Ювелирные украшения с лабораторными бриллиантами – это будущее

Как основатель бренда Diamond Little Star® Лю Цзянцзян активно участвует в различных деловых мероприятиях. Он основал Аналитический центр по выращенным в лаборатории бриллиантам в Китае и Клуб выращенных в лаборатории бриллиантов в Китае. В то же время...

14 июня 2021

Заявление компании Pandora о выращенных в лаборатории камнях не приведет к обесценению природных бриллиантов - Зимниски

Ювелирный ритейлер Pandora недавно объявил, что больше не будет покупать природные бриллианты, поскольку он перешел на выращенные в лаборатории бриллианты. Однако аналитик алмазного рынка Пол Зимниски (Paul Zimnisky) сказал Мэтью Няунгуа (Mathew...

07 июня 2021

«Объем алмазов Forevermark, которые мы продаем через индийских партнеров, намного выше, чем в других частях мира», - говорит Сачин Джейн

Сачин Джейн (Sachin Jain) работал в индийском подразделении De Beers еще в 2010 году, когда он стал главой отдела розничной торговли. В 2014 году он занял пост президента Forevermark, а в настоящее время он является управляющим директором De...

31 мая 2021

Новая лаборатория GSI в Джайпуре будет специализироваться на цветных драгоценных камнях

Компания Gemological Science International (GSI) открыла новую лабораторию в Джайпуре, Индия. Поскольку этот штат является столицей цветных драгоценных камней, лаборатория будет включать в себя подразделение, специализирующееся на их географическом...

24 мая 2021

«Мы приветствуем обязательное клеймение в интересах потребителей, но также важно иметь надлежащую инфраструктуру, равномерно распределенную по всей Индии», - утверждает Ашиш Петхе, председатель GJC

Ашиш Петхе (Ashish Pethe), председатель Всеиндийского совета по драгоценным камням и ювелирным изделиям (All India Gem and Jewellery Domestic Council, GJC), ранее известного как Всеиндийская федерация торговцев драгоценными камнями и...

17 мая 2021

Бриллиант – объект уникальных инвестиций

29 марта 2010

Финансовый инструмент на бриллиант не получился

Финансистам интересны не сами товары, а рынок контрактов на них и производные финансовые инструменты, деривативы. В кризисный период, когда акции на время стали малоценными, финансовая братия бросилась инвестировать свои средства (и средства своих клиентов) в различные деривативы, надеясь в них отсидеться в бурю, как в тихой гавани. И в их глазах производные финансовые инструменты на алмазы-бриллианты должны были бы выглядеть весьма заманчиво. Финансисты и прочие люди, причастные к рынку ценных бумаг, стали придумывать разные схемы, по которым должны были появиться финансовые инструменты на основе бриллиантов. Вспомнили и «стандартный каратник», и на его базе также попытались создать новый финансовый инструмент. При этом непрофильные журналисты, не понимающие сути вещей, с готовностью объявляли всему миру о сенсационном выходе бриллиантов на финансовый рынок.

Однако попытки запустить финансовые инструменты на бриллианты (в разном обличии, по самым разным схемам) гарантированно оборачиваются крахом.

Главное в бриллианте – его инвестиционная привлекательность

Существует известная мировая мифология, провозглашающая сказочную полезность бриллиантов. Мифология, на создание которой компания De Beers за десятилетия затратила десятки миллиардов долларов. О вечной ценности, вечной любви… Несколько позднее Рапапорт и его коллеги помогли этому мифу обрести важнейшие для раскрутки рынка элементы – создали систему оценки бриллиантов и стали задавать текущие значения котировок.

Почему даже мыслящие люди, не подверженные гипнозу рекламных слоганов, всё же покупают умопомрачительно дорогие бриллианты? Они просто инвестируют в них свои средства. Широкие массы покупателей руководствуются внушенным им мифом, видя в покупке бриллиантового украшения крик души и эмоциональный порыв. На деле же они подчиняются очень мудрой рекламной акции диамантеров. А другая, остро мыслящая часть потребителей бриллиантовых украшений, также покупает их, но осознанно, правильно полагая, что подверженное рекламе большинство всегда будет формировать спрос на бриллианты, тем самым гарантируя неплохие инвестиционные перспективы вложения в бриллианты сразу для всех.

Важным подтверждением того, что главное в покупке бриллианта – это инвестиционная составляющая, является наличие фактически идентичной для всего мира системы точной оценки бриллианта. Цена бриллиантов каждой весовой группы дифференцируется в десятки раз, однако при этом у самих камней нет столь радикального улучшения потребительских свойств! Можно спорить, насколько бриллиант с легким голубоватым оттенком красивее бриллианта с едва желтоватым оттенком. Можно спорить о том, насколько мизерные включения в бриллиантах уменьшают их красоту. Однако ясно, что цветовые оттенки – это, в конечном итоге, личностные предпочтения, а ничтожные включения до определенного уровня вообще не влияют на визуальное восприятие камня. Но как необходимы рынку эти таблицы!

