Золото обеспечивает стабильность, действует как страховка и генерирует более высокую доходность с поправкой на риски, особенно в периоды повышенной неопределенности

П. Р. Сомасундарам (P. R. Somasundaram, Сом) присоединился к Всемирному совету по золоту (World Gold Council, WGC) в январе 2013 года в качестве управляющего директора в Индии. Он живет в Мумбаи и отвечает за руководство деятельностью...

12 апреля 2021

Флун Гумеров: «Я думаю, что алмаз - это уникальный дар природы. Синтетический алмаз - это рукотворная имитация дара природы»

Флун Гумеров, Председатель Совета Ассоциации «Гильдия ювелиров России» и основатель компании «Алмаз-холдинг» рассказал Rough&Polished о том, что нового происходит в сфере законодательства в вопросах ювелирного производства и торговли, о настроениях в...

05 апреля 2021

Lucapa сужает поиск кимберлитов

Lucapa Diamond и ее партнеры по проекту Луло (Lulo) в течение почти десятилетия занимались поиском кимберлитового источника или источников аллювиальных алмазов, добываемых на алмазной концессии Луло в Анголе. Компания считает, что частое обнаружение...

29 марта 2021

Шашикант Д. Шах: «Природные бриллианты и выращенные в лаборатории бриллианты - это разные категории»

Шашикант Д. Шах (Shashikant D Shah), имея диплом по коммерции, занялся торговлей бриллиантами, открыв в 2003 году выставочный зал бриллиантовых украшений исключительно для брендов Nakshatra и Asmi, и с тех пор не оглядывается назад. Компания...

22 марта 2021

Андре Мессика: «Отрасль природных алмазов сегодня является одной из самых прозрачных, регулируемых и этичных отраслей в мире»

Андре Мессика (Andre Messika), первоклассный дистрибьютор бриллиантов из Парижа, переселился в Израиль в 2003 году, чтобы основать компанию Andre Messika Diamonds на Израильской алмазной бирже в Рамат-Гане, и с тех пор не оглядывался назад. В...

15 марта 2021

Претензия Зимбабве на 50% акций в алмазных шахтах: благо или зло?

16 ноября 2009

Рождение коалиционного правительства в Зимбабве, в котором президент Роберт Мугабе работает бок о бок со своим давним политическим противником Морганом Цвангираи, являющимся теперь премьер-министром, принесло значительное облегчение для неспокойной, но богатой минералами страны.

Поработав в течение нескольких недель в правительстве, Цвангираи сообщил о том, что Хараре планирует внести поправки в законопроект о горной добыче, одобренный кабинетом в 2006 году, но так и не ставший законом.

Если бы этот законопроект стал законом, иностранным компаниям не разрешалось бы владеть более чем 49% какого-либо бизнеса и они должны были бы продавать любой пакет акций сверх этой нормы зимбабвийцам.

Полезные ископаемые, подпадавшие под это законодательство, включали в себя золото, алмазы и платину.

«Мы пересматриваем его (законопроект о горной добыче). Новое коалиционное правительство надеется прийти к соглашению в отношении новой местной нормы собственности, которая была бы комфортной для инвесторов, но в тоже время выгодной для богатой полезными ископаемыми страны», - заявил Цвангираи.

Министр развития горнодобывающей промышленности Оберт Мпофу недавно сообщил на конференции в ЮАР, посвященной проблемам горной добычи, о том, что пересмотр законопроекта направлен на установление баланса между привлечением инвесторов и национализацией совместных предприятий.

«Какие бы действия мы ни предпринимали, они не должны разочаровать инвесторов и не должны поставить под угрозу национализацию совместных предприятий», - подчеркнул он.

«Я не могу сказать, останется ли требование о 51 проценте в законе или нет. В данный момент по этому вопросу ведется обсуждение со всеми ключевыми заинтересованными сторонами», - добавил Мпофу.

Министр также отметил, что данное решение будет принято с учетом мнений других членов региона, например, ЮАР, принявшей решение об участи черного большинства в экономике после многих лет апартеида, закончившегося в 1994 году.

ЮАР являющаяся крупнейшим производителем драгоценных металлов, четыре года назад приняла закон об участии черного большинства, обязавший горнодобывающие компании продать 15% своих активов черным инвесторам к 2009 году и 26% к 2014 году.

Мпофу утверждал, что Зимбабве начала пересмотр всех контрактов на добычу полезных ископаемых, и подчеркнул, что страна будет придерживаться политики «используй контракт или откажись от него», чтобы дать инвесторам возможность обратить к своей выгоде неиспользуемые минеральные ресурсы.

