MIUZ Diamonds – бриллианты со столетней историей

Московский ювелирный завод всегда славился своими мастерами, получая призы и дипломы “лучшего предприятия ювелирной торговли”. У одного из старейших предприятий России – две любопытные новости: недавний 100-летний юбилей со времени основания и полный...

Вчера

Ювелирные украшения с лабораторными бриллиантами – это будущее

Как основатель бренда Diamond Little Star® Лю Цзянцзян активно участвует в различных деловых мероприятиях. Он основал Аналитический центр по выращенным в лаборатории бриллиантам в Китае и Клуб выращенных в лаборатории бриллиантов в Китае. В то же время...

14 июня 2021

Заявление компании Pandora о выращенных в лаборатории камнях не приведет к обесценению природных бриллиантов - Зимниски

Ювелирный ритейлер Pandora недавно объявил, что больше не будет покупать природные бриллианты, поскольку он перешел на выращенные в лаборатории бриллианты. Однако аналитик алмазного рынка Пол Зимниски (Paul Zimnisky) сказал Мэтью Няунгуа (Mathew...

07 июня 2021

«Объем алмазов Forevermark, которые мы продаем через индийских партнеров, намного выше, чем в других частях мира», - говорит Сачин Джейн

Сачин Джейн (Sachin Jain) работал в индийском подразделении De Beers еще в 2010 году, когда он стал главой отдела розничной торговли. В 2014 году он занял пост президента Forevermark, а в настоящее время он является управляющим директором De...

31 мая 2021

Новая лаборатория GSI в Джайпуре будет специализироваться на цветных драгоценных камнях

Компания Gemological Science International (GSI) открыла новую лабораторию в Джайпуре, Индия. Поскольку этот штат является столицей цветных драгоценных камней, лаборатория будет включать в себя подразделение, специализирующееся на их географическом...

24 мая 2021

Кто извлекает выгоду из полезных ископаемых Намибии?

18 января 2010

По оценкам, добыча алмазов на сухопутной территории Намибии резко уменьшится в 2020 году с истощением алмазных месторождений, и подобная ситуация заставляет теперь правительство, хотя и медленно, обратить свое внимание на разведку морского дна и организацию добычи там.

Но учитывая, что оффшорная добыча алмазов – дорогое предприятие, требующее больших капиталовложений, правительство, кажется, больше сосредоточивается на добыче урана, поскольку данное полезное ископаемое, как многие полагают, является будущим горной промышленности Намибии.

Постоянный секретарь Министерства горнодобывающей промышленности и энергетики Джозеф Иита недавно подтвердил, что будущее горной промышленности Намибии могло бы быть связано с ураном, поскольку его разведка и добыча ведется в стране все более активно.

Согласно сообщениям, Намибия собирается стать третьим в мире производителем урана к 2015 году, поскольку страна располагает одним из самых больших в мире месторождений этого минерала.

В 2008 году страна стала четвертым крупнейшим производителем этого важного сырья после Канады, Казахстана и Австралии.

Джозеф Иита отметил далее, что «в глобальном масштабе спрос на ядерное топливо должен значительно увеличиться, поскольку озабоченность изменением климата и надежностью энергоснабжения ведет к возрождению атомных электростанций, повышая спрос на уран. Вот уже несколько лет цены на уран растут, и перспектива для уранового  рынка остается позитивной».

Приблизительно 30 горнодобывающих компаний заняты сейчас добычей и разведкой урана. Так что же вся эта урановая гонка означает для рядового намибийца?

Если судить по общему социально-экономическому воздействию намибийской алмазной промышленности, то повышение активности в урановой промышленности Намибии, вероятно, будет экономическим явлением, не имеющим никакого значения для большинства граждан, поскольку от него не следует ожидать каких-либо существенных экономических выгод и улучшения положения людей.

Представляется определенным, что намибийская алмазная промышленность была самым прибыльным добытчиком иностранной валюты для страны, зарабатывая в среднем 40 процентов от общего экспортного дохода, но большинство людей не чувствовало ее влияния на экономику в полной мере.

Согласно докладу Бюро по африканским делам американского госдепартамента, который был опубликован в сентябре прошлого года, алмазы внесли только 5,8 процента в ВВП Намибии в 2007 году, в то время как в добывающем секторе, включая алмазную промышленность, было занято приблизительно лишь 3 процента от всего работающего населения из примерно 500 000 человек, что означало, что почти половина населения зависела от натурального сельского хозяйства как средства своего существования.

Компания Namdeb, главный игрок страны в алмазной промышленности, недавно сократила почти половину из своих 3 200 рабочих в связи со снижением спроса на алмазное сырье, вызванным глобальным экономическим спадом (даже с учетом того, что некоторые после этого вернулись на свою работу).

В своем 2008-2009 финансовом году компания не смогла выплатить какие-либо дивиденды правительству. Представляется досадным то, что в Индии, стране, в которой нет ни одной алмазной шахты, достойной упоминания, приблизительно один миллион человек работает в промышленности, занимающейся огранкой алмазов.

Прежний президент Ботсваны Фестус Могае как-то сказал: «Каждый проданный алмаз означает для наших людей еду на столе, лучшие условия жизни, лучшее здравоохранение, питьевую воду, больше дорог, соединяющих наши отдаленные поселения, и многое другое».

