В странах с высоким доходом будет расти спрос на крупные лабораторные бриллианты

Анастасия Шрамко - специалист по драгоценным камням, алмазному и бриллиантовому рынку, аналитик. Автор курса «Лабораторно выращенные бриллианты: геммология и рынок», проводимый на площадке и в коллаборации с Геммологической Академией (Международный...

23 мая 2022

В ожидании того, что никогда не произойдёт? - Botswana Diamonds ожидает результаты рассмотрения заявки на концессию на кимберлиты в Зимбабве

Компания Botswana Diamonds, занимающаяся разведкой алмазов, в конце 2020 года подала заявку на получение концессий на кимберлитовые месторождения на северо-западе Зимбабве. Управляющий директор компании Джеймс Кэмпбелл (James Campbell) сказал...

16 мая 2022

«Спрос намного превышает предложение», - говорит Дев Шетти, основатель-президент и генеральный директор FURA GEMS

В 2017 году, после десяти лет работы главным директором по производству и членом совета директоров Gemfields, компании по добыче цветных драгоценных камней, Дев Шетти (Dev Shetty) сделал смелый шаг, основав с нуля горнодобывающую компанию. Он...

09 мая 2022

Игорь Куличик: алмазный рынок сейчас в начальной фазе турбулентности

Игорь Куличик - известный эксперт в сфере алмазного рынка. Проработал 20 лет в алмазной отрасли: 2002-2017 - CFO АЛРОСА, 2018-2022 - член совета директоров АГД Даймондс. Член совета директоров промышленных и финансовых групп России. В своём интервью...

02 мая 2022

Есть классическая фраза: «Искусство - посол мира». И это правда

Вероника Волдаева - главный эксперт Гохрана России, кандидат искусствоведения, Заслуженный работник культуры Российской Федерации, автор-составитель декоративно- прикладного раздела коллекции ценностей Гохрана России, куратор выставки «Рукотворная связь...

25 апреля 2022

Алмазный рынок и война: исторический аспект

07 марта 2022

Исторические аналогии – не слишком надежный аналитический инструмент, но иногда заставляют задуматься о мотивах конфликтов, понимание которых в долгосрочной перспективе может быть важнее и интереснее оперативных прогнозов.

22.06.1948 г. Совет министров СССР принял постановление №2792-1150сс, в соответствии с которым все трофейные алмазы, захваченные в советской зоне оккупации Германии, передавались в Гохран. Этот документ подвел итог многолетней работе специализированных трофейных бригад, входивших в состав Трофейного комитета при Государственном Комитете Обороны. Трофейный комитет был создан в апреле 1943 года под председательством маршала К. Ворошилова, который полководческих лавров во Второй мировой войне не снискал, но администратором был весьма способным. Параллельно с Трофейным комитетом существовала также «Комиссия Ворошилова», которая занималась вопросами репараций и использования немецких военнопленных на предприятиях СССР1. После ликвидации этих институтов Ворошилов продолжал контролировать тему с трофейными алмазами уже в ранге заместителя Председателя Совмина СССР - последний из найденных нами архивных документов по трофейным алмазам с его подписью датирован 1949 годом2.

В качестве трофеев СССР получил около 400 000 карат технических алмазов. Ошеломляюще много, учитывая, что среднегодовое потребление алмазов всей промышленностью СССР в 1941 – 1945 годах составляло 109 600 карат3. И это было только алмазное сырье, найденное в советской зоне оккупации. Разумеется, какую-то часть просто не нашли, какая-то была уничтожена в результате бомбардировок промышленных объектов (алмазы, увы, горят), значительная часть осталась в оккупационной зоне Союзников. Тем не менее, германская военная промышленность, производя в непрерывно ускоряющемся темпе горы самого совершенного по тем временам оружия, могла себе позволить держать в складских запасах четыре (а скорее всего и больше) годовых нормы потребления этого стратегического сырья своим основным противником – СССР. Собственной алмазодобычи после Первой мировой войны Германия не имела и ни одного месторождения на планете не контролировала. Кто же был ее поставщиком? И на каких условиях эти поставки осуществлялись?

