Непростое равновесие между бизнес-этикой и прибылью

Мне довольно трудно писать сейчас этот блог, поскольку за годы моей работы я завел много близких друзей и контактов в Швейцарии, не говоря уже о той кропотливой работе, которая была проведена совместно с несколькими швейцарскими компаниями над недавно...

29 ноября 2021

Якутские бриллианты – симфония вечной мерзлоты

Якутская компания «Киэргэ», входящая в«Топ 100» лучших ювелирных брендов России, открыла этой осенью собственный салон-магазин в Москве, приобретающий известность в столице. «Киэргэ» по-якутски - это наряд, убранство - в широком смысле - то есть не просто...

22 ноября 2021

Владислав Жданов: «Применение алмазов в высоких технологиях — это главная и основная целевая задача технологий алмазного синтеза»

Владислав Жданов - профессор НИУ ВШЭ, советник генерального директора - председателя правления ОАО «РЖД», до этого вице-президент «АЛРОСА» (2015-2018 гг.). По специальности физик. Получил образование в УрГУ (Общая и молекулярная физика)...

15 ноября 2021

Али Пасторини: белый бриллиант - эквивалент белой рубашки для женщины

О cитуации в ювелирной отрасли в условиях пандемии коронавируса COVID-19 Rough&Polished рассказала Али Пасторини (Ali Pastorini), совладелица компании Del Lima Jewelry и президент ассоциации Mujeres Brillantes («Блестящие женщины»), объединяющей...

08 ноября 2021

«Как пурист и диамантер старой школы, я не верю в выращенные в лаборатории бриллианты», - говорит Вин Ли, генеральный директор Grand Metropolitan

Вин Ли (Vin Lee), король индустрии предметов роскоши, не нуждается в представлении. Он - миллиардер, генеральный директор Grand Metropolitan, достигший всего самостоятельно. Семейный офис Grand Metropolitan в Беверли-Хиллз - это частная холдинговая...

01 ноября 2021

Наихудший алмазный сценарий

24 февраля 2010

В конце 2009 года французский банк Societe Generale выпустил доклад «Наихудший долговой сценарий», где сулит страшный крах мировой экономики в течение ближайших двух лет. Французы объяснили: все «антикризисные меры» нынешних правительств просто перевалили частные долговые обязательства на спины государственных бюджетов. Государственные долги и их отношение к объемам ВВП стали слишком велики даже для самых богатых стран. В ближайшие два года госдолг Великобритании вырастет до 105% ВВП, в США и странах еврозоны - до 125%, в Японии - до 270%. Но это - только государственные долги.

Если же брать совокупные долги, то обстановка намного хуже. Так, у ведущего потребителя бриллиантов, США, такой расклад: 16 триллионов долларов - обязательства Казначейства (Минфина США); еще столько же - обязательства корпоративного сектора; 8 триллионов - задолженность штатов и муниципалитетов; более 13 триллионов долларов - долги домашних хозяйств; непокрытые резервами обязательства систем медицинского и пенсионного страхования около 30 триллионов. В сумме получается 80 триллионов. Только на обслуживание этой долговой пирамиды американцы должны в год тратить от 3 до 5 триллионов долларов. Уже сейчас на обслуживание долгов идёт треть ВВП Соединенных Штатов.

Калифорния как самый продвинутый штат Америки показывает нам в опережающем времени сценарий развития событий: технический дефолт; введение денежных суррогатов; сокращение рабочих мест; нищенское выживание.

Аналогично США большие финансовые проблемы беспокоят и другие индустриальные страны (в относительном благополучии находятся только Германия, поскольку у неё функционирует мощное и конкурентное машиностроение, химия и ряд других передовых производств). 

Не таким фантастическим может оказаться крах прежней финансовой системы с развитием гиперинфляции, бартера и превращением Запада в подобие СССР в 1991 году. По данным Пробирной палаты и Гильдии ювелиров России, потребление ювелирной продукции в период нарастания острых кризисных явлений уменьшилось в 3-4 раза. В середине 80-х годов ювелирная промышленность СССР на пике перерабатывала около 60 тонн золота исключительно для внутреннего потребления. 

В 1990 году потребление составляло 40 тонн. После введения свободных цен в января 1992 года спрос достиг своего дна. В 1993-1995 годах легально производилось примерно 10 тонн золотых изделий. Примерно столько же поставлялось из вторичного оборота, а также мелкими нелегальными предпринимателями – «челноками» - из заграничных низкосортных стоков. То есть реальные розничные продажи сократились в России и странах СНГ с 1989 по 1995 годы с 60 до 20 тонн, то есть в 3 раза.  

