Продажи ювелирных украшений с выращенными в лаборатории бриллиантами в этом году впервые превысят отметку в 10%, считает Зимниски

Спрос и предложение на искусственные бриллианты в последние годы росли, к большому неудовольствию отрасли природных алмазов и бриллиантов. Некоторые компании средней части отрасли природных алмазов и бриллиантов в настоящее время также вовлечены в бизнес...

28 ноября 2022

Добыча алмазов и их синтез: что эффективнее?

Владислав Жданов - Профессор НИУ ВШЭ и бывший вице-президент АК «АЛРОСА» (2015-2018 гг.). По специальности физик. Получил образование в УрГУ (Общая и молекулярная физика), Дипломатической академии МИД, в City University London, Oxford...

21 ноября 2022

Успехи TAGS, достигнутые за последние 5 лет, побудили многие крупные тендерные компании проводить регулярные и масштабные тендеры в Дубае

Майк Аггетт (Mike Aggett) является квалифицированным частным консультантом с подтвержденным опытом работы в горнодобывающей и металлургической промышленности. бладая знаниями в области предметов роскоши, бизнес-планирования, продаж, геммологии...

14 ноября 2022

Всё начинается с камней: именно они дают импульс, диктуют образ и воплощение

Максим Селихов - основатель бренда SelikhoV Diamonds, основанного им в 2006 году и производящего уникальные ювелирные изделия ручной работы с редкими драгоценными камнями высоких характеристик. Он также известен как коллекционер уникальных и крупных...

07 ноября 2022

«Наши технологии - установки и технологии выращивания алмазов по методу CVD - меняют правила игры», - утверждает Арно Фламбо, генеральный директор 2DOT4 Diamonds LLC

Арно Фламбо (Arnaud Flambeau) является председателем правления и генеральным директором полностью интегрированной дубайской компании 2DOT4 Diamonds LLC, занимающейся выращенными в лаборатории алмазами и бриллиантами. Компания поставляет алмазы...

31 октября 2022

Конъюнктура мирового рынка меди

17 октября 2022

Медь является одним из наиболее активно используемых металлов и имеет очень широкий спектр потребления, благодаря чему изменение цен на неё довольно чётко отражает состояние мировой экономики в целом, неплохо коррелируя с динамикой мирового ВВП (рис. 1) и ещё лучше – с индексом деловой активности в производственном секторе (manufacturing PMI) и ценой на нефть (рис. 2, 3).

В последнее десятилетие динамика цен на медь носила зигзагообразный характер, варьируя в весьма широких пределах. После мирового финансово-экономического кризиса 2008–2009 гг. цены на медь на Лондонской бирже металлов (ЛБМ) восстановились очень быстро и активно росли до 2011 г., когда среднегодовая цена составила 8 821 долл. / т. Далее фиксировался затяжной спад вплоть до 2016 г. на фоне замедления темпов развития экономики КНР (крупнейшего потребителя меди). В 2016 г. среднегодовая цена на медь опустилась ниже 5 тыс. долл. за тонну, после чего начался умеренный рост – в 2017–2020 гг. среднегодовая цена изменялась в пределах 6–6,5 тыс. долл. / т. В 2021 г. на рынке меди начался стремительный рост (средняя цена за год составила 9 315 долл. / т), который продолжился в начале 2022 г., но уже в более умеренном темпе.

analyt_03102022_1_rus.png

Рис. 1. Динамика среднегодовых цен на рафинированную медь сорта «А» на ЛБМ в 2010–2021 гг. и первом полугодии 2022 г., (долл. / т, левая шкала) и мирового ВВП в 2010–2021 гг., (трлн долл., правая шкала)

По данным LME, The World Bank

analyt_03102022_2_rus.png

Рис. 2. Динамика среднемесячных цен на рафинированную медь сорта «А» на ЛБМ (долл. / т, левая шкала) и мирового индекса деловой активности в производственном секторе (правая шкала) в период с января 2019 г. по август 2022 г.

