Добыча алмазов и их синтез: что эффективнее?

Владислав Жданов - Профессор НИУ ВШЭ и бывший вице-президент АК «АЛРОСА» (2015-2018 гг.). По специальности физик. Получил образование в УрГУ (Общая и молекулярная физика), Дипломатической академии МИД, в City University London, Oxford...

21 ноября 2022

Успехи TAGS, достигнутые за последние 5 лет, побудили многие крупные тендерные компании проводить регулярные и масштабные тендеры в Дубае

Майк Аггетт (Mike Aggett) является квалифицированным частным консультантом с подтвержденным опытом работы в горнодобывающей и металлургической промышленности. бладая знаниями в области предметов роскоши, бизнес-планирования, продаж, геммологии...

14 ноября 2022

Всё начинается с камней: именно они дают импульс, диктуют образ и воплощение

Максим Селихов - основатель бренда SelikhoV Diamonds, основанного им в 2006 году и производящего уникальные ювелирные изделия ручной работы с редкими драгоценными камнями высоких характеристик. Он также известен как коллекционер уникальных и крупных...

07 ноября 2022

«Наши технологии - установки и технологии выращивания алмазов по методу CVD - меняют правила игры», - утверждает Арно Фламбо, генеральный директор 2DOT4 Diamonds LLC

Арно Фламбо (Arnaud Flambeau) является председателем правления и генеральным директором полностью интегрированной дубайской компании 2DOT4 Diamonds LLC, занимающейся выращенными в лаборатории алмазами и бриллиантами. Компания поставляет алмазы...

31 октября 2022

Stargems внедряет систему DaVinci в Ботсване

Компания Stargems, основанная Шайлешем Джавери (Shailesh Javeri) в 1981 году, диверсифицировала свою деятельность в сфере производства бриллиантов, оптовой и розничной торговли, а также проведения торгов или аукционов по продаже бриллиантов и...

24 октября 2022

Чем оказалась ГИИС ДМДК для российского рынка – броней или дырявым решетом?

21 ноября 2022

Поводом для подготовки данного материала послужила реакция потребителей на заголовок широко растиражированной в общественных СМИ новости о том, что сроки введения обязательной маркировки ювелирных изделий в России продлены до 2024 года. И если внутри ювелирного сообщества все участники рынка понимают, о чем именно идет речь, то рядовые потребители ювелирной продукции, то есть граждане, неожиданно оказались встревожены тем, что еще больше года будут нести какие-то риски при покупке ювелирных изделий… Так защищены ли сегодня российские потребители ювелирных изделий от подделок, или этого еще нужно подождать?

Ответ на этот вопрос дает анализ функционирования ГИИС ДМДК. Заработала, или нет эта система спустя 20 месяцев после ее запуска в эксплуатацию, обеспечивает ли уже ГИИС ДМДК эффект для государства и потребителей? Обратимся к декларированию тех целей, которые ставились перед ГИИС ДМДК при подготовке ее запуска. Задачи ГИИС ДМДК сформулированы в Федеральном законе от 26 марта 1998 г. № 41-ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» – «федеральная государственная информационная система, предназначенная для получения, обработки, хранения и предоставления информации о происхождении и об обращении драгоценных металлов, драгоценных камней и изделий из них, а также для организации специального учета». Но это задачи, а не цели.

Что любопытно, приведения целей создания ГИИС ДМДК нет даже в постановлении Правительства РФ от 26 февраля 2021 г. № 270 о внедрении системы. Упоминание целей создания ГИИС ДМДК приводится не в нормативных правовых документах, а просто на странице сайта самой системы (https://dmdk.ru/about/):

«ГИИС ДМДК – единая информационная платформа для взаимодействия участников рынка драгоценных металлов и драгоценных камней, органов государственного контроля и надзора, а также иных заинтересованных федеральных органов исполнительной власти.