В «Программе развития алмазно-бриллиантового комплекса РФ на 1995-2000 годы» давались экспертные цифры по снижению потребления ювелирных изделий с бриллиантами примерно в 2 раза. Нужно принимать во внимание, что главным символом супружества и любви в России всегда было золото. В США и на Западе этим символом являются бриллианты. В самые черные времена на свадьбу в России были обязательны золотые обручальные кольца, а на Западе правилом является дарение на помолвку бриллиантового кольца. 

Таким образом, представляется разумным применять отрицательный мультипликатор 3 для оценки предельно мыслимого падения потребности Запада в изделиях с бриллиантами с 2008 до 2012 года. Можно ожидать, что (с учётом стабильности арабского потребления и некоторого роста в странах БРИК), розничные продажи в мире в целом снизятся к 2012 году с $70 до $30 млрд. 

Разумеется, будет развиваться вторичный оборот сэконд-хэнда (прокат, комиссионные продажи, оборот чрез ломбарды), первые признаки которого проницательно отмечает уже сейчас Хаим Эвен-Зохар (см. http://www.rough-polished.com/ru/expertise/35003.html?phrase_id=59056). Кстати, журналисты уже сейчас визуально отмечают в США появившиеся «как грибы лавочки, предлагающие кэш в обмен на ювелирные изделия» (http://www.reactioner.com/articles/726.html). 

Спрос на свежие ювелирные изделия с бриллиантами (использую мультипликатор 2) можно оценить в $15 млрд в нижней точке. Падение спроса на бриллиантовые ювелирные изделия означает уменьшение потребности в свежих бриллиантах примерно до $4 млрд. Это соответствует сегодняшним мировым стокам. То есть существует «плохая вероятность» кратковременного НУЛЕВОГО спроса на сырые алмазы в случае экономической паники в 2011-2012 годах из-за возможных просчётов в финансовом регулировании кризиса со стороны Федеральной резервной системы и центральных банков Евросоюза и Японии.  

Уместно привести исторический аналог – крах Российской империи и опыт СССР в 20-е годы. Для целей индустриализации советское правительство осуществило (пусть и тайно и «распылённо») колоссальный выброс конфискованных в ходе революционных экспроприаций бриллиантов и изделий с ними. Мировой алмазный рынок отреагировал адекватно: цены сильно упали и возобладали массовые настроения на спекуляцию. Алмазный синдикат, контролировавший основную добычу, в период с 1919 по 1921 годы снизил мощность шахт втрое.  

Однако наибольшее в зафиксированной истории падение добычи алмазов произошло после начала первой мировой войны – в 5 раз! (см. «Мировая добыча алмазов», Москва, 2000 г., авторы Вечерина, Левченко, Никулин, Толпежников, Фридман, Черный). Во время второй мировой войны алмазы использовались в военном производстве (для заточки твердосплавных инструментов), поэтому потребности ювелирного рынка были сильно замаскированы военно-техническим потреблением. 

Для АЛРОСА, например, наихудший алмазный сценарий означал бы сжатие её сегмента на мировом алмазном рынке до $500 млн в год, то есть до 25% её мощностей. Около 75% рабочих и ИТР пришлось бы в таком случае трудоустраивать на стороне – например, в проектах Южной Якутии. С учетом ориентации российской гранильной промышленности на отечественное сырьё весь сектор «русского товара» способен аккумулировать на себе смоленский Кристалл с годовой производительностью $100 млн. Прочие гранильные фирмы, в том числе «Руиз даймонд» и якутский куст, не смогут найти места на жестко регулируемом нашим государством рынке. 

Всё было бы ничего, если бы текущий мировой кризис был банальным экономическим циклом, несмотря на тяжесть его последствий. Однако наихудшим его результатом для мирового алмазного хозяйства может стать принципиальное изменение отношения к бриллиантам. Некоторые эксперты приходят к выводу, что текущий кризис - это «кризис модели потребления». В полной мере это суждение касается предметов роскоши, и в первую очередь бриллиантов. Известно ведь, что ряд знаковых атрибутов роскоши ушли в небытие, например кружевные жабо у вельмож, дамские аксессуары из китовых усов, шляпы-цилиндры у джентльменов. Не хотелось бы, чтобы такая судьба постигла бриллиант именно в ближайшие годы.

 Владимир Тесленко для Rough&Polished