация «проимпериалистического режима» в Ботсване. Эти воинственные тезисы сформулированы отнюдь не маргиналом: Малема - владелец крупного состояния, находится в тесных рабочих контактах с высшими чиновниками ЮАР (Токио Сексвале) (Tokyo Sexwale), ведущими представителями горного бизнеса (Бриджит Радебе) (Bridgette Radebe) и крупными функционерами правящей партии (Мэтьюс Фоса) (Mathews Phosa), также исповедующими принципы «черного самосознания». Следует отметить, что действующий президент ЮАР Джейкоб Зума возглавил АНК в 2009 году именно при поддержке Малемы и его организации (ANCYL), и с тех пор влияние Малемы, особенно среди черной молодежи, только возрастало, а погрязший в коррупции Зума быстро терял организационную хватку. Если учесть, что в последние месяцы кроме сторонников Малемы в ЮАР активизируется Панафриканский конгресс с его незамысловатым лозунгом «один белый – одна пуля», то нужно признать, что почва для «цветной революции» в ЮАР сегодня весьма благодатна.

Ситуация в Зимбабве еще проще: есть проклинаемый всем прогрессивным человечеством диктатор Роберт Мугабе (этакий черный Каддафи) и есть премьер-министр Морган Цвангираи, апологет демократических ценностей. За каждым из этих лидеров – многочисленные сторонники в силовых структурах, госаппарате и бизнесе. В этом году в Зимбабве выборы, и 88-летний Роберт Мугабе уже заявил о своей готовности баллотироваться. Мугабе четко ориентирован на Китай. Только осенью прошлого года Зимбабве получила около $700 млн китайских инвестиций, в основном в алмазодобывающую промышленность; китайские компании и совместные предприятия с китайским участием получают в Зимбабве исключительные преференции, чего нельзя сказать о компаниях западных, которым Мугабе перманентно угрожает национализацией. Китай отвечает взаимностью, вплоть до использования права вето в Совете Безопасности ООН, блокируя резолюции, направленные против режима Мугабе. Морган Цвангираи занимает не менее четкую проамериканскую позицию. Выборы 2008 года едва не привели страну к гражданской войне, и вероятность того, что в результате выборов 2012 года этот результат будет успешно достигнут, высока. Особую пикантность ситуации придает то, что в 2012 году США взяли на себя обязанности председателя Кимберлийского процесса (КП) – международной организации, нацеленной на пресечение оборота алмазов, добываемых в зонах конфликтов. В самих США действуют жесткие санкции как против зимбабвийских добывающих компаний, так и против Роберта Мугабе, его родственников и ряда чиновников персонально. В то же время КП санкционировал торговлю и экспорт алмазов из Маранге, поток которых уже оказывает серьезное понижающее влияние на цены в секторе так называемого «индийского товара», что вызывает определенное беспокойство ведущих алмазодобытчиков и дилеров. Беспрецедентный для алмазного рынка парадокс, когда страна-председатель КП должна действовать вопреки требованиям собственного законодательства, должен быть как можно быстрее разрешен, и политическая ситуация, складывающаяся сегодня в Зимбабве, предоставляет для этого радикальную возможность.

Гражданские конфликты, уже с разной степенью интенсивности захватившие Ливию, Судан, Мали, Нигерию и в скором времени грозящие Анголе, ДРК, Зимбабве, ЮАР и соседним странам, чреваты как реальным падением экспорта минерального сырья (по всему спектру - от углеводородов до металлов, редкоземельных элементов и алмазов) на мировые рынки, так и виртуальной угрозой такого падения, что неизбежно скажется на биржевых котировках. Даже в том случае, если реальные возможности горнодобывающих компаний в конфликтных странах не уменьшатся, всегда остается возможность использовать механизм санкций и наднациональных отраслевых организаций, подобных КП, в целях блокады экспорта. Скорее всего, именно Африка выступит (и уже выступает) в качестве основного механизма, способного наполнить гигантскую «антикризисную» эмиссию ФРС и ЕЦБ реальным содержимым и привести в соответствие массу «впрыснутой» в экономику ликвидности и цены на сырье. Но есть и страховочный механизм, связанный с еще одним крупнейшим мировым экспортером минеральных ресурсов – с Россией.

Незадолго до триумфальной победы Владимира Путина на президентских выборах в России началась острая дискуссия о приватизации бюджетообразующих госкомпаний. Либеральное крыло российского истеблишмента, которое принято связывать с Дмитрием Медведевым, выступило за полный уход государства из капитала крупнейших добывающих корпораций, в то время как консервативное, олицетворяемое Игорем Сечиным, настаивало на необходимости сохранения в них государственных блокпакетов. Хотя Путин, в свойственной ему манере, занял позицию арбитра в этом щекотливом вопросе, и пока не слишком конкретизировал собственные взгляды, 5 марта агентство Bloomberg заявило, цитируя слова западного бизнесмена из Лондона, о том, что «победа на выборах является поддержкой предвыборного обещания Путина продолжить реализацию плана по приватизации государственных компаний». Конечно, в известной степени очередные российские игры с приватизацией – это «извечный спор славян (весьма условных, впрочем) между собою», и с точки зрения макроэкономики, в сущности, безразлично, кому персонально достанется тот или иной кусок российской госсобственности. Но ряд событий, среди которых стоит выделить успешное и быстрое продвижение в качестве «независимых директоров» в наблюдательные советы компаний, рассматриваемых как объекты грядущей приватизации, людей, явно и тесно связанных с лидерами российского либерализма, показывает, что этот процесс может выйти далеко за границы собственно российских проблем. «Либерализация» наблюдательных советов может означать скорый мощный старт процесса модернизации российских добывающих компаний, понимаемой как развитие минерально-сырьевой базы, обновление производственных фондов, создание современной инфраструктуры. Именно для этого и требуется приватизация. Это, безусловно, позитивный процесс, особенно учитывая то обстоятельство, что продолжительное время российские добывающие госкомпании работали на заделе времен СССР, и модернизация им действительно необходима. Но также очевидно, что глубокая модернизация, особенно в таких капиталоемких областях, как майнинг, неизбежно снизит экспортный потенциал этих компаний в течение ближайших 2-5 лет. Это и будет тот вклад, который Россия сможет внести в борьбу с кризисом.

Существуют разные оценки объема «антикризисной эмиссии», предпринятой в 2008-2011 годах ФРС для спасения мировой финансовой системы. Не вдаваясь в дискуссию, отметим, что в любом случае это многие триллионы долларов. Между тем цены на commodities достигли лишь докризисных уровней. Перелить «напечатанную» ликвидность в реальный сектор или – что то же самое - заставить инвесторов вкладываться в commodities и акции добывающих и так или иначе связанных с майнингом компаний (т.е. в начало всех производственных цепочек) можно, лишь значительно ограничив предложение сырья на рынке. Из Африки – за счет локальных конфликтов, из России – за счет модернизации добывающих компаний. Причем для российского бюджета это не должно быть серьезным ударом, поскольку падение экспорта будет компенсироваться пропорциональным ростом цен на сырье. Это и есть антикризисное решение, контуры которого проглядывают с каждым днем все отчетливее.

Сергей Горяинов, Rough&Polished