Цены на алмазы остаются стабильными, несмотря на санкции, введенные против АЛРОСА - Зимниски

По словам независимого аналитика алмазной отрасли Пола Зимниски (Paul Zimnisky), санкции, введенные против АЛРОСА, привели только к тому, что драгоценные камни малоразмерной категории и околоювелирного качества в последние месяцы превзошли камни...

27 июня 2022

Большинство людей видят значительный потенциал в росте рынка ювелирных изделий с лабораторными бриллиантами

В настоящее время Уэйн Ван-Ван Ичунь является генеральным директором LUSANT - подразделения по управлению инкубационными проектами компании Yuyuan Jewelry Co., Ltd. Ранее он работал генеральным директором в Shanghai Yuyuan Jewelry Co., Ltd - компании...

20 июня 2022

De Beers видит хороший потенциал для геологоразведочных работ в Анголе

Компания De Beers недавно подписала с правительством Анголы два инвестиционных контракта на добычу полезных ископаемых на лицензионных участках в провинциях Северная Лунда и Южная Лунда. Контракты дают право на добычу полезных ископаемых и охватывают...

13 июня 2022

Али Пасторини: «Потребитель ювелирных изделий не оценивает бренд только по цене»

Своей оценкой ситуации в алмазной отрасли в интервью Rough&Polished поделилась Али Пасторини (Ali Pastorini), совладелица компании Del Lima Jewelry и президент ассоциации Mujeres Brillantes («Блестящие женщины»), объединяющей более 1...

06 июня 2022

«Мы стремимся предложить потребителям новый вид ювелирных украшений», - говорит Вайшали Банерджи, управляющий директор PGI-India

Вайшали Банерджи (Vaishali Banerjee) перешла из индустрии рекламы и маркетинга в ювелирную отрасль, чтобы повысить осведомленность о категории изделий из металла, который был менее известен на субконтиненте. Изначально речь шла о создании категории...

30 мая 2022

Растущий упадок институционального доверия

30 мая 2022

Автор: Ахмед Бин Сулайем (Ahmed Bin Sulayem), генеральный директор Дубайского центра биржевых товаров (Dubai Multi Commodities Centre, DMCC)

ahmed_bin_sulayem_xx_dmcc.png4 марта 2022 года Объединенные Арабские Эмираты были внесены в «серый» список Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (Financial Action Task Force, FATF), что связано не только с усиленным наблюдением и контролем, но и с возможностью нанесения репутационного ущерба, корректировки рейтингов, возникновения проблем с получением глобального финансирования и более высокими транзакционными издержками.

Согласно отчету за 2021 год, опубликованному Международным валютным фондом (МВФ), это обычно означает плохие новости для притока капитала, который, как правило, снижается в среднем более чем на 6 процентов на момент включения в серый список, в то время как это также сказывается на притоке прямых иностранных инвестиций, уменьшая их примерно на 3,2 процента. Кроме того, от предприятий, особенно от крупных банков, которые используют ОАЭ в качестве региональной штаб-квартиры, может потребоваться выделить дополнительные ресурсы для обеспечения соблюдения требований или, в худшем случае, принять решение о переносе своей штаб-квартиры в соседнее государство. Конечно, это не идеальный сценарий для страны, которая трудом проложила свой путь в высшие эшелоны мировой торговли и финансов, но тем не менее правительство ОАЭ отнеслось очень серьезно к подобному включению.

В ответ на это сообщение Исполнительный офис ОАЭ по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма заявил, что «ОАЭ чрезвычайно серьезно относятся к своей роли в защите целостности мировой финансовой системы и будут тесно сотрудничать с FATF, чтобы быстро внести улучшения в обозначенные области». ОАЭ также обязались выполнить рекомендации Плана действий Группы обзора международного сотрудничества (International Cooperation Review Group, ICRG), чтобы как можно скорее удалить себя из серого списка.

Чтобы лучше понять причины решения FATF, возможно, лучше всего ознакомиться с последним запросом группы на изменение рейтинга технического соответствия, который содержится в 1-м расширенном отчете о принятых мерах для Объединенных Арабских Эмиратов. В нем говорится, что из четырех рассматриваемых рекомендаций ОАЭ успешно соблюдали «целевые финансовые санкции, связанные с борьбой против терроризмом и финансирования терроризма» и «целевые финансовые санкции, связанные с борьбой против распространением терроризма», однако оставались лишь частично соблюдающими, когда речь зашла о «странах высокого риска» и «прозрачности и бенефициарной собственности в отношении требований действующего законодательства». Таким образом, ОАЭ были оценены как соответствующие 13 рекомендациям, в основном соответствующие 23 рекомендациям и частично соответствующие четырем, и, несмотря на то, что был признан «значительный прогресс» ОАЭ с момента оценки 2020 года, страна была переведена в более низкую категорию после пленарного заседания и заседания рабочей группы в ожидании дальнейшего прогресса в расследовании и судебном преследовании отмывания денег, «соответствующем профилю риска ОАЭ».

