Цены на алмазы остаются стабильными, несмотря на санкции, введенные против АЛРОСА - Зимниски

По словам независимого аналитика алмазной отрасли Пола Зимниски (Paul Zimnisky), санкции, введенные против АЛРОСА, привели только к тому, что драгоценные камни малоразмерной категории и околоювелирного качества в последние месяцы превзошли камни...

27 июня 2022

Большинство людей видят значительный потенциал в росте рынка ювелирных изделий с лабораторными бриллиантами

В настоящее время Уэйн Ван-Ван Ичунь является генеральным директором LUSANT - подразделения по управлению инкубационными проектами компании Yuyuan Jewelry Co., Ltd. Ранее он работал генеральным директором в Shanghai Yuyuan Jewelry Co., Ltd - компании...

20 июня 2022

De Beers видит хороший потенциал для геологоразведочных работ в Анголе

Компания De Beers недавно подписала с правительством Анголы два инвестиционных контракта на добычу полезных ископаемых на лицензионных участках в провинциях Северная Лунда и Южная Лунда. Контракты дают право на добычу полезных ископаемых и охватывают...

13 июня 2022

Али Пасторини: «Потребитель ювелирных изделий не оценивает бренд только по цене»

Своей оценкой ситуации в алмазной отрасли в интервью Rough&Polished поделилась Али Пасторини (Ali Pastorini), совладелица компании Del Lima Jewelry и президент ассоциации Mujeres Brillantes («Блестящие женщины»), объединяющей более 1...

06 июня 2022

«Мы стремимся предложить потребителям новый вид ювелирных украшений», - говорит Вайшали Банерджи, управляющий директор PGI-India

Вайшали Банерджи (Vaishali Banerjee) перешла из индустрии рекламы и маркетинга в ювелирную отрасль, чтобы повысить осведомленность о категории изделий из металла, который был менее известен на субконтиненте. Изначально речь шла о создании категории...

30 мая 2022

Платиновый проект «Зимбабве-Россия»: мечта отложена?

20 июня 2022

16 сентября 2014 года стало известно, что зимбабвийская Pen East Investments объединилась с Vi Holdings через свою дочернюю компанию JSC Afromet, чтобы сформировать Great Dyke Investments (GDI), которая планировала разрабатыать проект по добыче платины стоимостью 3 млрд долларов в Дарвендейле в Зимбабве.

Тогда же стало известно, что главным финансистом будет российский Внешкомбанк, а техническим партнером — оружейный конгломерат Ростех.

Проект Дарвендейл, расположенный в богатом полезными ископаемыми поясе Большой дайки (Great Dyke), рекламировался как самая крупная инвестиция в Зимбабве с момента обретения независимости в 1980 году.

Срок службы рудника составлял 20 лет, с потенциалом до 34 лет при дальнейшей разведке, а концессия Дарвендейл предполагала наличие 217 млн тонн богатой руды.

«Появление русских на платиновой сцене Зимбабве принесет дополнительные 250 000 унций к нашему текущему объему производства в 430 000 унций в течение следующих 36 месяцев», — приводит слова министра горнорудной промышленности Уолтера Чидхаквы (Walter Chidhakwa) The Source, дочернее издание Reuters в Зимбабве.

Проект был разбит на три этапа.

Первый этап должен был осуществиться с 2014 по 2017 год с упором на разведку и развитие инфраструктуры, а второй этап, как ожидалось, должен был продлиться с 2018 по 2021 год и концентрироваться на строительстве и вводе в эксплуатацию двух подземных рудников и второго перерабатывающего завода.

Третий этап с 2022 по 2024 год должен был быть сосредоточен на строительстве дополнительных рудников.

За подписанием сделки наблюдали тогдашний президент Роберт Мугабе и министр иностранных дел России Сергей Лавров, а также министр промышленности и торговли Денис Мантуров.

«Мы не могли сделать это с врагами. Нет. Мы можем сделать это только с нашими друзьями», — сказал тогда Мугабе, приняв Лаврова в своем загородном доме в Звимбе.

Лавров и Мантуров до сих пор занимают свои министерские посты в России, а Мугабе был свергнут в результате так называемого бескровного переворота в 2017 году и умер, будучи разочарованным человеком, в 2019 году.

Первоначально планировалось, что первый этап проекта будет завершен в 2017 году, а производство запланировано на 2021 год.

Человек, сменивший Мугабе, президент Эммерсон Мнангагва попытался возобновить сделку во время своего визита в Россию в январе 2019 года.

