В странах с высоким доходом будет расти спрос на крупные лабораторные бриллианты

Анастасия Шрамко - специалист по драгоценным камням, алмазному и бриллиантовому рынку, аналитик. Автор курса «Лабораторно выращенные бриллианты: геммология и рынок», проводимый на площадке и в коллаборации с Геммологической Академией (Международный...

23 мая 2022

В ожидании того, что никогда не произойдёт? - Botswana Diamonds ожидает результаты рассмотрения заявки на концессию на кимберлиты в Зимбабве

Компания Botswana Diamonds, занимающаяся разведкой алмазов, в конце 2020 года подала заявку на получение концессий на кимберлитовые месторождения на северо-западе Зимбабве. Управляющий директор компании Джеймс Кэмпбелл (James Campbell) сказал...

16 мая 2022

«Спрос намного превышает предложение», - говорит Дев Шетти, основатель-президент и генеральный директор FURA GEMS

В 2017 году, после десяти лет работы главным директором по производству и членом совета директоров Gemfields, компании по добыче цветных драгоценных камней, Дев Шетти (Dev Shetty) сделал смелый шаг, основав с нуля горнодобывающую компанию. Он...

09 мая 2022

Игорь Куличик: алмазный рынок сейчас в начальной фазе турбулентности

Игорь Куличик - известный эксперт в сфере алмазного рынка. Проработал 20 лет в алмазной отрасли: 2002-2017 - CFO АЛРОСА, 2018-2022 - член совета директоров АГД Даймондс. Член совета директоров промышленных и финансовых групп России. В своём интервью...

02 мая 2022

Есть классическая фраза: «Искусство - посол мира». И это правда

Вероника Волдаева - главный эксперт Гохрана России, кандидат искусствоведения, Заслуженный работник культуры Российской Федерации, автор-составитель декоративно- прикладного раздела коллекции ценностей Гохрана России, куратор выставки «Рукотворная связь...

25 апреля 2022

Геополитика и будущее торговли

18 апреля 2022

Автор: Ахмед бин Сулайем (Ahmed bin Sulayem), генеральный директор Дубайского центра биржевых товаров (Dubai Multi-Commodities Centre, DMCC)

ahmed_bin_sulayem_xx_dmcc.pngНа момент написания этой статьи, 31 марта 2022 года, проходят церемонии закрытия выставки Expo 2020 Dubai. Посетив и приняв много гостей и высокопоставленных лиц за последние шесть месяцев, я был поражен не только изобретательностью и разнообразием выставок, павильонов и шоу, но и собранием людей и стран, которые с гордостью во всех этих мероприятиях участвовали, чтобы представить лучшее из того, что у них есть.

В своей заключительной речи Его Высочество шейх Мохаммед бин Рашид Аль Мактум, вице-президент и премьер-министр ОАЭ и правитель Дубая, сказал: «Мы представили миру другую версию изобретательности, которая тронула сердца и умы каждого члена общества. Наши сыновья и дочери доказали свою способность преодолевать небывалые трудности и испытания. И в каждый момент этого путешествия мы отражали ценности ОАЭ — ценности любви и гостеприимства».

Было трудно попрощаться с несколько идеалистическим духом этой выставки и вернуться к различным геополитическим конфликтам, происходящим по всему миру, будь то территориальные, политические, религиозные или культурные конфликты, однако дух Expo 2020 Dubai напоминает мне о том, что в разгар конфликта всегда есть возможность для его разрешения.

В день церемонии закрытия выставки президент Украины Владимир Зеленский обратился к бельгийскому парламенту с речью, в которой, среди прочего, призвал к приостановке импорта алмазов из России как способу повышения эффективности нынешних санкций, введенных Западом.

В своем выступлении президент Зеленский заявил: «Есть те, для кого российские алмазы, которые иногда продаются в Антверпене, важнее. Мир дороже, чем алмазы, чем российские корабли в портах, чем российские нефть и газ, поэтому помогите нам».

Хотя продолжительные аплодисменты продемонстрировали страстную и чуткую реакцию бельгийских парламентариев, стоит проиллюстрировать два практических момента.