По данным LME, Statista, S&P Global

Цена на медь очень чутко реагирует на изменения как в отрасли, так и в экономике отдельных стран и мира в целом. Рассмотрим подробнее влияние различных событий и факторов на изменение цены в 2019–2022 гг. – одном из наиболее интересных и динамичных периодов для мирового рынка красного металла (рис. 2, 3, 4).

analyt_03102022_3_rus.png

Рис. 3. Динамика среднемесячных цен на рафинированную медь сорта «А» на ЛБМ (долл. / т, левая шкала) и средних цен на нефть (долл. / баррель, правая шкала) в период с января 2019 г. по август 2022 г.

По данным LME, World Bank

Спокойный 2019 г.

В январе 2019 г. мировой рынок меди испытывал умеренный подъём на фоне анонсирования властями КНР запрета на импорт низкокачественного медного лома с июля 2019 г., в связи с чем увеличился импорт медных концентратов. В феврале рост был подкреплён приостановкой работы ряда крупных медных рудников в Чили (крупнейшем мировом производителе рудничной меди) из-за сильных дождей. До начала мая цены находились на уровне 6 500 долл. / т, после чего вернулись к отметке в 6 000 долл. / т, с которой стартовали в начале января. Причина – начало торговых войн КНР и США, 10 мая 2019 г. Д. Трамп объявил об увеличении пошлины на товары из Китая, стоимостью 200 млрд долл., в 2,5 раза. В августе США анонсировали ещё одно повышение пошлин на китайские товары, на этот раз стоимостью 300 млрд. долл. В итоге практически всю вторую половину 2019 г. цена на медь держалась на уровне 5 700–5 900 долл. / т, при этом запасы меди на складах ЛБМ в августе были максимально высокими за рассматриваемый период – около 300 тыс. т.

analyt_03102022_4_rus.png

Рис. 4. Динамика среднемесячных цен на рафинированную медь сорта «А» на ЛБМ (долл. / т, левая шкала) и её складских запасов (тыс. т., правая шкала) в период с 01.01.2019 г. по 15.09.2022 г.

По данным LME

Сложный 2020

После стабилизации отношений Китая и США в декабре 2019 г. – начале января 2020 г. рынок меди начал укрепляться, но уже в середине января цена вновь упала – на 10% за 10 дней в связи с началом пандемии COVID-19 в Китае. Далее цена продолжала снижаться из-за распространения пандемии в другие страны мира, и в апреле упала до минимума, в среднем за месяц составив 5 048 долл. / т. Средняя цена на нефть при этом в апреле также опустилась до минимума – 21,04 долл. / баррель.

К этому времени уже был пройден пик пандемии в КНР, экономика страны начала восстанавливаться, рынок ожил, и цена на медь начала уверенно расти – уже в сентябре она в среднем превысила 6 700 долл. / т, а складские запасы металла на ЛБМ сократились до 86,3 тыс. т. В ноябре 2020 г. цены на медь вступили в фазу стремительного роста. Уже в декабре среднемесячная цена выросла на 10% в сравнении с ноябрьской – до 7 755 долл. / т, а затем рост продолжился галопирующими темпами. В основе этого роста – активизация климатической повестки, предполагающей увеличение потребления меди в низко- и безуглеродных «зелёных» технологиях (главным образом для электрификации транспорта), бурное восстановление экономики Китая, а также ожидание дефицита меди на фоне сокращения добычи в Перу, одном из главных поставщиков металла на мировой рынок. В 2020 г. рудничное производство меди в стране упало на 12,5% в связи с приостановками работ из-за коронавирусных ограничений.

Стремительный 2021

В феврале 2021 г. появились первые прогнозы (Citigroup, Bank of America) о возможном росте цены на медь до 10 тыс. долл. / т к концу года, однако они сбылись гораздо раньше. В марте среднемесячная цена уже превысила 9 000 долл. / т, а в начале апреля ралли цен на медь было ускорено анонсированием инфраструктурного плана Д. Байдена, предполагающего вложение 174 млрд долл. в развитие рынков электромобилей. В начале мая 2021 г. цена на медь «пробила» отметку в 10 000 долл. / т, а в среднем за месяц составила 10 184 долл. / т. Как видно на рис. 2, бурный рост цены на медь сопровождался активным ростом деловой активности в производственной сфере, выражаемой через индекс PMI. После достижения пика в середине мая цены начали корректирующее снижение и в июле уже не поднимались выше 9 800 долл. / т., а к августу – сентябрю опустились до уровня апреля 2021 г.