Почти сорок лет после Второй мировой войны ответом на эти вопросы было либо глухое молчание, либо фантазии, имеющие с действительностью весьма мало общего. Документы Трофейного комитета и «Комиссии Ворошилова», тем более – документы Гохрана находились (и в значительной степени продолжают находиться) в советских и российских архивах на секретном хранении, такое же положение с аналогичными источниками складывалось и в архивах зарубежных. Отсутствие первоисточников заставляло серьезных авторов принимать на веру тезис, энергично продвигаемый исследователями, прямо или косвенно находящимися под влиянием «Де Бирс»: «Во время Второй мировой войны ЦСО заблокировала поставки алмазов в гитлеровскую Германию, что нанесло существенный вред военной промышленности агрессора»4. Это утверждение десятилетиями многократно повторялось и активно пропагандировалось владельцами и высшим менеджментом алмазного монополиста.

В начале 1980-х годов историк и журналист – расследователь, профессор Гарварда Эдвард Джей Эпштейн (Edward Jay Epstein) добился рассекречивания некоторых документов Министерства обороны, Министерства юстиции и Управления Стратегических Служб (предшественник ЦРУ) США, из которых следовало, что существенным источником технических алмазов для Третьего Рейха была компания Форминьер (Forminiere), оперирующая на алмазных рудниках Бельгийского Конго и аффилированная с «Де Бирс». Версия Эпштейна была изложена в книге «The Rise and Fall of Diamonds: The Shattering of a Brilliant Illusion» (1982 г.)5. В 2003 году британский и австралийский исследователь Джанин Робертс (Janine Farrell Roberts) опубликовала книгу «Блеск и Жадность: секретный мир алмазного картеля» (Glitter & Greed: The Secret World of the Diamond Cartel), в которой версия Эпштейна о взаимодействии «Де Бирс» с нацистами была существенно дополнена. Примечательно, что обе эти книги на русский язык не переводились и в России не публиковались.

Сегодня имеющиеся в нашем распоряжении документы Трофейного комитета позволяют подтвердить данные Джанин Робертс о том, что Германия в годы войны ежегодно получала около 500 000 карат технических алмазов. Любопытно, что примерно столько же получал из Англии по ленд-лизу СССР. И для промышленности Советского Союза, и для промышленности Германии эти поставки были явно избыточны, но если СССР складировал излишки в Гохране, то Германия щедро снабжала алмазами военно-промышленный комплекс Японии, прежде всего – авиационную его составляющую. Совместное ежегодное потребление Германии и Японии в годы войны составляло примерно 350 000 карат технических алмазов (в сырье). Практически одинаковое количество алмазов, поставленных СССР и Германии уже само по себе является ярким свидетельством того, что поставки шли из одного и того же источника, поскольку «Де Бирс» контролировала в эти годы свыше 95% мирового алмазного рынка. Но данные Эпштейна и Робертс мы должны дополнить деталью, которая вносит в историческую картину необходимую завершенность.

В июне 1945 года советская военная разведка сорвала джекпот. Был задержан и доставлен в Москву оберфюрер СС Эрих Пурукер (Erich Purucker) – советник Гитлера по реактивной авиации. Герр Пурукер был весьма квалифицированным инженером и компетентным «военно-экономическим руководителем» (так он именуется в протоколах допросов), осведомленным о тончайших нюансах функционирования оборонной промышленности Третьего Рейха. По понятным причинам он оказался весьма словоохотлив и просто горел желанием «оказать русскому государству большие услуги во всех областях промышленности и хозяйства»6.