Помимо пресловутого «черного списка», в который входят только Северная Корея и Иран, «серый список», также известный как «Юрисдикции, находящиеся под усиленным наблюдением», включает в себя страны с повышенным риском отмывания денег и финансирования терроризма, но которые формально обязались работать с FATF над устранением своих недостатков.

При всем уважении к суверенным государствам, включенным в «серый список», трудно не заметить, что ОАЭ выглядят как аномалия. Учитывая, что почти треть из 23 стран, включенных в список, уверенно входит в число 30 ведущих стран по Индексу недееспособности государств (Fragile States Index), ранее известному как Индекс слабости государств (Failed States Index), данная градация могла бы предложить более нюансированный подход, а не относить фискально ответственный глобальный торговый центр к одному из самых низких рейтингов по преступности в мире, помещая его в ту же категорию, что и страны, где процветают городские войны, торговля людьми и незаконный оборот оружия. Помеченные индикатором широко распространенной коррупции и преступности, непредоставления государственных услуг, вынужденного перемещения населения и резкого экономического спада, почти само собой разумеется, что такие государства станут легкой мишенью для отмывания денег и финансирования терроризма, особенно когда население в целом сталкивается с более насущными проблемами, такими как голод, нищета и насилие, с которыми приходится бороться. Тем не менее под руководством FATF мы должны предположить, что, как и в ОАЭ, каждая из этих стран также была определена как имеющая недостатки в своих финансовых системах и каждая из них признает необходимость их устранения в надлежащее время. Между прочим, ОАЭ входят в число 30 стран с наименьшими признаками слабости, опережая Великобританию.

Несомненно, что отнесение ОАЭ к той же категории, что и раздираемые войной страны, наводненные незаконным финансированием и террористической деятельностью, такие как Йемен и Сирия, или страны с продолжающимся гуманитарным кризисом, такие как Мали и Гаити, может показаться непропорциональным, настоящая загадка заключается в том, как многие другие страны избежали такого отнесения, особенно с учетом их хорошо задокументированной истории незаконной финансовой деятельности. Кроме того, существуют явные расхождения между выводами FATF и выводами других глобальных организаций, таких как МВФ, в чьем документе «Консультация по статье IV 2021 года», опубликованном в феврале 2022 года, высоко оцениваются «значительные усилия ОАЭ… по совершенствованию режима противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма» и при этом подчеркивается проведение «ряда важных законодательных и институциональных реформ».

Хотя Global Witness является неправительственной организацией, с которой я определенно не сходился во взглядах в прошлом, она является одной из немногих организаций, которые указывают на лицемерие системы и ставят под сомнение ее корректность, особенно когда речь идет о невключении стран-основателей G-7, которые явно требуют включения.

В заявлении, последовавшем в ответ на предыдущий обзор FATF, эта неправительственная организация указала, что «Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег занялась привычным делом, сосредоточив внимание в основном на бедных странах, игнорируя при этом существенные лазейки в системах борьбы с отмыванием денег многих богатых юрисдикций. Ни одна страна не соответствует стандарту FATF в полной мере, даже Соединенные Штаты, возглавившие глобальную кампанию против грязных денег. Global Witness разоблачила, как банки, в том числе Barclays, Citibank, HSBC и Bank of America, смогли вести дела с коррумпированными режимами, способствуя коррупции и лишая некоторые беднейшие народы мира выхода из бедности. В недавнем отчете комитета Сената США подробно описано, как иностранные чиновники и члены их семей использовали дыры в системе борьбы с отмыванием денег, чтобы вывести миллионы незаконных долларов в США. Список основан на последнем раунде экспертных оценок, проведенных FATF и ее региональными органами. В обзорах исследовалось, есть ли в странах действующие законы, а не то, действительно ли эти законы эффективно применяются и осуществляются. Это должно стать следующим этапом процесса проверки и внесения в черный список FATF».

Точно так же существует определенная путаница в отношении того, как оцениваются некоторые из «бедных стран». В Зимбабве, единственной стране, которая будет исключена из серого списка в марте 2022 года, хорошо задокументированные незаконные финансовые потоки оцениваются в 1,8 млрд долларов. Охватывающая широкий спектр преступлений, включая незаконный оборот наркотиков, кражу скота, отмывание денег и контрабанду полезных ископаемых, данная проблема стала настолько серьезной, что национальная комиссия теперь вынуждена нацелиться на свои собственные налоговые органы, чтобы решить эту проблему.

