АЛМАР - прецедент, который будет развивать процесс фондирования юниорных компаний и финансирования геологоразведки в целом

Арктическая Горная компания (АГК) осваивает месторождения алмазов в Лено-Анабарской алмазоносной субпровинции Якутии под брендом «АЛМАР – алмазы Арктики». Компания привлекает инвестиционные средства для этого проекта, о котором веб-портал Rough&Polished...

10 мая 2021

Стефан Волзок: когда все мы сможем вернуться к «нормальной жизни», рынок сделает то же самое

Широко известная парижская алмазная компания Rubel & Ménasché уже свыше 50 лет снабжает высококачественным товаром ювелирные дома на Вандомской площади в Париже. Правительство Франции предоставило компании статус «Уполномоченного экономического оператора»...

03 мая 2021

Онлайн-академия по бриллиантам - как Бранко Делянин повышает осведомленность среди профессионалов отрасли

Недавно состоялась премьера образовательной серии вебинаров по бриллиантам, запущенной Advanced Diamond Online Academy (Продвинутой онлайн-академией по бриллиантам). Специальный курс, созданный для профессионалов в области бриллиантов, направлен...

26 апреля 2021

Игорь Кевченков: «Вещи, которые нас переживут»

На вопросы Rough&Polished о положении дел в российской ювелирной отрасли отвечает гендиректор «Русской ювелирной компании №1» Игорь Кевченков, являющийся – в силу своего многолетнего опыта - одним из компетентных экспертов в ювелирной сфере. «Русская...

19 апреля 2021

Золото обеспечивает стабильность, действует как страховка и генерирует более высокую доходность с поправкой на риски, особенно в периоды повышенной неопределенности

П. Р. Сомасундарам (P. R. Somasundaram, Сом) присоединился к Всемирному совету по золоту (World Gold Council, WGC) в январе 2013 года в качестве управляющего директора в Индии. Он живет в Мумбаи и отвечает за руководство деятельностью...

12 апреля 2021

Чехарда с терминологией

28 февраля 2011

Несмотря на все реформы, происшедшие в странах бывшего СССР, на отдельно взятом рынке драгоценных металлов и драгоценных камней царит суровый «совковый» менталитет. И не в последнюю очередь опасность для бизнеса исходит от вакханалии в терминологии, используемой во всевозможных нормативных документах, действующих в отрасли. Остановимся на действующей терминологии, касающейся оборота камней. Каких – это как раз и попытаемся выяснить. Для этого рассмотрим, какими терминами оперируют в этой сфере различные нормативные документы.

1. Федеральный закон № 41-ФЗ от 26.03.1998 г. «О драгоценных металлах и драгоценных камнях».

«Статья 1. Основные понятия» дает следующее толкование для используемого в законе понятия «драгоценные камни» - «природные алмазы, изумруды, рубины, сапфиры и александриты, а также природный жемчуг в сыром (естественном) и обработанном виде. К драгоценным камням приравниваются уникальные янтарные образования в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации. Настоящий перечень драгоценных камней может быть изменен только федеральным законом».

Нетрудно заметить, что толкование понятия, которое, между прочим, лежит также в основе 191 статьи Уголовного кодекса РФ, дается не через его четкое определение, а путем перечисление наименований:

- одного минерала (алмаза),
- разновидностей трех других минералов (берилла, корунда и хризоберилла),
- двух органических веществ (жемчуга и янтаря), причем для янтаря делается оговорка, что к драгоценным камням приравниваются лишь его «уникальные образования».

В данном случае лишь с идентификацией природных алмаза и жемчуга теоретически не может быть спорной ситуации. Куда хуже обстоит дело с выделением разновидности изумруда из бериллов, рубина и сапфира – из корундов, александрита – из хризобериллов. Ведь в мире нет однозначного и всеми признанного определения, что есть изумруд, а что  - просто зеленый берилл и т.д. Нет таких определений, хотя бы для отдельно взятой России, и в «теле» самого закона. Более того, нет единого мнения о таких определениях у различных геммологических течений и в России. Что важно: закон о техническом регулировании позволяет создавать не один, а множество технических регламентов на один и тот же товар (услугу и т.д.). Т.е. по одному техрегламенту, скажем, мы можем иметь оборот драгоценного камня, а по другому техрегламенту – оборот чего-то другого. А еще есть проблема допускаемого разнообразия систем сертификации…

