Якутские бриллианты – симфония вечной мерзлоты

Якутская компания «Киэргэ», входящая в«Топ 100» лучших ювелирных брендов России, открыла этой осенью собственный салон-магазин в Москве, приобретающий известность в столице. «Киэргэ» по-якутски - это наряд, убранство - в широком смысле - то есть не просто...

22 ноября 2021

Владислав Жданов: «Применение алмазов в высоких технологиях — это главная и основная целевая задача технологий алмазного синтеза»

Владислав Жданов - профессор НИУ ВШЭ, советник генерального директора - председателя правления ОАО «РЖД», до этого вице-президент «АЛРОСА» (2015-2018 гг.). По специальности физик. Получил образование в УрГУ (Общая и молекулярная физика)...

15 ноября 2021

Али Пасторини: белый бриллиант - эквивалент белой рубашки для женщины

О cитуации в ювелирной отрасли в условиях пандемии коронавируса COVID-19 Rough&Polished рассказала Али Пасторини (Ali Pastorini), совладелица компании Del Lima Jewelry и президент ассоциации Mujeres Brillantes («Блестящие женщины»), объединяющей...

08 ноября 2021

«Как пурист и диамантер старой школы, я не верю в выращенные в лаборатории бриллианты», - говорит Вин Ли, генеральный директор Grand Metropolitan

Вин Ли (Vin Lee), король индустрии предметов роскоши, не нуждается в представлении. Он - миллиардер, генеральный директор Grand Metropolitan, достигший всего самостоятельно. Семейный офис Grand Metropolitan в Беверли-Хиллз - это частная холдинговая...

01 ноября 2021

Часть 2: KPCSC хочет, чтобы Россия помогла выйти из тупика в вопросе о новом определении конфликтных алмазов

В первой части этого состоящего из двух частей эксклюзивного интервью с Шамисо Мтиси (Shamiso Mtisi), координатором Коалиции гражданского общества Кимберлийского процесса (Kimberley Process Civil Society Coalition, KPCSC), мы сосредоточились...

25 октября 2021

Французский связной

15 августа 2011

Назначение Филиппа Мелье (Philippe Mellier) главным исполнительным директором De Beers продолжает оставаться в фокусе внимания представителей алмазной индустрии, многие из которых чувствуют привкус интриги в этом нетривиальном кадровом решении. Действительно, француз, не имеющий не малейшего опыта ни в горном деле, ни в бриллиантовом бизнесе, ни в ювелирном ритейле, возглавил крупнейшую в мире алмазодобывающую компанию в весьма сложный, может быть, самый сложный момент в ее более чем столетней истории. Совершенно очевидно, что акционеры De Beers располагали несколькими серьезными кандидатурами, имевшими многолетний позитивный опыт работы в компании, но, тем не менее, предпочли менеджера, чей профессиональный путь был связан с автомобильным рынком и транспортным машиностроением.

В истории luxury-индустрии немного найдется примеров, когда успех сопутствовал «человеку со стороны», а в масштабах свершений, которые, видимо, предстоят Филиппу Мелье, можно вспомнить едва ли не единственный случай. В 1988 году, в результате скандального поглощения, владельцем французской компании LVMH стал Бернар Арно (Bernard Arnault). Бернар Арно, как и Филипп Мелье, получил инженерное образование и изначально не имел никаких корней в luxury-индустрии: занимался строительным бизнесом и торговлей недвижимостью, но обладал исключительным мастерством и талантом в деле слияний и поглощений (часто – весьма недружественных). После того как Бернар Арно получил контрольный пакет LVMH, эта компания зарекомендовала себя просто-таки «пылесосом» ювелирных и косметических брендов, марок премиального алкоголя и одежды haute couture. В настоящее время LVMH принадлежит несколько десятков брендов мирового класса, а ее рыночная капитализация составляет около $60 млрд. Это безусловный лидер мирового рынка роскоши, основой стратегии которого является практически непрерывная экспансия: так, в марте 2011 года LVMH стала владельцем еще одного звездного бренда, итальянской Bvlgary. Обладание ведущими брендами во всех сегментах рынка роскоши придает LVMH выдающуюся финансовую устойчивость и конкурентоспособность.

В 2001 году Еврокомиссия дала согласие на создание совместного предприятия De Beers и LVMH. Этому предшествовали длительные напряженные переговоры, успех которых в значительной степени был определен лоббистскими возможностями Бернара Арно. С тех пор совместная компания De Beers Diamond Jewellers демонстрирует уверенный рост, став для LVMH украшением коллекции ювелирных брендов, а для De Beers – важнейшим элементом стратегии вертикальной интеграции. Столь удачный союз с необходимостью требует развития.

Открытые источники умалчивают, когда и при каких обстоятельствах произошло знакомство Ники Оппенгеймера и Филиппа Мелье. А вот в том, что два ярких представителя французской деловой элиты Филипп Мелье и Бернар Арно хорошо друг друга знают, сомневаться не приходится. И вряд ли является случайностью, что на сайте «Top management France» Филипп Мелье указан в перечне руководителей LVMH. (http://www.topmanagement.fr/component/tmcompany/single/6147).

Филипп Мелье принял бразды правления в De Beers в тот момент, когда в деятельности алмазодобывающего гиганта явно обозначились следующие тенденции: избавление от низкорентабельных месторождений, развитие аукционных продаж алмазного сырья, развитие собственных бриллиантовых брендов. Очистить актив от шелухи, снять сливки с пиковых цен, вложиться в сектор продаж брендированных изделий – это то, что нужно для подготовки к слиянию. А вот открывать компанию, делать ее публичной – на чем, как говорят, настаивал Гарет Пенни (Gareth Penny), столь неожиданно ушедший в отставку, - в этом случае совершенно излишне, ибо сильно осложнит процесс.

Теоретически, слияние De Beers и LVMH (учитывая разницу в капитализации, следует скорее говорить о поглощении французской компанией своего южно-африканского партнера) создает фантастическую перспективу образования супергиганта, который будет обладать широкими возможностями в управлении рынками как алмазного сырья и бриллиантов, так и в значительной степени ювелирным ритейлом премиум-класса. Разумеется, такая перспектива вызовет серьезное противодействие со стороны антимонопольных, прежде всего европейских, структур. Что ж, комментаторы назначения Филиппа Мелье указывают, что сильной стороной нового лидера De Beers является умение вести переговоры с правительствами. Это полезное качество действительно может быть скоро востребовано.

Сергей Горяинов, Rough&Polished