Серебро и бриллианты – «черный хлеб» ювелира

Фирма «ГРИНГОР» - современная производственная ювелирная компания, созданная в 2002 году в Санкт-Петербурге. Она успешно занимается развитием и внедрением инноваций, многие из которых находят отклик в России и за рубежом. В 2012 году «ГРИНГОР» был удостоен...

26 июля 2021

Скончался Вилли Нагель, джентльмен, у которого хватало силы и выдержки иметь дело с лидерами бизнеса и политиками

Автор: Алекс Попов

Вилли Нагель (Willie Nagel) скончался 14 июля. Его похоронили в пятницу в Израиле. Я летел из Нью-Йорка с пересадкой в Лондоне, когда это случилось. Поскольку я не мог быть там и выразить свои чувства Адаму и Тони,...

20 июля 2021

Реакция алмазной отрасли на тупик, в который зашел Кимберлийский процесс

Коалиция гражданского общества (Civil Society Coalition, CSC) Кимберлийского процесса (Kimberley Process, KP) недавно заявила, что планирует обратиться в Организацию Объединенных Наций, чтобы преодолеть тупик в вопросе пересмотра определения...

19 июля 2021

Природные и искусственные бриллианты - это два сегмента отрасли, которым придется научиться сосуществовать вместе

Проработав полдесятилетия в секторе экспорта и оптовой продажи ювелирных изделий с бриллиантами, Анмол Бхансали (Anmol Bhansali) прошел официальное обучение в алмазной области в Геммологическом институте Америки (Gemological Institute of...

12 июля 2021

L’ECOLE Van Cleef & Arpels: наша миссия - популяризировать ювелирную культуру

Франция с 19 мая этого года постепенно начала снимать карантинные ограничения с мест культурного отдыха, в том числе и с музеев. Всемирно известная Школа Высокого Ювелирного Искусства (L’ECOLE des Arts Joailliers) Van Cleef & Arpels стала одной...

05 июля 2021

Поправки в китайско-конголезское соглашение: подрезает ли Запад крылья Китаю, стремящемуся расширить свою деятельность в Африке?

07 сентября 2009

Программа освобождения Демократической Республики Конго, находившейся без формального сопровождения МВФ с 2006 года, от выплаты задолженности западным странам была заморожена до тех пор, пока эта центральноафриканская страна не внесла ряд поправок в сделку с Китаем объемом 9 миллиардов долларов США, предусматривающую развитие инфраструктуры в обмен на добычу полезных ископаемых.

Так или иначе, ДРК и Китай договорились наконец внести изменения в условия крупнейшей китайской инвестиционной сделки в Африке, которые рассматривались Западом как препятствие для освобождения Конго от выплаты долга.

Глава миссии МВФ в Конго Брайан Эймс сообщил, что поправки к соглашению дадут Конго возможность обратиться с запросом на предмет списания задолженности западным финансирующим организациям.

По первоначальным условиям данной сделки по крайней мере 3,25 миллиарда долларов США должны были быть направлены на инвестирование в добычу и 6 миллиардов долларов США - на развитие инфраструктуры.

По условиям соглашения развитие инфраструктуры включает в себя строительство 3 215 км железных дорог, 3 300 км асфальтированных дорог, 2 738 км грунтовых дорог, 550 км городских дорог, больницу в Киншаса на 450 коек, 31 больницу меньших размеров и 145 поликлиник на территории ДРК, а также две плотины ГЭС, две распределительных электросети, два центра профессионального обучения и два аэропорта.

Данное соглашение также предполагает создание совместного предприятия по добыче полезных ископаемых между конголезской государственной добывающей компанией Gecamines и китайцами, в котором 68% акций будет принадлежать Китаю, а 32% - Gecamines.

Министр инфраструктуры ДРК Пьер Ламби сообщил, что 150 китайских инженеров и технических экспертов уже направлены в Конго для начала работы над проектом.

Данная сделка, разрешавшая китайским компаниям строительство шахты по добыче меди и кобальта, привела к давлению с целью изменения ее условий  со стороны западных финансирующих организаций, отказавшихся списать давний долг Конго в размере 11 миллиардов долларов США в связи с озабоченностью, вызванной финансовыми гарантиями государства, содержавшимися в сделке, которые могли поставить под угрозу способность  Конго урегулировать свою задолженность.

