Везеролл: новая политика Анголы в области сбыта алмазов помогает повысить цены на алмазное сырье

Администрация президента Анголы Жуана Лоуренсу ввела технические регламенты в рамках своей новой политики в области сбыта алмазов в 2018 году, цель которой заключалась в повышении привлекательности и конкурентоспособности национальной алмазной отрасли...

17 января 2022

Лабораторные бриллианты будут оставаться вариантом выбора для потребителей, начиная от рынка высококачественных свадебных украшений и кончая рынком бижутерии

Ричард Гарард (Richard Garard) является одним из основателей Международной ассоциации выращенных алмазов и бриллиантов (International Grown Diamond Association, IGDA), созданной в 2016 году. Он входит в состав Исполнительного комитета...

10 января 2022

Все - это дизайн, а дизайн - это все

Рожденный в семье, занимавшейся жемчугом в Басре, в семье первых частных ювелиров, поставляющих для королевских семей, Ашраф Мотивала (Ashraf Motiwala) является представителем четвертого поколения, продолжившим наследие компании A S Motiwala...

03 января 2022

«Типичный ювелир» - инициатива, продвигающая ювелирную отрасль России

«Типичный ювелир» - одна из крупнейших в рунете площадок для ювелиров нового поколения. Суммарная аудитория, включая соцсети, - более 100 000 человек в месяц. Каждый день публикуются актуальные новости из ювелирного мира, образовательные статьи и переводы...

27 декабря 2021

Йохан Эриксон: спрос на природные бриллианты всегда будет оставаться высоким

First Element - полностью независимая алмазная компания, зарегистрированная в Бельгии и ЮАР. First Element привержена предоставлению услуг мирового класса, направленных на повышение стоимости всей цепочки поставок - от ежедневного извлечения алмазов...

20 декабря 2021

Страны-производители алмазного сырья нуждаются в предсказуемом рынке

01 сентября 2010

Один из самых интригующих сюжетов, который предлагает алмазный рынок в 2010 году – это эволюция взаимоотношений De Beers и правительства Ботсваны. К концу года истекает срок действующих соглашений, регламентирующих сбыт продукции компании Debswana – совместного (50\50) предприятия De Beers и Ботсваны, основного алмазодобытчика страны. Согласно этим договоренностям вся продукция Debswana реализуется 16 сайтхолдерам через Diamond Trading Company Botswana (DTCB) – в этой компании De Beers и Ботсвана также обладают равными долями.
Последнее время правительство Ботсваны предпринимает шаги к созданию в стране рынка алмазного сырья, свободного от каких-либо обязательств по отношению к De Beers. В июне компании Firestone и Boteti Mining (совместное предприятие Lucara Diamond Corp. и African Diamonds) получили разрешение продавать алмазы, добываемые на месторождениях ВК11 и АК6 соответственно, на открытых тендерах. Это известие вызвало известную напряженность у сайтхолдеров DTCB, очевидно заинтересованных в этом сырье, но обеспокоенных возможной негативной реакцией на такое сотрудничество со стороны своего основного поставщика. Хотя официальный представитель DTCB поспешил заявить, что «контракты, заключенные DTC и DTCB с сайтхолдерами, не запрещают последним приобретать алмазы и бриллианты у других поставщиков», сам факт необходимости такого заявления убедительно подчеркнул существование проблемы.
Ход и содержание переговоров по новому соглашению между De Beers и правительством Ботсваны о реализации продукции Debswana не освещаются в открытых источниках, но ряд обстоятельств позволяет предположить, что консенсуса на этот раз достигнуть будет непросто. Кризис сильно ударил по  Ботсване: добыча алмазов упала с 32,5 млн каратов в 2008 году до 17,7 млн каратов в 2009 году. Алмазная промышленность формирует около половины доходов бюджета Ботсваны. Резкое падение добычи обеспечило дефицит бюджета 2009/2010 более чем в 13% (до кризиса бюджет Ботсваны был профицитным) и заставило правительство прибегнуть к крупному займу у Африканского банка развития.
Решение De Beers о радикальном сокращении добычи в Ботсване в 2009 году было, несомненно, полезно для алмазного рынка в целом. Но управление бюджетом корпорации и бюджетом государства, очевидно, различается как по целям, так и по средствам. И в правительственных кругах Ботсваны все чаще стали раздаваться призывы диверсифицировать экономику, слишком зависящую от добычи алмазов. Причем под диверсификацией в данном случае понимается не столько развитие каких-то новых отраслей, сколько расширение спектра участников алмазного рынка и видов операций на нем, что доказывает пример с лицензиями компаний, эксплуатирующих месторождения ВК11 и АК6.
Будет ли Ботсвана добиваться в ходе нынешних переговоров права самостоятельно распоряжаться некой долей добываемого Debswana алмазного сырья? Возможно ли достижение такого соглашения в принципе? Откровенно говоря, подобное развитие событий выглядит не слишком вероятным. Доля Ботсваны в самой De Beers (15%)  позволяет разве что принять посильное участие в рекапитализации, но слишком мала, чтобы оказать серьезное влияние на выверенную стратегию корпорации, не предусматривающую самостоятельности африканских партнеров в области сбытовой политики. Тем не менее, начало переговоров практически совпало по времени с довольно резким требованием профсоюза шахтеров Ботсваны (BMWU) назначить в руководство Debswana и DTCB независимых представителей, которые «смогут представлять интересы страны, не подвергая риску долю правительства в компаниях». Нынешние представители Ботсваны в этих компаниях, по мнению профсоюза, слишком толерантны к решениям, предлагаемым De Beers. Столь своевременно прозвучавший глас народа был услышан министром Понатшего Кедикилве (Ponatshego Kedikilwe), который признал необходимость скорейшего решения этого вопроса правительством Ботсваны.
Теоретически, получение Ботсваной права самостоятельно распоряжаться объемом добываемого сырья, соответствующего ее доле в Debswana, серьезно изменило бы картину рынка и, может быть, не в худшую сторону. Это не только бы способствовало организации крупного независимого центра продаж в Габороне, но и создавало бы серьезные предпосылки для межгосударственных договоренностей, направленных на стабилизацию отрасли. Картельное соглашение между странами, прежде всего Ботсваной и Россией, обладающими в совокупности «контрольной долей» в мировой добыче алмазов было бы способно вернуть рынок в старые добрые времена.
В июне этого года Newsweek утверждал, что идея межгосударственного алмазного картеля рассматривается в Москве с подачи «некоторых африканских государств». Парой месяцев ранее высокопоставленный чиновник министерства минеральных, энергетических и водных ресурсов Ботсваны заявил, что: «крайне важно тесное сотрудничество между Россией и Ботсваной в добыче алмазов, и необходимо подписать соответствующие соглашения». В отрыве от темы переговоров это заявление выглядит несколько странным, поскольку никакой активности АЛРОСА в ключевом для De Beers регионе не наблюдается.
Пока единственным серьезным плацдармом России в горнодобывающей отрасли Ботсваны остается компания Tati Nickel, 85% которой принадлежит «Норильскому никелю», а 15% - правительству Ботсваны. По словам генерального директора «Норникеля» В.Стржалковского деятельность этого предприятия прибыли не приносит и его можно рассматривать как обеспечение рабочих мест для граждан Ботсваны, что конечно чрезвычайно ценно в кризис и в известной степени компенсирует потери на рынке труда из-за падения добычи алмазов. При наличии неформальных договоренностей такая щедрая благотворительность вполне может быть конвертирована в соответствующие «алмазные» соглашения.

Сергей Горяинов, Rough&Polished