Во-первых, приостановка импорта алмазов и энергоресурсов — это не только очень разные вещи, но и очень разные последствия. В 2020 году Россия экспортировала в Бельгию продукции на 5,74 млрд долларов США, из которой тремя основными товарами были очищенная нефть, алмазы и нефтяной газ, что в сумме составило 3,86 млрд долларов, или 67,2% от общего объема импорта Бельгией российской продукции. Хотя я сочувствую тяжелому положению президента Зеленского, я согласен с премьер-министром Бельгии Александром де Кроо, который кратко резюмировал: «Мы не воюем сами с собой». И он определенно прав.

Принимая во внимание уже осуществленную для России приостановку экспорта ее алмазов, можно не сомневаться, что введение для Росси приостановки импорта в Антверпен, для которой он является наиболее значительным получателем алмазного сырья - его объем в 2021 году оценивался в 1,8 млрд евро, - нанесет серьезный ущерб второму по величине бельгийскому городу и его положению в качестве мировой алмазной столицы.

Во-вторых, и это гораздо более серьезно, эмбарго на поставки российских энергоносителей может привести к значительным сбоям в экономике Бельгии, не говоря уже о ее способности экономически эффективно удовлетворять потребительский спрос, поскольку до холодных месяцев осталось чуть более полугода.

Поскольку решение, которое в конечном итоге лежит «на балансе» Европейской комиссии, так как 49% сырой нефти и конденсата, 74% природного газа и 32% угля, экспортируемых Россией, в настоящее время направляются в Европу, вопрос на 108 млрд долларов заключается в том, не нанесет ли приостановка торговли больше вреда Европе, чем способности России продолжать свою военную операцию на Украине, и, кроме того, насколько сложно будет России продолжать продавать свои ценные природные ресурсы в другом месте? В случае же с алмазами, как это было проиллюстрировано премьер-министром Де Кроо, если Бельгия прекратит импорт алмазов, торговля переместится в Дубай в течение одного дня, что не окажет никакого влияния на Россию, но окажет огромное влияние на Антверпен.

Пресс-секретарь Антверпенского всемирного алмазного центра (Antwerp World Diamond Center, AWDC) Том Нейс (Tom Neys) выразился более прямо: «Мы потратили 20 лет на то, чтобы сделать торговлю алмазами более прозрачной. Неужели мы собираемся все это бросить, чтобы вознаградить Дубай, который уже открывает свои двери для российских олигархов?»

Хотя я предпочту проигнорировать дешевое замечание об олигархах [почему - см. мой недавний блог], весьма легко напомнить г-ну Нейсу, что 20 лет прозрачности алмазов в Бельгии включают в себя длинный список проблем и системных сбоев, начиная от дела о компании Monstrey до осуждения преступника Агима де Брюйкера (Agim De Bruycker), бывшего комиссара федеральной судебной полиции Антверпена и главы ее «Алмазного отряда». Также должно быть очевидно, что, если какое-либо действие в конечном итоге будет осуществлено Европейской комиссией, то оно произойдет не потому, что Дубай это лоббировал.

Вместо этого я хотел бы поговорить о гораздо более обширном списке сильных сторон Бельгии, ее более глубоких отношениях с Дубаем и о том, почему я надеюсь, что Европейская комиссия сохранит способность Антверпена импортировать.

Свое недавнее выступление на международной встрече по сырьевым товарам FT Commodities Global Summit в Швейцарии в прошлом месяце, я завершил заявлением, что «несмотря на то, что создание рынка для здоровой конкуренции всегда приветствуется, сотрудничество было и будет оставаться в центре внимания сырьевой отрасли, и я стремлюсь к тому, чтобы Дубай продолжал служить в качестве важной части глобальной цепочки поставок и стратегическим партнером для тех, кто стремится к инновационным изменениям».

Хотя сегодня Дубай, можно сказать, в одном ряду с Антверпеном в плане его алмазной промышленности, так было не всегда. Когда Дубай был новичком в этом деле, Антверпен в равной степени был ответственен за успех Дубая и как конкурент, де-факто являвшийся эталоном отрасли на протяжении нескольких столетий, и как надежный партнер для подавляющего большинства своих клиентов.

