Стефан Волзок: когда все мы сможем вернуться к «нормальной жизни», рынок сделает то же самое

Широко известная парижская алмазная компания Rubel & Ménasché, являющаяся членом Dali Group, уже свыше 50 лет снабжает высококачественным товаром ювелирные дома на Вандомской площади в Париже. Правительство Франции предоставило компании статус «Уполномоченного...

03 мая 2021

Онлайн-академия по бриллиантам - как Бранко Делянин повышает осведомленность среди профессионалов отрасли

Недавно состоялась премьера образовательной серии вебинаров по бриллиантам, запущенной Advanced Diamond Online Academy (Продвинутой онлайн-академией по бриллиантам). Специальный курс, созданный для профессионалов в области бриллиантов, направлен...

26 апреля 2021

Игорь Кевченков: «Вещи, которые нас переживут»

На вопросы Rough&Polished о положении дел в российской ювелирной отрасли отвечает гендиректор «Русской ювелирной компании №1» Игорь Кевченков, являющийся – в силу своего многолетнего опыта - одним из компетентных экспертов в ювелирной сфере. «Русская...

19 апреля 2021

Золото обеспечивает стабильность, действует как страховка и генерирует более высокую доходность с поправкой на риски, особенно в периоды повышенной неопределенности

П. Р. Сомасундарам (P. R. Somasundaram, Сом) присоединился к Всемирному совету по золоту (World Gold Council, WGC) в январе 2013 года в качестве управляющего директора в Индии. Он живет в Мумбаи и отвечает за руководство деятельностью...

12 апреля 2021

Флун Гумеров: «Я думаю, что алмаз - это уникальный дар природы. Синтетический алмаз - это рукотворная имитация дара природы»

Флун Гумеров, Председатель Совета Ассоциации «Гильдия ювелиров России» и основатель компании «Алмаз-холдинг» рассказал Rough&Polished о том, что нового происходит в сфере законодательства в вопросах ювелирного производства и торговли, о настроениях в...

05 апреля 2021

Обзор рынка. 2011.

01 января 2012

Есть такая примета: как новый год встретишь, так его и проведешь. Если проецировать примету на алмазный рынок, то будущий год у его участников намечается совсем не однозначный. С одной стороны, цены на сырье (после 6 месяцев бурного роста и нескольких месяцев оцепенения и падения) вроде бы стабилизируются и приходят в соответствие с ценами на бриллианты. С другой стороны, прогнозы состояния мировой экономики на 2012 год совсем не блещут позитивом. Добавим сюда еще и тот факт, что крупнейшие участники рынка – De Beers и АЛРОСА - сейчас находятся в процессе больших перемен.

Roller coaster

Перед началом 2011 года эксперты, конечно, прогнозировали рост цен на алмазное сырье. Но вряд ли кто-то мог предположить, что реальность настолько превзойдет оптимистичные прогнозы. В январе рынок осторожно «раскачивался», но уже в феврале «выстрелил» вверх. На первом же сайте DTC подняла цены: по официальной информации – на 8-9%, а по словам участников торгов, – на величину до 22% на отдельные категории.

Заданный с начала года темп держался следующие несколько месяцев. Компании повышали цены на алмазы ежемесячно, зачастую – на двузначные величины за раз. Особенно активно дорожало «индийское» сырье.

Что примечательно, бурный рост цен встречался участниками алмазной цепочки с оптимизмом и не вызывал никаких возражений. Хотя всего пару лет назад единомоментное повышение стоимости сырья на 10% вызывало массу негодования. Но в этот раз рынок как будто находился в эйфории: стоимость сырья восстанавливалась после кризисного падения 2009 года, и это восстановление как бы подтверждало, что черная полоса пройдена, а впереди – только светлое будущее. Аналогично выход из кризиса подтверждала и мировая экономика: росли мировые индексы, объемы промышленного производства, потребительские расходы. Цены на сырье достигли докризисного уровня еще в первые месяцы года, но ажиотаж на рынке хорошо подогревался дефицитом сырья, доступностью кредитных ресурсов и оптимизмом в отношении будущего – поэтому рост и не думал останавливаться. В результате, за первые полгода алмазы подорожали больше чем на 50%.

Вот только основывался рост скорее на спекулятивных факторах, нежели на фундаментальных. Дефицит сырья, разумеется, присутствовал, но связан был отнюдь не с сокращением добычи мировыми производителями – они как раз наоборот рапортовали о планах роста производства. Да и спрос со стороны реальных потребителей-огранщиков рос гораздо медленнее, чем цены.