Интересно, согласятся ли простые намибийцы, живущие в одном из разросшихся неофициальных поселений в Виндхуке с тем, что сказал Могае?

Вопрос заключается в следующем: если Намибия не получает полной стоимости своих алмазов, то что может быть сделано, чтобы гарантировать получение добавочной стоимости и большего экономического эффекта от намибийского урана, который, как теперь полагают, является будущим горной промышленности этой страны?

Можно ли принять более жесткое налоговое законодательство, чтобы позволить стране получать бóльшие финансовые выгоды от своих ресурсов, и как это может быть сделано, не пугая потенциальных инвесторов?

Как страна может достичь равновесия, стремясь привлечь и удержать инвестиции и в то же самое время добиться того, что ее граждане извлекают выгоду из своих природных ресурсов?

В Ботсване, где алмазным запасам также суждено резко уменьшиться в 2021 году, правительство ввело множество мер, гарантирующих, чтобы доходы использовались для диверсификации экономики.

Например, был принят финансовый закон, в котором говорится, что доходы от добычи полезных ископаемых должны использоваться для того, чтобы расширить производственную базу экономики, а не обеспечивать потребительские расходы.

Благодаря этому закону и другим инициативам, заложенным в очередном шестилетнем плане национального развития и долгосрочной политике до 2016 года, в горнодобывающей промышленности наблюдается бурный рост.

Учредив новое полностью принадлежащее государству предприятие, которое должно принять участие в геологоразведочной и горнодобывающей деятельности страны, правительство, кажется, осознало некоторые из своих ошибок.

В недавних сообщениях СМИ приводятся высказывания специального уполномоченного горной промышленности Эрасмаса Шиволо, заявившего, что правительство учредило государственную компанию Epangelo Mining, которая примет участие в разведке и разработке полезных ископаемых Намибии с единственной целью заработать деньги и для компании, и для государства.

Компания, учрежденная в декабре 2009 года, не будет ограничивать себя только одним видом полезных ископаемых.

«Компания будет заниматься всеми стратегическими полезными ископаемыми: алмазами, ураном, золотом и медью … охватывая широкий диапазон, - сказал Шиволо. - Намибия хочет сделать все принадлежащие государству фирмы прозрачными, и совет директоров будет управлять компанией как чисто деловым юридическим лицом, ставящим своей целью заработать деньги для себя (sic) и для государства».

Предстоит еще увидеть, сможет ли эта компания, когда она начнет работать, обрести тот трудноуловимый и важный элемент, необходимый для того, чтобы повернуть экономику к лучшему, и сможет ли она создать занятость примерно для 40 процентов членов нашего общества, у которых нет работы?

Вместе с тем работа большинства государственных предприятий в стране бросает тень сомнения на то, что это планируемое государственное образование станет панацеей от наших социально-экономических проблем в обществе, где пропасть между богатыми и бедными становится шире с каждым днем.

Несмотря на то, что правительство Намибии знает об уменьшающихся запасах алмазов на суше и о том, что все указывает на необходимость оффшорной добычи, печально сознавать, что оно загодя не заняло действительно активной позиции в этом секторе с тем, чтобы гарантировать выгоды для экономики и общества в целом.

На встрече по случаю установленного компанией De Beers Marine Namibia (DBMN) рекорда по добыче алмазов в Атлантическом океане в объеме 1,018 миллиона каратов министр горнодобывающей промышленности и энергетики Эркки Нгимтина заявил, что намибийское правительство знает об истощающихся запасах алмазов на суше и призывает направить «наши усилия и ресурсы»  на освоение морских запасов алмазного сырья, которые рассматриваются как «будущее нашей алмазной промышленности».

Выступая на этой же встрече, руководитель DBMN Роб Смарт объявил, что правительство уже ведет переговоры с De Beers об увеличении своей доли в DBMN с нынешних 15 процентов через компанию Namdeb, но пока правительству еще только предстоит увеличить свою долю в компании, занимающейся добычей алмазов в море, в которой De Beers владеет львиной долей акций в 70 процентов.

В дополнение к этому De Beers владеет в ней также 15-процентной долей через Namdeb.

Приводились также слова президента Хификепунье Похамбы, который тогда заявил, что выгоды от природных ресурсов должны использоваться для улучшения жизни местных жителей.

Похамба сказал, что сделка между правительством и De Beers, в соответствии с которой этот алмазодобывающий гигант согласился продавать 16 процентов от объема добытых в Намибии алмазов местным огранщикам, должна быть пересмотрена.

«Это лишь один шаг вперед, но люди чувствуют, что ситуация не нормализована даже наполовину. Следует ли мне согласиться на 16 процентов из 100 процентов? Процесс дальнейшей нормализации этой ситуации должен продолжаться», - сказал Похамба.

В Намибии высокий уровень безработицы, который достигает 40 процентов, несмотря на то, что в стране находятся крупнейшие в мире месторождения алмазов и урана, не говоря о многих других полезных ископаемых. Так кто же в действительности извлекает выгоду из ведущейся в ней добычи полезных ископаемых? И если она не идет на пользу большинству людей, то кто в этом виноват?

Мэтью Няунгуа, Rough&Polished из Намибии