Возможно, самым вопиющим и тревожным недосмотром является Великобритания. Британский политический подход к публичной поддержке Украины, получивший название «Лондонская прачечная» или «Лондонград», несколько пострадал из-за тесных отношений с рядом олигархов, связанных с Кремлем. Как ясно заявил британский журналист Эдвард Лукас (Edward Lucas): «Громко провозглашенные новые санкции в отношении России мало что сделают для пресечения отмывания денег и мошенничества».

Основные выводы, содержащиеся в кратком изложении Отчета о взаимной оценке FATF в Великобритании за декабрь 2018 года, делают акцент на том, что «все организации, подпадающие под определение финансовых учреждений FATF, и все установленные нефинансовые предприятия и профессии подпадают под комплексные требования противодействия отмыванию денег и борьбы с финансированием терроризма и подлежат надзору» и что Великобритания является «мировым лидером в обеспечении корпоративной прозрачности и хорошо понимает риски отмывания денег и финансирования  терроризма, связанные с юридическими лицами и образованиями».

Не уходя от темы России, статья Financial Times, опубликованная 22 апреля 2022 года «Как Лондон стал мировой столицей грязных денег», ясно показывает, что Великобритания не просто закрывала глаза на отмывание денег, но и приветствовала его. Поднятая тема, найдя отклик в многочисленных изданиях, в том числе в издании организации Transparency International, которая обнаружила, что «по крайней мере 929 британских подставных компаний использовались в 89 делах о коррупции и отмывании денег, на общую сумму около 137 млрд фунтов стерлингов в виде потенциального экономического ущерба», ясно показывает, что криминальная, политическая элита стремилась воспользоваться слабо регулируемым корпоративным ландшафтом Великобритании.

Здесь же следует упомянуть и о банках, что, согласно некоторым источникам, ставит Великобританию на второе место в мире по отмыванию денег после США, а Франция, Германия и Канада занимают соответственно с третьего по пятое место. В общей сложности эти страны якобы несут ответственность за отмывание более чем 400 млрд долларов в год из-за постоянных сбоев в их соответствующих банковских системах, которые в конечном итоге наказываются лишь крохотной суммой по сравнению с суммой успешно отмытых денег.

Если вам необходимо свидетельство того, в какой степени сдерживающим фактором для банков являются штрафы, вам достаточно взглянуть на базирующийся в Великобритании банк-рецидивист HSBC, который, несмотря на восторги в связи с наложением на него самого крупного штрафа, когда-либо уплаченного банком (1,9 млрд долларов) в деле урегулирования расследования об отмывании денег властями США, был снова оштрафован не далее как в декабре прошлого года за «неприемлемые сбои» его систем по борьбе с отмыванием денег.

Это не означает, что штрафы не должны применяться. В ОАЭ Центральный банк оштрафовал одиннадцать банков чуть менее чем на 12,5 млн долларов за нарушение правил по борьбе с отмыванием денег в январе 2021 года, однако эффективность штрафов следует ставить под сомнение, когда финансовые учреждения открыто продолжают незаконную деятельность, спокойно сознавая, что они могут в той или иной степени взвешивать риск, связанный с получением вознаграждения за отмывание денег, противопоставляя его вероятности быть пойманным и оштрафованным.

Справедливо будет отметить, что банки Лондона и Великобритании не одиноки. ЕС был омрачен постоянными скандалами, в том числе обвинением бывшего генерального директора Swedbank Биргитте Боннесен (Birgitte Bonnesen) в мошенничестве в связи с заявлениями, сделанными в 2018 и 2019 годах о мерах по борьбе с отмыванием денег в ее банке, а также утверждениями о стремительном росте Антверпена как «кокаиновой столицы Европы», в связи с чем среди прочего упоминалось о 90 тоннах этого наркотика, обнаруженных в городском порту, на сумму около 13 млрд евро. Власти считают, что это всего лишь 10% от общего потока наркотиков на континент.

Учитывая то, что представляется необоснованным применением критериев, уместно лишь отметить, что ряд стран явно вступают в противоречие с указаниями FATF, но не включены в какой-либо список, и удостаиваются похвал – по крайней мере в одном конкретном случае – в качестве «лидера в области корпоративной прозрачности». Будучи межправительственной целевой группой, созданной для предотвращения глобального отмывания денег и финансирования терроризма, следует либо в одностороннем порядке применять одни и те же стандарты ко всем странам, либо вообще ни к одной. Помня об утрате доверия к таким институтам, как рейтинговые агентства после краха 2008 года или к аукционным домам после скандалов по поводу ценового сговора, FATF следует придерживаться очень осторожной линии, чтобы ее не воспринимали как субъективную организацию, чье политическое влияние необратимо отравило ее цель существования.