В октябре 2021 г. стартовал очередной подъём на фоне начинающегося энергокризиса в странах Азии и ожидания дефицита производства металла как одного из его последствий, поскольку выплавка меди – энергоёмкий процесс. Для удовлетворения потребностей в меди и стабилизации цен власти КНР вывели на рынок 150 тыс. т меди из госрезерва, заявив о применении подобных мер впредь, однако на ЛБМ цена продолжала расти и в середине октября подскочила до 10 500 долл. / т. В ноябре высокий уровень цен поддерживался ожиданием дефицита из-за приостановки работы крупнейшего медного рудника в Перу – Лас-Бамбас (Las Bambas), где в начале месяца началась забастовка. К концу 2021 г. цена скорректировалась и в среднем за декабрь составила 9 550 долл. / т.

Непредсказуемый 2022

В январе 2022 г. на сайте Всемирного экономического форума была опубликована статья А. Усманова о предстоящем дефиците меди на мировом рынке. Впоследствии статья была удалена, однако её успели активно процитировать в СМИ, в особенности – российских. Именно в этой статье владелец холдинга USM Holdings Ltd, одним из активов которого является крупнейшее в России и одно из крупнейших в мире Удоканское месторождение медных руд, назвал медь «новым золотом», «новой нефтью» и «металлом будущего». Примерно в это же время было опубликовано исследование консалтинговой компании Rystad Energy (интересно, что с официального сайта компании оно также было удалено), в котором прогнозировался дефицит меди в размере около 6 млн т к 2030 г. Наряду с сокращением добычи меди в Чили в январе на 7,5% относительно января 2021 г. и негативными прогнозами на год, а также стремительно сокращающимися складскими запасами меди на биржевых площадках, всё это привело к очередному рывку цен.

В конце февраля этот рост продолжился на фоне остановки работы крупного перуанского рудника Куахоне (Cuajone) из-за забастовки, начала СВО и появления опасений по поводу запрета на поставку российской меди в страны Евросоюза, и 7 марта 2022 г. цена на медь обновила исторический максимум, достигнув 10 730 долл. / т. Цена на медь на ЛБМ держалась выше отметки в 10 000 долл. / т практически весь март и две первые декады апреля, после чего начала падение – столь же стремительное, каким был её рост в первой половине 2021 г. С апреля по июль 2022 г. среднемесячная цена на медь упала на 26%, с 10 183 долл. / т до 7 530 долл. / т, при этом в середине июля она опускалась до 7 000 долл. / т. В качестве основной причины такого резкого падения можно назвать новую волну пандемии COVID-19 в Китае в конце марта – начале июня 2022 г., которая по количеству случаев заболевания была значительно мощнее первой, прошедшей в начале 2020 г. Восстановление экономики КНР в этот раз происходило медленнее, чем ожидалось, тем не менее в августе среднемесячная цена поднялась почти на 6% относительно июльской – до 7 961 долл. / т. По итогам двух первых недель сентября средняя цена на медь осталась примерно на том же уровне, снизившись на 1,5%.

Исходя из вышесказанного можно сделать вывод, что цену на медь главным образом определяют следующие факторы:

• состояние экономики Китая – главного потребителя меди и производителя рафинированного металла,

• социально-политическое состояние Чили и Перу – главных производителей рудничной меди,

• развитие низко- и безуглеродных «зелёных» технологий, в первую очередь – производства электромобилей.

Интересно, что последний из перечисленных факторов аналитики ставят во главу угла при расчёте ожидаемого спроса на медь в будущем, а охвативший Европу энергокризис поставил под большой вопрос планируемую декарбонизацию и масштабирование этих самых безуглеродных технологий. В этой связи, а также с учётом нестабильной геополитической ситуации и очень высокой волатильности, говорить о меди как о «новом золоте» пока представляется несколько преждевременным. В то же время кажется очевидным тот факт, что широкий спектр применения меди в промышленности не позволит оставить её за бортом, и ценовой тренд на металл в перспективе будет носить повышательный характер.

Анастасия Смольникова, эксперт-аналитик Института проблем естественных монополий, для Rough&Polished