Что лучше купить за одни и те же деньги: украшение с сорока бриллиантами характеристик M/I3 или с одним, того же размера, но с характеристиками D/FL? Для «показушного» статуса владельца украшений лучше с сорока, но для статуса истинного – с одним. Т.е. это дифференцирование стало своего рода символом восхождения по «социальной лестнице».

Покупая бриллиантовое украшение, потребитель инвестирует не столько в свой капитал, сколько в свой имидж. При этом инвестиции в бриллианты – это прямые инвестиции в сами камни (т.е. в изделия с ними), но ни в коем случае не в какие-то производные финансовые инструменты на их основе.

Более того, инвестиции в бриллианты (т.е. в свой имидж) лишь тогда желанны, когда статус самих бриллиантов стабилен и абсолютно безупречен. И очень плохо, если цена бриллиантов на рынке снижается. Для любого рынка плохо, если цена товара падает, но для бриллиантового рынка это просто недопустимо. Цена бриллиантов ради «продолжения жизни» их рынка должна непременно расти.

Но на любом рынке цены товаров скачут вверх-вниз. Это суть рыночного ценообразования. Значит, для сохранения стабильного роста цен на бриллиантовом рынке в принципе нельзя допускать рыночного ценообразования! Таблицы Рапапорта и даже прейскуранты Минфина это и делали – диктовали цены, не допуская их рыночного формирования под балансом спроса-предложения.

Если «бычий» тренд на рынке алмазного сырья компания De Beers создавала путем искусственного создания дефицита (что опять же диктат рынку, а не свободное ценообразование), то на бриллиантовом рынке эту работу выполнял диктат таблиц Рапапорта. Разумеется, диктат этот был замаскирован под простое обнародование маркетинговых исследований.

В идеале для бриллиантового рынка было бы здорово, чтобы каждый купленный кем-то бриллиант раз и навсегда исчезал и никогда не появлялся на вторичном рынке. Чтобы никогда и нигде не проверялась его текущая рыночная стоимость. За одним очень важным исключением: бриллианты, принадлежащие коронованным особам и разного рода «звездам», как раз наоборот, обязательно должны время от времени «светиться» на вторичном рынке. Но продаваться на публичных аукционах, с максимальной шумихой. Только так, используя атрибутику бриллиантов именитых особ, можно и нужно подогревать бриллиантовый рынок как таковой. Тогда и в стоимостных таблицах можно понемногу индексы увеличивать, и всем это будет понятно.

Как лондонский фиксинг на золото вовсе не обязательно отражает реальный баланс мирового спроса и предложения на этот металл, так и таблицы Рапапорта тоже не ставят перед собой такой задачи. Собственно, Рапапорт никогда ни перед кем и не отчитывался, насколько честно он отражает баланс рынка. То, что все его ценовые таблицы лишь отражали реальный рынок, это, скорее, еще один миф. Таблицы не столько его отражали, сколько формировали. Недаром изменение цен в таблицах Рапапорта нередко вызывало удивление и даже протест у диамантеров…

О каких же деривативах здесь можно рассуждать? Финансисты просто не поняли, что рынок бриллиантов не в состоянии выдержать колебания цен в обе стороны, он просто рухнет в этом случае. Это должен быть исключительно «бычий» рынок, а деривативы приведут «медведей». Что важно: финансистам, по большому счету, наплевать на рынок бриллиантов. Во-первых, они одинаково успешно ловят прибыль при движении рынка как вверх, так и вниз. А во-вторых, умрет бриллиантовый рынок – и ладно, будут играть на другом. Не их это печаль…

Так был устроен рынок алмазов и бриллиантов, и это десятилетиями был его единственный путь. Но мировой кризис сильно задел бриллиантовый рынок, и его «режиссеры» предложили … революцию.

Кризис порождает революции

К крайнему огорчению, в кризис цена бриллиантов не устояла. Однако диамантеры и здесь сориентировались, но весьма неожиданно (и не исключено, что апокалиптично для будущего рынка). Мартин Рапапорт вдруг высказал призыв, революционный смысл которого для алмазного рынка означает саму смену сути бриллианта. Он сказал, что алмазный бизнес заключается в том, чтобы торговать бриллиантами все время, по текущим ценам, а не прекращать торговлю, выжидая восстановления спроса по высоким ценам.

Иными словами, Рапапорт неожиданно призвал перевести бриллианты из товара с назначаемым ценообразованием в товар с рыночным ценообразованием. Более того, он сам решил развивать технологию рыночного механизма, причем весьма эффективно, через Интернет. И что уж совсем удивительно, предложил зарабатывать на изменении рыночных цен бриллиантов при их движении как вверх, так и вниз.