Сведения, сообщенные Пурукером, составили несколько томов и послужили ориентирами для трофейных команд, охотившихся за немецкими разработками, прежде всего в области реактивного двигателестроения. Среди прочих данных Пурукер детально описал логистические цепочки поставок на немецкие заводы легирующих материалов для производства жаропрочных сплавов, необходимых при создании турбореактивных двигателей, а также технических алмазов и алмазного инструмента для их обработки. Согласно его показаниям, контрабандный алмазный трафик из Бельгийского Конго через Танжер и Каир можно считать второстепенным каналом. Основные поставки шли через франкистскую Испанию непосредственно… из Великобритании. Этот канал устойчиво функционировал практически всю войну – с 1940 по 1944 годы. Более того, через этот канал поставлялись не только технические алмазы в сырье, но и алмазный инструмент, необходимый для обработки лопаток турбин, а также технология его производства, разработанная английскими двигателестроительными компаниями.

Информация о поставках американскими и британскими компаниями стратегических товаров через Испанию в гитлеровскую Германию в течение всей войны стала откровением для советского руководства. Масштаб впечатлял и без алмазов: нацисты ежемесячно получали через Франко около 50 000 тонн техасской нефти от «Стандарт Ойл», и ни один танкер этой компании не был потоплен Кригсмарине. Пурукера стали готовить на роль свидетеля на Нюрнбергском процессе по этой пикантной теме. Но там его выступление не состоялось, важный козырь предпочли придержать. За его молчание потом расплатятся с СССР два крупных британских брокера технических алмазов, сотрудничавших с нацистами – но это тема отдельного разговора.

Так что к 400 000 карат трофейных технических алмазов, захваченных в Германии, следует прибавить готовый алмазный инструмент, без которого турбореактивный двигатель произвести невозможно. Часть этого инструмента была непосредственно британского происхождения, часть – произведена по британским технологиям. В 1946 году в СССР началось серийное производство турбореактивных двигателей РД-10 (JUMO-004) и РД-20 (BMW-003). Эти точные копии немецких турбореактивных двигателей три года производились на немецком оборудовании, по немецким технологиям, с использованием трофейного алмазного инструмента. Собственного алмазного инструмента для обработки деталей из жаропрочных сплавов в СССР не выпускалось до 1959 года.

Но настоящей «вишенкой на торте» является тот факт, что технические алмазы и алмазный инструмент в годы войны доставались и Германии, и СССР бесплатно. В отношении СССР действовала программа ленд-лиза. А Германии сразу после войны бельгийский банк Société Générale, аффилированный с «Де Бирс», выставил счет на $25 млн за поставленные, но не оплаченные алмазы. Так что профит поставщика заключался не в сиюминутной выгоде – гораздо интересней выглядел сюжет, в котором два получателя бесплатных алмазов (а также других стратегических товаров) должны были измордовать друг друга буквально до полусмерти, что надолго лишало их возможностей претендовать на сколь-нибудь серьезные позиции на ресурсных рынках. Одним из самых впечатляющих результатов Второй мировой войны было практически полное отсечение Германии и Японии от механизмов ценообразования на рынках нефти, промышленных металлов и прочего стратегического сырья, алмазов в том числе. Кто-нибудь может сегодня назвать немецкую или японскую горнодобывающую или нефтегазовую компанию, сравнимую в «Англо-Америкен», «Рио-Тинто», «Шеврон», «Бритиш Петролеум», «БиЭйчПи» и т. д. А что так? Неужели две крупнейшие экономики Европы и Азии не интересуются этим бизнесом?

И кто-нибудь сегодня помнит про «Deutsche Diamanten-Gesellschaft mbH»? А ведь был когда-то такой серьезный конкурент у «Де Бирс» на заре становления алмазного рынка.

Сергей Горяинов, Rough&Polished

 

1 Филитов А. М. «Комиссия Ворошилова» - ведущий орган советского планирования по Германии в период Великой Отечественной войны. Сборник «Победа. Т. Х. Дипломатические аккорды “Большой войны”». М., 2015. Стр. 89-94.
2 ГАРФ. Ф. Р5446. О. 51а. Д. 4684.
3 ГАРФ. Ф.5446. О.48а. Д. 825. Л. 102.
4 Тесленко В.В. Организация торговли драгоценными камнями. М., ИНФРА-М, 1997, С. 90.
5 https://www.edwardjayepstein.com/diamond/chap9.htm
6 ГАРФ. Ф. Р7317. Оп. 12. Д. 45.