ГИИС ДМДК создается в целях:

обеспечения прослеживаемости (учета) драгоценных металлов, драгоценных камней и изделий из них в целях осуществления контроля за обращением драгоценных металлов и драгоценных камней, а также подтверждения их подлинности и легальности происхождения;

получения эффективных инструментов контроля и надзора на рынке ДМДК;

обеспечения перехода на электронный документооборот, в том числе постепенный отказ от практики представления субъектами рынка отчетов в неэлектронном виде и использование электронных данных в качестве основного источника статистической и аналитической информации о рынке ДМДК;

повышения эффективности процедур защиты прав потребителей за счет использования инструментов прослеживаемости товаров и технологий подтверждения их подлинности;

формирования аналитической информации о состоянии отрасли драгоценных металлов и драгоценных камней».

За неимением определения целей системы в нормативных правовых документах будем исходить из оценки достижения этих полуофициально декларированных целей создания ГИИС ДМДК. Первые две позиции из перечисленных целей – это интересы государства. С третьей по пятую цели – это интересы бизнеса, а четвертая цель – интересы потребителя.

Цели «обеспечения прослеживаемости (учета) драгоценных металлов, драгоценных камней и изделий из них, и, как следствие, получение эффективного инструмента контроля за их оборотом» - конечно же, главные. Можно с уверенностью сказать, что эти цели уже достигнуты использованием системы. Ведь благодаря индивидуальному учету в компьютерных базах ГИИС ДМДК, у каждой единицы продукции (с помощью идентификационных номеров продукции, ИНП) и у каждой единице ювелирных изделий (с помощью уникальных идентификационных номеров, УИН) прослеживается движение. Тот факт, что УИН «зашивается» сегодня в DataMatrix код, напечатанный на бирке ювелирного изделия, а не нанесенный непосредственно на само изделие, не играет для целей прослеживаемости абсолютно никакой роли по следующим причинам.

Во-первых, напечатанный на бирке ювелирного изделия DataMatrix код и DataMatrix код, который предполагается наносить непосредственно на поверхность ювелирного изделия – это один и тот же код с одинаковой информацией об изделии, то есть содержащий его УИН. Но технологически считывать крошечный (не более 1 мм) DataMatrix код с самого изделия настолько сложно, что никто этим заниматься по цепочке движения изделий не будет, кроме непосредственно самих производителей этих изделий, просто вынужденных это делать по приходу изделий из Федеральной пробирной палаты после опробования, клеймения и маркировки. А все остальные участники оборота в любом случае будут с успехом довольствоваться несложным и недорогим считыванием того же кода, но – напечатанного на бирке ювелирного изделия.

Во-вторых, если кто-то когда-нибудь из производителей или импортеров и перевесит бирку у ювелирных изделий, то это будет лишь случайной единичной ошибкой. Никакого экономического интереса ни у одного из участников оборота ювелирных изделий не может быть от перевешивания бирок, так каксуммарное (по общей массе) поступление ювелирных изделий к каждому из субъектов рынка всегда должно совпадать с суммарным их убытием. ГИИС ДМДК следит за этим. Как в математике – от перемены мест слагаемых сумма не изменяется. То есть «мухлеж» с перевешиванием бирок при общем учете всех изделий в ГИИС ДМДК – это невозможная глупость, заниматься которой никто не станет.

В-третьих, было бы интересно услышать ответит на вопрос: а почему оборот сырьевых драгоценных металлов можно надежно контролировать и прослеживать в ГИИС ДМДК по ИНП с помощью маркировки DataMatrix кодом сопровождающего их носителя, а вот прослеживать оборот ювелирных изделий их этих же металлов и камней, в этой же системе ГИИС ДМДК нужно лишь с помощью маркировки, то есть нанесения DataMatrix кода непосредственно на сами изделия? Даже слитки аффинированных драгоценных металлов не будут маркироваться по металлу, и никого это не смущает… Что совершенно правильно.

В-четвертых, стоит обратить внимание на пример маркировки прочих товаров в системе Минпромторга ЦРПТ - «Честный знак», успешно использующей маркировку товаров либо на самом товаре, либо на сопровождающем его носителе. И ведь все в порядке, работает система! Почему бы в ГИИС ДМДК не воспользоваться этим положительным опытом, и не отказаться от дублирующей и (если честно) совершенно никому не нужной маркировки ювелирных изделий непосредственно по металлу изделий?

