В странах с высоким доходом будет расти спрос на крупные лабораторные бриллианты

Анастасия Шрамко - специалист по драгоценным камням, алмазному и бриллиантовому рынку, аналитик. Автор курса «Лабораторно выращенные бриллианты: геммология и рынок», проводимый на площадке и в коллаборации с Геммологической Академией (Международный...

23 мая 2022

В ожидании того, что никогда не произойдёт? - Botswana Diamonds ожидает результаты рассмотрения заявки на концессию на кимберлиты в Зимбабве

Компания Botswana Diamonds, занимающаяся разведкой алмазов, в конце 2020 года подала заявку на получение концессий на кимберлитовые месторождения на северо-западе Зимбабве. Управляющий директор компании Джеймс Кэмпбелл (James Campbell) сказал...

16 мая 2022

«Спрос намного превышает предложение», - говорит Дев Шетти, основатель-президент и генеральный директор FURA GEMS

В 2017 году, после десяти лет работы главным директором по производству и членом совета директоров Gemfields, компании по добыче цветных драгоценных камней, Дев Шетти (Dev Shetty) сделал смелый шаг, основав с нуля горнодобывающую компанию. Он...

09 мая 2022

Игорь Куличик: алмазный рынок сейчас в начальной фазе турбулентности

Игорь Куличик - известный эксперт в сфере алмазного рынка. Проработал 20 лет в алмазной отрасли: 2002-2017 - CFO АЛРОСА, 2018-2022 - член совета директоров АГД Даймондс. Член совета директоров промышленных и финансовых групп России. В своём интервью...

02 мая 2022

Есть классическая фраза: «Искусство - посол мира». И это правда

Вероника Волдаева - главный эксперт Гохрана России, кандидат искусствоведения, Заслуженный работник культуры Российской Федерации, автор-составитель декоративно- прикладного раздела коллекции ценностей Гохрана России, куратор выставки «Рукотворная связь...

25 апреля 2022

Урановое зеркало для алмазов Намибии

16 июня 2010

Уран и алмазы являются двумя столпами тяжелой промышленности Намибии. Добыча обоих минералов даёт примерно равную добавленную стоимость – около $200 млн в год. В отраслях занято примерно 3 000 горняков. По факту обе отрасли в настоящее время монополизированы британским капиталом: алмазы – De Beers, уран – RTZ. В сумме алмазы и уран дают около 70% валютных поступлений страны (примерно по $500 млн в год).

Однако между алмазной и урановой отраслями есть существенные различия.

Во-первых, с геологической точки зрения алмазы – привнесённая ценность, поскольку все месторождения являются россыпными (образовались за счёт Оранжевой реки и океанского течения вдоль береговой лини). Сухопутные месторождения близки к истощению и будут выработаны к 2020 году. Оффшорная же добыча алмазов балансирует на грани рентабельности; да и запасы на шельфе невелики. Напротив, урановые руды являются коренными, и их запасы выработаны на несколько процентов. По данным Техснабэкспорта, суммарные запасы руд разных ценовых категорий на территории Намибии оцениваются в 280 000 тонн урана. Важно отметить, что уже разведанных запасов хватит на 30 лет удвоенной добычи (для возможной компенсации бюджету Намибии потерь в связи с истощающимися запасами алмазов).

Во-вторых, в Намибии освоена огранка алмазов и теоретически страна способна самостоятельно перерабатывать всё сырьё. И напротив, никоим образом Намибия не способна к переработки товарной окиси урана в ядерное топливо.

В-третьих, конъюнктура мирового алмазного рынка чрезвычайно неустойчива из-за развивающегося мирового экономического кризиса. Никому не дано спрогнозировать алмазные цены и спрос более чем на год. Напротив, экономический кризис обусловил устойчивый (на 100 лет вперёд) спрос на уран при стабильной цене порядка $100 за килограмм ($40 за фунт).

Эти различия находят четкое отражение в активности иностранных компаний. Хотя в алмазной отрасли проявили себя свыше десяти фирм, включая такие крупные, как ММТС, Lev Leviev, Maurice Tempelsman, Schachter-Namdar, Steinmetz, однако все они, помимо давно и прочно работающей в Намибии De Beers, выглядят временщиками. В урановой же отрасли в последнее время развернулась ажиотажная схватка за потенциальные месторождения среди крупнейших игроков мира – Россией, Францией, Канадой, Китаем, Японией, Кореей, Индией.

 Что касается России, то в конце мая 2010 года по итогам переговоров в Кремле был подписан меморандум о взаимопонимании между правительствами двух стран о намерении развивать сотрудничество в области геологоразведки и добычи урана на территории Намибии. Для реализации планов Росатом и Министерство шахт и энергетики Намибии создали совместную рабочую группу, в которую войдут ОАО Атомредметзолото (Россия) и Epangelo Mining (Pty) Ltd (Намибия). Россия рассчитывает приобрести доли в месторождениях урана в Намибии и инвестировать в эту страну около миллиарда долларов, заявил недавно глава Росатома Сергей Кириенко. Несколько российских фирм оформили или оформляют лицензии на ураноносные участки, в частности Атомредметзолото, Ренова,  Внешторгбанк,  Арлан.