27 января 2019 года государственные СМИ Зимбабве сообщили, что визит Мнангагвы в Москву «разблокировал» 300 млн долларов, которые «приведут к реализации» проекта по добыче платины.

Задержка

Центр управления природными ресурсами (Centre for Natural Resource Governance, CNRG) сообщил, что подготовительные работы по добыче полезных ископаемых начались в 2020 году с создания двух порталов для рудника.

«Вскоре после этого, в 2021 году, горнодобывающий проект застопорился», — говорится в сообщении центра.

Так что же пошло не так?

28 февраля 2022 года агентство Bloomberg сообщило, что партнеры по совместному предприятию боролись за привлечение 650 млн долларов, чтобы запустить проект.

Затем они попросили Impala Platinum Holdings стать партнером по совместному предприятию проекта, но ее желание получить ясность в отношении владения государственной компанией, прежде чем вкладывать капитал в проект, тормозит прогресс.

Компания, которую Impala Platinum Holdings имела в виду, называется Kuvimba Mining House, 65% которой принадлежит правительству Зимбабве.

Власти Хараре основали Kuvimba Mining House в 2020 году.

Но как она стала акционером Great Dyke Investments?

В октябре 2019 года Great Dyke Investments сообщила, что ее местным партнером является Landela Mining, «дочка» компании по торговле сырьевыми товарами Sotic International Ltd, связанная с зимбабвийским топливным магнатом Кудакваше Тагвиреи (Kudakwashe Tagwirei).

Компания Pen East, принадлежащая военным, первоначально сотрудничала с Zimbabwe Mining Development Company для создания Great Dyke Investments до того, как к ней присоединились русские.

Pen East продала свою долю, так как были предположения, что участие военных в проекте отпугивает инвесторов.

Затем Great Dyke Investments продала 4,4% акций компании Fossil Mining во главе с Оби Чимукой (Obey Chimuka), поскольку она стремилась привлечь 30 млн долларов для разработки рудника, в результате чего у россиян и их зимбабвийских партнеров осталось по 47,8% акций.

По данным Центра управления природными ресурсами, Чимука является исполнительным директором Fossil Holdings, дочерней компании Sakunda Holdings Tagwirei.

Доля Landela Mining Ventures в предприятии Great Dyke Investments указана в портфеле активов Kuvimba Mining House.

Impala обеспокоена структурой собственности Great Dyke Investments, особенно предполагаемой причастностью Тагвиреи.

Тагвиреи попал под санкции Соединенных Штатов, а это означает, что Impala, имеющая биржевой листинг в США и активы в Канаде, должна будет соблюдать любые инструкции, изданные Казначейством США в отношении зимбабвийского магната.

Bloomberg сообщает, что соглашение с Impala облегчило бы финансистам во главе с базирующимся в Каире Африканским экспортно-импортным банком (African Export-Import Bank) привлечение финансирования для платинового проекта.

Центр управления природными ресурсами также прокомментировал: «Отсутствие прозрачности в отношении того, кто является владельцем Kuvimba Mining House, негативно сказалось на усилиях по привлечению нового партнера по финансированию рудника Дарвендейл. Инвесторы опасаются, что Kuvimba Mining House используется для маскировки военных в проекте».

Организация предложила правительству отменить действующее соглашение по Дарвендейлу и провести поиск новых инвесторов прозрачным образом.

Хотя ожидается, что власти Хараре не последует такому совету, Vi Holding заявила в начале июня, что вышла из проекта Дарвендейл, сославшись на санкции, введенные против России из-за конфликта на Украине.

Kuvimba Mining House собирается приобрести долю россиян, положив конец их 16-летнему участию в проекте.

Это развитие в сочетании с существующими проблемами, как показано выше, означает, что проект останется несбыточной мечтой.

Зимбабве обладает третьими по величине запасами металлов платиновой группы в мире.

analyt_20062022.png  

Источник: Johnson Matthey/Bloomberg

По данным Всемирного совета по инвестициям в платину (World Platinum Investment Council, WPIC), производство платины в Зимбабве выросло на 6%, достигнув 475 000 унций с 448 000 унций в 2020 году.

Общий объем производства на 2022 год прогнозируется на уровне 465 000 унций, что на 2,1% меньше, чем в прошлом году.

Ожидалось, что на пике проекта Дарвендейл будет произведено 800 000 унций платины.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро Rough&Polished