В-пятых, маркировка ювелирных изделий непосредственно по металлу – это дополнительные и немалые, но необоснованные издержки участников рынка, а также «отъем» дефицитных по причине санкционного давления микроэлектронных компонент, необходимых для производства считывателей, и, главное – это риск полного коллапса российского ювелирного рынка из-за отсутствия в торговле необходимого количества таких считывателей для использования участниками рынка.

Наконец, в-шестых. А почему никому в мире не пришла идея маркировки ювелирных изделий непосредственно по металлу? Нет смысла приводить в пример маркировку по рундисту бриллиантов – ведь цель такой маркировки – это никак не прослеживание оборота маркированных бриллиантов, а повышение уровня доверия потребителей к сверхдорогому товару со свойствами, идентифицируемыми исключительно специалистами (геммологами). То есть в соответствие с целью и был выбран инструмент. Подтверждать подлинность ювелирных изделий, в отличие от бриллиантов, достаточно и с помощью бирки.

Фактически, появление идеи маркировать ювелирные изделия непосредственно по металлу, было изначально ошибочным, дублирующим и избыточным технологическим решением. Это не страшно, всегда, по ходу внедрения чего-то нового, в планы вносятся разумные коррективы. Лишь бы не успели понапрасну потратить большие деньги…

Естественно, любая прослеживаемость движения объектов возможна лишь при условии, что кем-то соответствующие объекты учета (металл, камни, изделия) были в систему введены. Ввод объектов в оборот через ввод в ГИИС ДМДК – это ключевой этап, без выполнения которого легального оборота драгоценных металлов, драгоценных камней и изделий из них быть не может.

Как ни странно, недавно было озвучено мнение, что на текущий момент прослеживаемость оборота системой ГИИС ДМДК пока не обеспечивается. Мнение опиралось на решение о продлении на полгода срока внесения в ГИИС ДМДК уточненных сведений об остатках по данным инвентаризации на 1 января 2022 года с учетом реализации. Высказывались опасения, что до окончания срока предоставления уточненных данных об остатках, могут быть противоправные попытки «пополнения» этих остатков вновь приобретаемым металлом, реализуемым для физических лиц без НДС. Однако это не так – ведь подача в ГИИС ДМДК сведений участниками рынка о суммарных остатках ценностей уже давно завершена, а уточняются данные не из-за пополнения, а, напротив – из-за убытия ценностей в силу их реализации и расходования в текущем периоде. Значит, ничего нового там уже появиться не может, ведь любой ввод ценностей в систему за этот период будет рассматриваться системой как новый ввод и никак не сможет увеличить остатки.

Прослеживаемость движения объектов в ГИИС ДМДК сейчас уже достигнута, если произведен их ввод в систему. А без ввода ценностей в систему, без их последующего вывода из оборота в ГИИС ДМДК, драгоценные металлы, камни и изделия из них легально реализовать невозможно.

Не представляет угрозы для прослеживаемости оборота драгоценных металлов и установленная отсрочка для кредитных организаций по представлению информации в ГИИС ДМДК о поступлении и реализации (отгрузке) слитков аффинированных драгоценных металлов до 1 марта 2023 г. Ведь купленные физическими лицами у банков слитки драгоценных металлов без НДС невозможно легально ввести в ГИИС ДМДК для промышленного использования.

А вот все ли объекты вводятся в ГИИС ДМДК легально – это, действительно, вопрос. Но это не вопрос к организации ГИИС ДМДК, не вопрос к прослеживаемости движения в системе, а вопрос к нормативной базе. Очевидно, наличие нелегального оборота не может быть связано с качеством функционирования ГИИС ДМДК, ибо такой оборот идет вне ее контроля.

Неправомерно сырьевые драгоценные металлы и ограненные драгоценные камни, которые должны облагаться НДС (и не только) как первичные, теоретически действительно могут вводиться в ГИИС ДМДК как вторичные объекты, НДС не облагаемые. Речь идет о теоретической противоправной возможности легализации через ввод в ГИИС ДМДК нелегально добытого драгоценного металла или слитков аффинированных драгоценных металлов под видом вторичного «безНДСного» лома ювелирных изделий, полученного от физических лиц в скупке. Аналогично, контрабандно ввезенные ограненные драгоценные камни также теоретически можно легализовывать через скупку, причем без НДС, как камни, якобы извлеченные из ювелирных изделий, сданных физическими лицами.