Вопрос в том, сможет ли развиваться мировой бриллиантовый рынок не при стабильно повышающихся ценах на бриллианты (и алмазы), а при их колебаниях вверх-вниз. Думаю, не сможет, по следующим причинам.

1. На открытом рынке колебания цен всегда будут присутствовать, а информация о них  становится общедоступной, в том числе и потенциальным потребителям. Фундаментальное положение мифа о том, что бриллианты только дорожают, уйдет в прошлое.

2. Ликвидация рынком «таинства» торговли бриллиантами будет ударом по всей алмазной мифологии в целом. Естественно, не сразу, еще долгие годы статус бриллианта в сознании людей останется высоким. Но в перспективе этот статус ничто не будет поддерживать, если миф, порожденный De Beers, со временем умрет.

3. Что получится, если рыночный механизм ценообразования на бриллианты станет более значимым для рынка, чем роль диктуемых Рапапортом индексов (как и всех прочих присутствующих на рынке аналогичных по сути ценовых таблиц)? Не утратят ли при этом экономический смысл градации по характеристикам бриллиантов? Ведь они –  условность ради структурирования рынка, а не отражение истинной потребительской ценности. Не приведет ли это к тому, что цена сделки будет определяться лишь размером бриллианта и обстоятельствами сделки?

Если Мартин Рапапорт заменит свои назначаемые индексы рыночными значениями фактических сделок, формируемыми на его Интернет-сайте, то он ничего не потеряет в плане собственного бизнеса. Но сам рынок бриллиантов при этом упростится и станет доступен для непрофессионалов. Рынок расширится, станет гораздо конкурентнее. А повышение конкурентности на рынке снижает цену товара.

Да и испытываемые De Beers невзгоды также, естественно, способствуют расширению конкурентности при торговле алмазным сырьем. Наложение одного на другое может дать мультипликативный эффект, и что тогда станет с ценами на бриллианты?

Не надо никому показывать, что «король-то голый»

Все имевшиеся попытки запустить бриллиант в качестве инвестиционного дериватива были неуспешны потому, что потребительская ценность бриллианта при торговле его «финансовым образом» оказалась много меньше искусственной цены «натурального продукта», поддерживаемой мифологией.

На «своей поляне» успешные продажи диамантеров по высоким ценам мифология поддерживала блестяще. Но при обороте финансовых производных на бриллианты миф уже не эффективен. Инвестиции в деривативы – это уже не инвестиции «в свой имидж». Этим инвесторам от сделок с деривативами нужна прибыль, а не поддержание своего статуса.

Попытки запустить механизм торговли финансовыми инструментами на бриллианты показали миру, что «король-то голый». Это ужасно для алмазного рынка, но вряд ли подрыв рынка делался кем-то умышленно. Просто финансисты не поняли сути этого рынка, сложившегося механизма ценообразования на нем. Неглупые люди создали алмазный и бриллиантовый рынки. Однако финансисты все время пытаются «помочь» диамантерам. Кроме того,  для них хороша даже сиюминутная прибыль, пусть и за счет разрушения «чужой поляны».

Свои неудачи финансисты объяснили просто – товар не биржевой оказался, цены на него слишком сложно структурированы. Так и не поняли они, в чем была ошибка… Россия уже прошла через эту проблему - у известной компании сменилось руководство, и на этом идеи деривативов на бриллианты у нас, вроде бы, себя исчерпали.

Про отсутствующие инвестиции в развитие рынка

Но проблемы с избыточными алмазами у нас остались. Когда государство, вынужденное решать социальные вопросы региона, помогает определенной компании организовать сбыт для большей части невостребованной рынком продукции, это огромная удача для этой компании и для рынка в целом. Вряд ли в этой ситуации стоит лукаво убеждать государство в том, что оно здорово на такой акции разбогатело. Ведь государство взяло на себя затраты не только на сортировку и хранение камней, но и на их последующую реализацию, что в условиях отсутствия дефицита товара может стоить очень дорого.

До кризиса, пока цены на алмазное сырье росли, диамантеры всего мира с успехом вкладывали свои и кредитные средства в алмазы и бриллианты, получали очень неплохую доходность, просто продавая их попозже. Это время прошло. Может быть, еще и вернется, но пока говорить о какой-то серьезной выгоде от хранения «корзин бриллиантов» вряд ли стоит. А вот не пришло ли время вновь вспомнить о так и не состоявшейся международной программе «видовой рекламы» бриллиантов как таковых? Денег всегда хватать не будет, но без этих рекламных затрат бриллианты со временем могут стать просто никому не нужными. И выход АЛРОСА на IPO тогда станет бессмысленным…

Владимир Збойков для Rough&Polished