Многократно посетив Бельгию, я установил прочные отношения со многими ключевыми членами алмазного сообщества Антверпена, членами парламента и его еврейской общины, а также наслаждался богатой историей страны, впечатляющими музеями и многое узнал о ее сложных отношениях с такими товарами, как кофе и какао, продуктами двух другие отраслей, в работе с которыми DMCC намерен продолжать свой рост.

На дипломатическом уровне Бельгия и ОАЭ установили более тесные рабочие отношения посредством различных действий, включая открытие офиса военного атташе в Брюсселе, посредством проверенного долгосрочного делового сотрудничества, такого как работа антверпенского терминала логистической компании DP World Antwerp и связанные с ним инвестиции в размере почти 200 млн евро к 2025 году, направленные на увеличение пропускной способности на треть.

В DMCC некоторые из наших первых членов пришли из алмазного сообщества Бельгии, в том числе Басем Мурад (Basem Murad) из компании MSD, не говоря уже об обширном списке бельгийских граждан, которые работали и продолжают работать над развитием нашей алмазной отрасли, наводя прочные связи с международным сообществом. Особо следует упомянуть Питера Меуса (Peter Meeus), почетного председателя Дубайской алмазной биржи (Dubai Diamond Exchange, DDE) и управляющего директора компании PME Consulting, а также Дэйви Бломмарта (Davy Blommaert), главу отдела по работе с алмазами, государственными и крупными корпорациями, и Пола де Вахтера (Paul de Wachter), главу представительства Антверпена в Национальном банке Фуджейры (National Bank of Fujairah), оба из которых были очень ценны в привлечении краткосрочного отраслевого финансирования для признанных трейдеров и производителей бриллиантов.

Среди других бельгийских предприятий, которые оказывают значительное влияние на наше сообщество, компания Almas Diamond Services. Под руководством менеджера Филипа Хендрикса (Filip Hendrickx) его команда мастеров, в которую входят технический менеджер Ален Лейзен (Alain Leysen) и мастера огранки Марк Невельстин (Marc Nevelsteen) и Лео Ван Хёрк (Leo Van Heurck), предоставляет широкий спектр услуг, включая ультрасовременную очистку, оценку и огранку алмазов в самом сердце DMCC.

Помимо длинного списка бельгийских представителей, которых я с гордостью могу назвать как друзьями, так и деловыми партнерами, я недавно имел удовольствие встретиться с человеком, которого называют «Мышцами из Брюсселя» и который недавно был назначен послом ДРК, - г-ном Жан-Клодом Ван Даммом, который, как и Его Превосходительство Питер Клаес (Peter Claes), посол Бельгии в Объединенных Арабских Эмиратах, является естественным пропагандистом всего бельгийского, не говоря уже о том, что он чрезвычайно популярная фигура в ОАЭ.

Даже строительство высотной Окраинной башни (Uptown Tower), будущей штаб-квартиры DMCC, находится в ведении компании Besix, основного подрядчика из Брюсселя, чей послужной список, внимание к деталям и качеству обеспечили им сделку по возведению 340-метровой башни.

Точно так же, как санкции могут не иметь ожидаемых последствий для России, плохо информированные комментарии или ложные сообщения в СМИ не помогают защитить отрасли или рабочие места. В конечном счете здоровая конкуренция имеет основополагающее значение для любой отрасли как движущая сила инноваций, более низких цен, а также более высокого качества товаров и услуг, однако большие преимущества можно найти в «кооперации», когда отраслевые экономики работают вместе для создания более высоких стандартов, которые приносят пользу всей цепочке поставок, сохраняя при этом эффективность использования ресурсов.

Хотя я могу не согласиться со всеми комментариями г-на Нейса, я согласен с тем, что санкции в отношении алмазной промышленности Бельгии были бы «ошибкой исторического масштаба», и я желаю, чтобы Антверпен вернулся в полной силе и присоединился не только к обеспечению конкурентоспособного рынка, но и, работая с Дубаем, к тому, чтобы добиться положительных изменений для более масштабной выгоды отрасли.