«Мы обдумываем применение данных мер в отношении тех, кто долгое время «сидел» на полезных ископаемых, не эксплуатируя их», - сказал Мпофу.

Однако многие аналитики ставят под вопрос искренность правительства Зимбабве в его приверженности делу создания благоприятной обстановки, которая бы привлекла столь необходимые прямые иностранные инвестиции в горнодобывающую промышленность, способную вытащить страну из экономической трясины, где она в настоящее время находится.

Данные сомнения возникли после того, как Мпофу недавно объявил о том, что Зимбабве по-прежнему намерена владеть не менее чем 50 процентами акций компаний, добывающих драгоценные минералы, чтобы в полной мере получать выгоду от добычи полезных ископаемых в стране.

По его словам, уже начались консультации с соответствующими акционерами по поводу содержания законопроекта.

«В отношении добычи алмазов мы хотим иметь совместные предприятия с инвесторами с долевым участием 50 на 50 процентов, и данное решение не обсуждается», - отметил министр.

По данным Всемирного алмазного совета, добываемые в Зимбабве алмазы, составляют примерно 0,4% от объема алмазной торговли в мире.

В этом году Зимбабве получила пока порядка 20 миллионов долларов США от продажи алмазов, что составляет лишь малую толику от 8,5 миллиарда долларов США, суммы, отражающей объем ежегодного производства алмазов африканскими странами, что составляет более половины объема мировой торговли алмазным сырьем.

Шахта Murowa в центральной части Зимбабве, большинство акций которой принадлежат Rio Tinto, является крупнейшей шахтой по добыче алмазов в этой стране, а шахта River Ranch является второй в этом списке.

У Зимбабве имеются также плохо охраняемые месторождения алмазов в Маранге, где размещены войска для предотвращения нелегальной добычи алмазов.

Инспекционная группа Кимберлийского процесса в июле посетила алмазные шахты Зимбабве и призвала к немедленной демилитаризации района Маранге, а также к принятию мер по остановке контрабанды алмазов, в то время как Всемирный алмазный совет заявил о том, что страна должна либо выполнить рекомендации Кимберлийского процесса, либо ей грозит приостановка членства в этой организации.

Хотя и кажется, что зимбабвийская модель для алмазного сектора будет отличаться от тех, что регулируют положение дел на золотых или платиновых шахтах, все же остается загадкой, как она будет применяться в рамках одного и того же законодательства.

Возможно, предложение, выдвинутое членом Законодательного собрания Пирсоном Мунгофой, о необходимости иметь отдельное законодательство, регулирующее добычу драгоценных полезных ископаемых, таких как алмазы, изумруды, платина и золото, должно быть воспринято всерьез.

Высказываемая правительством Зимбабве озабоченность в отношении необходимости получать выгоду от своих природных ресурсов имеет под собой определенные основания. 

Вполне очевидно, что Зимбабве пытается имитировать модели, применяемые в Намибии и Анголе.

В Намибии правительство вошло в совместное предприятие с компанией De Beers в соотношении 50 на 50, учредив ведущую алмазодобывающую компанию страны Namdeb, в то время как компании Анголы, являющейся пятым крупнейшим мировым производителем алмазов, при желании вести работы по разведке алмазов должны заключить партнерское соглашение с государственной компанией Endiama.

Более того, доля их участия ограничена 40 процентами.

Несмотря на это, вопросом остается то, удастся ли правительству Зимбабве успешно привлечь инвесторов в алмазную индустрию страны, в случае если оно наложит столь обременительные обязательства на потенциальных инвесторов, в то время как соседняя Ботсвана, являющаяся мировым лидером в добыче алмазов в денежном выражении, не говоря уж о том, что она считается наилучшим горнодобывающим направлением в Африке с точки зрения инвестиций, не ставит столь строгих условий.

Безусловно, для Зимбабве важно принять законодательство, выгодное для страны и привлекательное для инвесторов, которые, естественно, будут вкладывать свои средства только в условиях, обеспечивающих наилучшие результаты.

Понять, является ли лучшим вариантом принятие закона о совместных предприятиях, в которых доля участия государства составит 50% акционерного капитала, удастся лишь после измерения уровня заинтересованности потенциальных инвесторов в добыче алмазов в этой стране.

Зимбабве должна постараться создать благоприятные условия для инвестиций, учитывая, что она пользуется печальной известностью в связи со случаями нарушения прав собственности.

Ни один серьезный инвестор не захочет основать свой бизнес в такой стране.

Мэтью Няунгуа, Rough&Polished из Намибии