По оценкам экспертов рынка, в среднем мировое производство алмазного сырья составляет около $12 млрд, а предметов роскоши из них изготавливается на сумму около $80 млрд. Маржа производителей и огранщиков при этом составляет около 10% - то есть, основной рост цены приходится именно на ту часть алмазного трубопровода, которая занимается перепродажей камней. Тем более что почва для их деятельности более чем благодатна. Например, «бокс» DTC включает камни разных категорий, качества и рентабельности, но покупатель может взять его только целиком, без права отобрать удобное для себя сырье. В результате, достаточно востребована дилерская услуга по подбору партий камней определенных характеристик для нужд конкретных огранщиков – но, разумеется, уже дороже. Да и список сайтхолдеров далеко не так длинен – тем, кто не попал в него (или в список долгосрочных контрактов АЛРОСА), приходится покупать сырье на аукционах, что автоматически означает премию к изначальной стоимости камней (предложение конкурента надо еще «перебить»).

Словом, медленно, но верно на рынке надувался точно такой же спекулятивный пузырь, как в 2008 году. И развязка этой истории была, в общем, вполне предсказуема.

Уже летом стало очевидно, что покупатели перестали успевать за стремительным ростом цен на алмазы, столкнувшись с кризисом ликвидности: на имеющиеся кредитные лимиты с каждым месяцем можно было купить все меньше сырья. Возврат же средств от розничных продаж традиционно длится несколько месяцев. В том числе поэтому бриллианты дорожали гораздо медленнее, чем алмазное сырье. В какой-то момент сырые алмазы снова стали стоить дороже, чем ограненные камни, которые можно из них изготовить.

Потом прозвенел тревожный «звоночек» с американскими облигациями, и рынок замер – сначала в ожидании, потом в шоке. Повторение ситуации 2008-2009 годов становилось все очевиднее. Цены на сырье сначала застыли (тем более что август – традиционно не деловой сезон), а потом поехали вниз. В попытке поддержать спрос и при этом зафиксировать прибыль у участников рынка начали сдавать нервы: например, BHP снизила цены за раз на 15-20%. К середине осени аукционы уже отменялись один за другим (без дисконта к стартовой цене заявок просто не было), и даже DTC пошла клиентам на уступки, начав предлагать, например, отсрочку платежа.

В течение какого-то времени крупнейшие производители пытались сдерживать ситуацию уже опробованным способом – ограничить поставки сырья на рынок, чтобы не допустить снижения цены. De Beers чуть ли не вдвое снизила объемы сайтов, а АЛРОСА полностью прекратила продажи на открытом рынке (около 30% сбыта компании) и сконцентрировалась только на исполнении долгосрочных контрактов.

Но даже эти меры не помогли. На декабрьском сайте De Beers снизила цены на 5-8% по разным группам сырья. АЛРОСА, по заявлению президента компании Федора Андреева, с начала кризисных явлений опустила цены в среднем на 4%. По слухам, собравшийся в конце декабря конъюнктурный совет компании обсуждает снижение цен и в начале 2012 года.

Туманные перспективы

Участники рынка констатируют, что сниженные цены алмазов на сайтах теперь более-менее соответствуют ценам на бриллианты, поэтому покупатели-огранщики не работают себе в убыток. Правда, это еще не означает, что они работают с прибылью.

Ситуация с аукционами менее однозначна. По словам одних участников рынка, боксы на вторичном рынке до сих пор торгуются с дисконтом, по словам других – сырье снова дорожает.

Сейчас рынок временно находится в точке некого «равновесия». Но вот предсказать направление развития ситуации на будущее крайне сложно. По нескольким причинам.

Во-первых, нет никакой ясности с тем, сколько еще времени АЛРОСА будет отказываться от аукционов и спотовых контрактов. С одной стороны, на 2012 год компания закладывает прогноз по выручке в $5 млрд, тем самым выказывая свою уверенность в хороших ценах и стабильном сбыте (в 2011 году прогноз в $5 млрд не оправдался – получилось только около $4,5 млрд). С другой стороны, АЛРОСА уже договаривается с Гохраном о продаже ему сырья в 2012 году, чего не делала с прошлого кризиса. Выходит, уверенности в сбыте всего объема производства у компании все-таки нет?

Во-вторых, система продаж De Beers сейчас претерпевает изменения: ощутимая часть торговли теперь переносится в Ботсвану. Да и в список сайтхолдеров на следующие 3 года попали не все, кто хотел попасть. Это (а также увеличение доли самостоятельной торговли алмазами африканскими странами) сулит рост аукционных продаж. А в условиях дефицита сырья, торги на аукционах и споте могут давать хорошую премию.