МВФ также опасался, что контракт, в котором запасы полезных ископаемых Конго использовались как гарантии для проектов по строительству инфраструктуры, ввергнет страну в еще большие долги.

С другой стороны, правительство ДРК превозносило контракт, подписанный с Китаем, как краеугольный камень политики Кабилы, направленной на послевоенную реконструкцию по окончании нескольких десятилетий диктатуры и войны в 1998-2003 годах, превратившей инфраструктуру бывшей бельгийской колонии в руины.

«Эта сделка даст твердую возможность развития сельского хозяйства, добычи полезных ископаемых и промышленного производства в нашей стране. Она улучшит покупательную способность населения путем снижения транспортных затрат между производящими районами и районами потребления, - отметил министр Лумби. - Этот контракт, несомненно, является лучшим из тех, которые страна когда-либо подписывала с иностранными инвесторами».

Слышал ли Китай, что сказал министр ДРК, и как китайцы себя чувствуют после предпринятого Западом шага, направленного на внесение поправок в контракт, который был им столь выгоден?

Удивительно, но мы не получаем информации от представителей Китая относительно последних событий. Может быть, средства массовой информации решили проигнорировать беспокойство, возросшее в Пекине?

Тот факт, что Китай согласился на внесение поправок в соглашение, лишь показывает, что он уступил давлению Запада или по крайней мере понял, какую ошибку совершила ДРК, хотя и к выгоде Китая.

Не секрет, что Китай в последнее время пытался распространить свое влияние на африканском континенте и эксплуатировать его запасы полезных ископаемых.

Газета New York Times два года назад сообщала, что  Китай импортировал меньше африканской нефти, инвестировал меньше средств в Африку и тратил меньше на помощь ей, чем США и Европа.

В списке торговых партнеров Африки Китай стоял на третьем месте после США и Франции, причем большая часть его торгового оборота занимала нефть, закупавшаяся в Судане, Анголе и Нигерии.

В некоторых кругах на Китай часто смотрят как на страну, тяготеющую к Африке в стремлении заполучить ее нефть, золото и другие ценные полезные ископаемые, а также использовать ее как площадку для сброса своих дешевых товаров, но не из желания помочь живущим там людям или развить их таланты, утверждает New York Times.

Бывший президент ЮАР Табо Мбеки однажды отметил, что сотрудничество с Китаем Африки в качестве экспортера руды и нефти и импортера готовых товаров угрожает стать «подобием колониальных отношений» между Европой и ее африканскими владениями сто лет назад.

Как заметила газета Times, трудно сказать, соответствует это действительности или нет, но подобное видение ситуации говорит само за себя.

«В Зимбабве, Замбии и прочих странах на юге Африки приток китайских владельцев магазинов и уличных торговцев привел к банкротству местных предпринимателей. Десятки тысяч работников южноафриканской текстильной промышленности потеряли рабочие места после того как по истечении срока действия мирового торгового соглашения в 2005 году было дано разрешение завалить страну дешевой китайской продукцией, включая копии африканских традиционных рисунков на ткани», - пишет Times. 

Согласно газете, несмотря на скептицизм в отношении Китая, одна из причин, по которой приветствовалось его появление в Африке, состояла в том, что он может служить противовесом американскому влиянию теперь, когда со сцены исчез Советский Союз, а Россия ведет себя в регионе намного менее активно.

Тем не менее следует указать на то, что Россия проявила живой интерес к ведению бизнеса на африканском континенте, что стало очевидным во время недавнего визита российского президента Дмитрия Медведева в Египет, Нигерию, Намибию и Анголу.

Он подписал ряд документов, включая договоры о стратегическом сотрудничестве и соглашения в области энергетики.

После всего сказанного остается внимательно ждать, что скажет Китай в ответ на шаг Запада в отношении внесения изменений в сделку с ДРК.

Интересно будет узнать, считает ли Китай, что Запад подрезает ему крылья в условиях накаляющейся битвы за контроль над минеральными ресурсами Африки.

Мэтью Няунгуа , эксперт Rough & Polished, из Намибии