Еще раз подчеркнем, эта проблема никак не связана с функционированием ГИИС ДМДК, наличием в системе каких-то «дыр», она существовала и до введения ГИИС ДМДК в строй, так какэто проблема не организации компьютерной прослеживаемости. Это проблема наличия преступности как таковой. О проблеме хорошо известно в Росфинмониторинге, в чем можно убедиться на странице сайта ведомства https://www.fedsfm.ru/fm/risksml/metals: «Отмечается повышенный уровень угрозы совершения характерных предикатных правонарушений в секторе использование нелегальных и полулегальных способов ухода от уплаты налогов, в том числе НДС, незаконная добыча драгоценного металла, незаконный аффинаж и контрабанда драгоценных камней».

В значительной степени, фискальные интересы государства на рынке ДМДК могут быть защищены от вышеупомянутых неправомерных действий, если нормативно ввести обложение НДС всего скупаемого у физических лиц драгоценного металла и драгоценных камней. Естественно, с внесением в функционал ГИИС ДМДК соответствующей опции обложения НДС скупаемых ценностей. В этом случае даже при «отмывании» нелегально добытых драгоценных металлов или контрабандно введенных драгоценных камней государство все же получит от них хотя бы 20% НДС. Чего сегодня не получает.

Итоговые выводы:

1. ГИИС ДМДК – исправно функционирующая система, обеспечивающая прослеживаемость оборота драгоценных металлов, драгоценных камней и изделий из них. Но – при условии корректного (то есть не мошеннического) ввода объектов в оборот, то есть правильного ввода данных в систему. Можно сказать, что ГИИС ДМДК – это «броня» на защите чистоты оборота ДМДК.

2. Фискальные интересы государства на рынке ДМДК можно соблюсти существенно полнее, если в нормативном регулировании ввести начисление НДС на все драгоценные металлы и драгоценные камни, скупаемые у физических лиц. При этом доля нелегального оборота ДМДК наверняка уменьшится ввиду уменьшения экономической целесообразности ввода в оборот нелегальных ДМДК с уплатой НДС.

3. Непосредственной маркировки ювелирных изделий по поверхности металла для достижения поставленных перед ГИИС ДМДК целей не требуется, это дублирующая и избыточная для надежного функционирования системы мера.

А теперь вернемся к вопросу маркировки ювелирных изделий в ГИИС ДМДК, к интересам потребителей. Как отмечается на сайте системы, это цель повышения эффективности процедур защиты прав потребителей за счет использования инструментов прослеживаемости товаров и технологий подтверждения их подлинности. Эта цель в ГИИС ДМДК успешно реализуется с помощью нанесения DataMatrix кода на бирки, неразрывно связанные с ювелирными изделиями.

Согласно пункту 11 постановления Правительства РФ от 26 февраля 2021 г. № 270, с 1 марта 2022 года оборот всех произведенных и импортированных после 1 января 2022 года ювелирных изделий возможен только при наличии на бирке изделий DataMatrix кода с УИН изделия. То есть эти ювелирные изделия продаются сегодня уже де-факто (но не де-юре!) маркированными.

А на ювелирные изделия, произведенные до 1 января 2022 года, то есть на «остатки», согласно пункту 10 того же постановления, DataMatrix код с УИН изделия должен будет быть нанесен на бирки не позднее 1 марта 2023 года.

Таким образом, маркировка ювелирных изделий, напечатанная на скрепленных с ними бирках и доступная для считывания покупателями с помощью смартфонов с приложениями Федеральной пробирной палаты, уже есть у произведенных в этом году ювелирных изделий, и с 1 марта 2023 года будет гарантированно иметься у всех украшений, находящихся в продаже, вне зависимости от года их изготовления.

Владимир Збойков для Rough&Polished