С другой стороны, все отчетливее проявляется перспектива увеличения мирового производства алмазов, что должно снизить дефицит. По оценке консалтинговой компании Bain, представленной в конце прошлого года, мировое производство алмазов в 2011 году останется на уровне 2010 года (около 133 млн карат), но уже с 2012 года начнет расти, в том числе, за счет ввода новых проектов. До докризисных объемов производства в 150-160 млн каратов отрасли еще далеко, однако эти показатели могут быть достигнуты уже к 2017 году. Кроме того, не стоит списывать со счетов «темных лошадок» - алмазодобывающие страны, пока не участвующие в мировой торговле из-за спорной политической и регуляторной ситуации. Речь идет о Зимбабве и Демократической Республике Конго. По мнению Bain, в том случае, если этим странам удастся стабилизировать политическую ситуацию, они займут существенную долю мирового алмазного рынка. По мнению некоторых экспертов, Зимбабве имеет большой потенциал и вполне способна стать третьей по величине алмазодобывающей страной мира уже к 2020 году. 2020 год еще очень далеко, но вот если разногласия Зимбабве с Кимберлийским процессом будут улажены уже в 2012 году, это будет означать дополнительный объем поступлений сырья на рынок.

Дефицит уверенности

Отсутствие уверенности в дальнейшем развитии ситуации сказывается не только на нервных клетках его участников, но и на структуре отрасли в целом.

В ноябре произошло событие, которое вполне можно считать знаковым: семья Оппенгеймеров продала свой пакет в De Beers корпорации Anglo American. При этом цена сделки – более $5 млрд – по мнению экспертов является существенно заниженной.

Разумеется, теории относительно причин такого решения строятся абсолютно разные. Кто-то считает, что дело в Джонатане Оппенгеймере, не продемонстрировавшем должных деловых качеств и неспособном продолжить управление этим бизнесов с должной отдачей. Кто-то говорит, что Оппенгеймеры вовсе не хотели продавать пакет Anglo American и искали возможности найти покупателя с более высокой ценой, но соглашение De Beers с Ботсваной в случае появления стороннего акционера было бы расторгнуто, так что пришлось соглашаться на условия Anglo. Кто-то говорит, что перед угрозой второй волны мирового кризиса Оппенгеймеры решили диверсифицировать свои инвестиции. Вероятно, во всех этих теориях есть доля правды. Важно другое: если из алмазного бизнеса выходят его исторические основатели, значит, они утратили в нем уверенность.

На фоне этого решения семьи Оппенгеймеров уже совсем не удивляет решение BHP продать свои алмазные активы. Пока BHP формулирует свое намерение осторожно: «рассмотреть целесообразность участия компании в алмазном бизнесе». Но в целом понятно, что BHP готова расстаться с рудником Ekati, и дело осталось за малым – найти покупателя. Ekati «сватали» российской АЛРОСА, но куда вероятнее, что покупателем окажется кто-то из компаний второго эшелона с маленькими объемами производства, для которых даже старый канадский рудник станет хорошим способом увеличения капитализации.

BHP объясняет свое намерение тем, что не видит возможности существенного увеличения производства алмазов (новые крупные месторождения в мире уже давно не открывались, а все значимые геологоразведочные проекты давно «разобраны). Но с другой стороны, вряд ли менеджмент корпорации осознал это только сейчас. Озвученное в конце года решение выглядит спешным: рудник куда логичнее было бы выставлять на продажу на пике цен летом, чем сейчас, когда цены падают.

Скорее всего, BHP испытывает точно такой же дефицит уверенности в будущем отрасли. Сырье с Ekati реализуется на аукционах, которые с осени 2011 года откровенно «не шли». И не факт, что в будущем ситуация не ухудшится. Специалисты по макроэкономике в один голос сулят на 2012 год продолжение кризиса и замедление темпов роста даже в азиатском регионе, который сейчас является одной из главных надежд алмазного рынка. И в этом случае лучше уж продать рудник сейчас, и получить за него хоть какие-то деньги, чем потом получать убыток.

Относительно комфортно в нынешних условиях себя сейчас ощущает только АЛРОСА - за счет того, что практически полностью принадлежит государству, которое в случае трудностей будет готово оказать компании поддержку. Поэтому даже в таких нестабильных условиях компания готовится к выходу на рынок в 2012 году. Пока ориентировочная схем такова, что правительство приватизирует часть принадлежащего ему пакета, разместив эти акции на бирже. Российский бюджет в результате получит деньги, а АЛРОСА - не просто увеличение капитализации, но важный имиджевый фактор – статус крупнейшей биржевой алмазодобывающей компании. De Beers, проведшая делистинг много лет назад, на биржу вроде бы пока не собирается, так что у АЛРОСА есть реальные шансы успеть сделать это первой и привлечь львиную долю инвесторов, интересующихся алмазами.

Есть такая примета: как новый год встретишь, так его и проведешь. Если верить этой примете, то нам предстоит насыщенный событиями и достаточно нервный год. Но дальше каждый волен решать за себя. Любой кризис – это не только трудности, но и возможность принципиально что-то улучшить. А тем, кто не чувствует уверенности, можно посоветовать не быть суеверными.

Елена Левина для Rough&Polished