Напомним, что Россия располагает самыми большими мощностями по обогащению урана (примерно 40% от мирового уровня), по фабрикации ядерного топлива нам принадлежит 17%, а по добыче урана – менее 10% (мы занимаем лишь пятое место в мире после Намибии).

Нужно отметить, что у российских атомщиков помимо отечественных месторождений в Забайкалье и в Южной Якутии есть ещё Казахстан, Монголия, Украина – с более лёгкими и «привычными» рудами. Дело в том, урановые руды Намибии являются сравнительно бедными и относительно упорными (типа «аляскита»). Урановая минерализация тонко-вкрапленного (до 0,3 мм) типа представлена уранинитом (50% запасов), гуммитом, уранофаном, карнотитом (40% запасов), бетафитом и браннеритом (5% запасов). Oруднение неравномерное, co cpедним содержанием 0,04% урана.

В Намибии работают два урановых рудника. Вот уже более 35 лет эксплуатируется месторождение Россинг (Rössing) недалеко от Свакопмунда. Оператор компания Rossing Uranium является ОАО (крупнейшие акционеры англо-австралийская горнодобывающая компании Rio Tinto Group - 69% и иранская Iranian Foreign Investment Company - 15%). Добыча составляет порядка 12 млн тонн руды, из которой извлекают 4 000 тонн урана. С 2006 года компания Paladin Energy производит на руднике Лангер-Хейнрих (Langer Heinrich) порядка 1 500 тонн урана в год. В целом Намибия обеспечивает примерно 10% мировой добычи урана. На данный момент выдано дополнительно более 40 эксклюзивных лицензий на разведку урана и 12 лицензий на добычу урана.

Известно, что Намибия заметно проигрывает мировым урановым лидерам (например, казахстанским урановым месторождениям, на которых отработан дешевый способ подземного выщелачивания). Однако только уран способен обеспечить благополучие Намибии в XXI веке.

Достоинствами Намибии (с урановой точки зрения) являются:

1) поверхностное залегание урановых руд, что позволяет вести добычу в открытых карьерах с низкими затратами;

2) благоприятный климат, сухой и без резких колебаний, что позволяет легко регулировать технологические процессы (например, сохранять параметры выщелачивания; не нужно варьировать содержание реагентов);

3) в Намибии есть высокоразвитая инфраструктура, дороги, причем все очень компактно;

4) Намибия – это высокоразвитая страна с квалифицированной рабочей силой;

5) стабильная общественно-политическая обстановка.

Очевидно, что «урановые игроки» располагают достаточными деньгами для 100-процентного финансирования строительства новых урановых рудников. Намибия же легко может переключить трудовые ресурсы с убывающих алмазных приисков на развивающиеся урановые рудники. Большинство рабочих специальностей совпадает: и на стадии вскрыши рудных тел, и на стадии извлечения руды, и на стадии рудоподготовки, и для хвостового хозяйства. Нужны только дополнительные 20-30 ИТР для тонких технологических процессов: а) кислотного выщелачивания, б) ионообменного концентрирования, в) экстракции трибутилфосфатом. Таких специалистов может легко подготовить Россия – например, Российский химико-технологический университет им. Д.И. Менделеева. При этом не имеет существенного значения, у каких иностранных компаний дела с добычей урана пойдут лучше – российских, китайских или французских. С вероятностью до 95% сырой уран пойдёт на обогащение на российские центрифуги 8-го поколения как самые энергоэффективные в мире.

Из-за высокой инертности горнорудных производств переключение с алмазов на уран может произойти поэтапно и безболезненно в течение 10 лет. Плавность перехода позволит и мировому алмазному рынку приспособиться к постепенному исчезновению высококачественных намибийских алмазов. Их отсутствие может быть восполнено за счёт других месторождений, например, сибирских, на оценку потенциальных запасов которых Россия уже выделила 200 млн рублей.

По словам директора Института геологии и минералогии СО РАН Н.П. Похиленко, значительный объем программы работ связан с проведением оценки надежности выполненных ранее прогнозно-поисковых работ на перспективных участках. География этих участков, помимо Якутии, включает территории Красноярского края и Иркутской области. В программе проекта предусмотрены работы по выяснению характера первичных источников алмазных россыпей северной части Якутской алмазоносной провинции, а также анализ всей доступной на сегодняшний день информации, связанной с возможным присутствием на территории Сибирской платформы коренных источников алмазов нетрадиционных типов.

Так что совсем не исключено, что в будущем акценты в мировой алмазодобывающей промышленности сместятся с юга на север, а в уранодобывающей отрасли – в обратном направлении.

Владимир Тесленко для Rough and Polished