Заметим: Федеральный закон «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» ничего не говорит об отношении к облагороженным камням, как будто таких не бывает в принципе. Но ведь если драгоценный камень – это ПРИРОДНЫЙ сапфир (причем одновременно речь идет и о сырьевом камне, и об обработанном), то, значит, и из земли должен выниматься именно сапфир, т.е. соответствующая ювелирная разновидность корунда, а не «просто корунд». Однако очень часто из земли достают так называемые жеоды, т.е. корунды совсем не ювелирного качества, которые НИКТО сапфирами не называет. А затем, после достаточно сложной специальной высокотемпературной обработки, они «превращаются» в сапфиры. Так что же это: природный корунд или рукотворный сапфир? Для зарубежного свободного рынка – сапфир или корунд – непринципиально, как торговец захочет. А нам как считать? У нас же статья 191 УК РФ есть. Аналогично дело обстоит с рубинами, изумрудами и александритами.

2. «Положение о порядке вывоза с таможенной территории таможенного союза минерального сырья», принятое на основании пункта 2.11. «Единого перечня товаров, к которым применяются запреты или ограничения на ввоз или вывоз государствами-членами Таможенного союза в рамках Евразийского экономического сообщества в торговле с третьими странами и Положения о применении ограничений», утвержденного Решением Межгоссовета Евразийского экономического сообщества и Решением Комиссии таможенного союза от 27.11.2009 г. №19.

В Положении появляется новое понятие – «минеральное сырье», имеющее по данному документу «ограничение к перемещению через таможенную границу таможенного союза при вывозе». Так вот, это природные необработанные камни, именуемые в таможенной номенклатуре как «драгоценные и полудрагоценные», с кодом ТН ВЭД 7103 10 000 0. Однако в приложении к Положению приводятся их наименования: агат, аметист, берилл (группа), бирюза голубая, гранаты (группа), жадеит благородный, кварц-волосатик, кунцит, лазурит, малахит, нефрит, опал, родонит (орлец), скаполит, топаз, турмалин (группа), фенакит, хризоберилл, хромдиопсид, хризолит, хризопраз, циркон, цитрин, чароит, шпинель и янтарь (для него код ТН ВЭД 2530 90 980 0).

Таким образом, в Положении понятие «минеральное сырье» означает совокупность сырьевых:

- драгоценных камней (без алмазов, рубинов и сапфиров), т.к. изумруд относится к упомянутой группе берилла, а александрит – к хризобериллу;
- неких «полудрагоценных камней» (чей список в понимании Положения и приводится);
- янтаря.

Нужно заметить, что в этом списке нет корунда как группы. И это настораживает, т.к. сапфиры всех цветов, кроме синего, являющиеся корундами, к драгоценным камням до последнего момента в России не относили, считая их «полудрагоценными». Куда же они пропали?

При этом вот что интересно: говоря о «минеральном сырье», следует иметь в виду именно назначение этих объектов, т.е. их последующее использование как сырья для некого продукта: для последующей огранки, кабошонирования, резьбы по камню и т.д. Но ведь хорошо известно, что ни в одной из стран Таможенного союза нет и никогда не было промышленных месторождений камней целого ряда наименований из приведенного перечня. Зато по камням данных наименований в странах Таможенного союза (России и Казахстане) есть очень небольшие объемы коллекционного материала, который обязательно нужно вывозить на международные выставки, ибо только таким образом эти камни получат мировую известность, спрос, и – как следствие – достойную цену. Ведь рынок коллекционирования в наших странах ничтожно слаб по сравнению с мировым, и коллекционное движение, предусматривающее обязательное движение образцов из страны в страну, у нас нужно развивать, а не ставить ему «палки в колеса».

Кроме того, введение такого понятия для камней указанного перечня может означать наихудшее - тихое и незаметное дополнение списка «драгоценные камни» этими новыми наименованиями или подготовку к внесению их в перечень драгоценных камней через федеральный закон.

3. Раздел XIV, Группа 71 Торговой номенклатуры Внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД) «Жемчуг природный или культивированный, драгоценные или полудрагоценные камни, драгоценные металлы, металлы, плакированные драгоценными металлами, и изделия из них, бижутерия, монеты».

Как уже следует из названия раздела, в этом документе используется термин «полудрагоценные камни» - как и принято, без определения того, что же это такое (будто бы это и так всем понятно). Между тем, такие уважаемые международные организации, работающие на мировом рынке, как CIBJO и GIA, в своих материалах настоятельно рекомендуют никогда не использовать термин «полудрагоценный» не то что в законодательно-нормативных актах, а даже просто в торговой практике, как заведомо вводящий потребителя в заблуждение.

Возникает нелепая ситуация: десятилетиями таможня классифицирует в позиции «полудрагоценные камни» фактически все, что захочет, а вот найти перечень того, что ТН ВЭД называет «полудрагоценными камнями» ни в одном легитимном нормативном акте автору этих строк не удалось.

4. Общероссийский классификатор продукции ОК 005-93. Этот классификатор был разработан Всероссийским научно-исследовательским институтом классификации,  терминологии и информации по стандартизации и качеству Госстандарта России  совместно с множеством профильных институтов. Документ был принят и введен в действие с 1994 года, после чего в него вносились десятки поправок.

По-видимому, от ювелирной или смежной с ней отрасли никого не нашлось в помощь, в результате чего мы получили в качестве официальных терминов такие: «камень-самоцвет», «цветной камень», «поделочный камень» и даже просто «природный камень». Все это есть в ОК 005-93. Не считая ранее уже упомянутых терминов «драгоценный камень» и «полудрагоценный камень» - они тоже есть. Разумеется, без какого-либо разъяснения, что означают все эти термины.

ОК 005-93 способен удивить любого геммолога и вообще любого участника ювелирного рынка свойственной исключительно этому документу мешаниной, а в некоторых случаях ОК 005-93 спорит с Федеральным законом «О драгоценных металлах и драгоценных камнях». В качестве примера рассмотрим позицию 96 4800 9, в которой классифицируются в числе прочего некие природные камни. Соответственно, там на нижестоящей ступени значатся «природные камни (кроме драгоценных)». Но ведь на этой же ступени должны быть и драгоценные камни, т. к. они по закону могут быть только природными. Кроме того, мы видим, что на этой ступени есть алмазы и изумруды, а вот куда делись рубины, сапфиры и александриты? И янтарь не нашел места на этой ступени…

5. Общероссийский классификатор продукции по видам экономической деятельности (ОКПД). ОКПД входит в состав национальной системы стандартизации Российской Федерации. Он построен на основе гармонизации со Статистической классификацией продукции по видам деятельности в Европейском экономическом сообществе (КПЕС 2002). ОКПД принят и введен в действие приказом Ростехрегулирования от 22 ноября 2007 года.

И здесь мы видим привычную мешанину и использование нигде не описанных терминов. Например, в позиции 36.22.14. «Изделия из драгоценных металлов прочие; изделия из природного или культивированного жемчуга, драгоценных или полудрагоценных камней» (выборочно):

36.22.14.132 Изделия из алмазов
36.22.14.134 Изделия из природных полудрагоценных камней
36.22.14.136 Изделия из поделочных камней
36.22.14.137 Галантерея с природными цветными камнями
36.22.14.141 Галантерея с поделочными камнями

Не стоит надеяться, что существует некое логичное соответствие позиций ОКПД и ОК 005-93. В большинстве (!) позиций никакого соответствия найти невозможно.

Вывод

Рассмотрев нормативно-правовую базу отрасли, можно с грустью констатировать: порядком в ней и не пахнет. Двойственность любого из применяемых терминов, отсутствие его полновесного описания (а чаще и какого-либо описания вообще), делает бессмысленным любой нормативно-правовой акт, т. к. трактовка объектов дается на откуп ведомствам, а то и просто отдельно взятым должностным лицам.

По идее, в каждом случае требуется ссылка на соответствующий ГОСТ, ОСТ или технический регламент. Но их в «каменной» отрасли нет (за исключением алмазно-бриллиантовой темы). И никто даже их не готовит – на это нужны деньги, а их никто не выделяет.

«По понятию», а не «по закону» отрасль все же работает - вопреки, а не благодаря действующей нормативно-правовой базе. Но зачем тогда государству полагать, что оно контролирует рынок драгоценных камней?

Владимир Збойков для Rough&Polished