В странах с высоким доходом будет расти спрос на крупные лабораторные бриллианты

Анастасия Шрамко - специалист по драгоценным камням, алмазному и бриллиантовому рынку, аналитик. Автор курса «Лабораторно выращенные бриллианты: геммология и рынок», проводимый на площадке и в коллаборации с Геммологической Академией (Международный...

23 мая 2022

В ожидании того, что никогда не произойдёт? - Botswana Diamonds ожидает результаты рассмотрения заявки на концессию на кимберлиты в Зимбабве

Компания Botswana Diamonds, занимающаяся разведкой алмазов, в конце 2020 года подала заявку на получение концессий на кимберлитовые месторождения на северо-западе Зимбабве. Управляющий директор компании Джеймс Кэмпбелл (James Campbell) сказал...

16 мая 2022

«Спрос намного превышает предложение», - говорит Дев Шетти, основатель-президент и генеральный директор FURA GEMS

В 2017 году, после десяти лет работы главным директором по производству и членом совета директоров Gemfields, компании по добыче цветных драгоценных камней, Дев Шетти (Dev Shetty) сделал смелый шаг, основав с нуля горнодобывающую компанию. Он...

09 мая 2022

Игорь Куличик: алмазный рынок сейчас в начальной фазе турбулентности

Игорь Куличик - известный эксперт в сфере алмазного рынка. Проработал 20 лет в алмазной отрасли: 2002-2017 - CFO АЛРОСА, 2018-2022 - член совета директоров АГД Даймондс. Член совета директоров промышленных и финансовых групп России. В своём интервью...

02 мая 2022

Есть классическая фраза: «Искусство - посол мира». И это правда

Вероника Волдаева - главный эксперт Гохрана России, кандидат искусствоведения, Заслуженный работник культуры Российской Федерации, автор-составитель декоративно- прикладного раздела коллекции ценностей Гохрана России, куратор выставки «Рукотворная связь...

25 апреля 2022

Алмазный ОПЕК: быть или не быть

07 февраля 2022

Алмазы ЮАР. История успеха De Beers

Находка прозрачного камешка в 1866 году на берегу реки Оранжевая в районе нынешнего города Кимберли сделало ЮАР одной из самых богатых стран на Африканском континенте. Этот камешек поднял с земли 15-летний сын владельца скотоводческой фермы De Beers. Любопытную находку отдали местному собирателю камней. Но и он не смог определить, что это такое. Только через какое-то время стало известно, что это алмаз.

По этой причине точкой отсчета коммерческой добычи алмазов считается именно это событие. Хотя, скорее всего, алмазы находили и раньше. Просто никто не ведал, что это за камешки и какова их ценность.

Не все знают, что название камня происходит от греческого слова «адамас», что означает «не поддается разрушению». Это самое твердое вещество на земле. Как ни парадоксально, но настоящие алмазы видел мало кто из тех, кто их дарит и носит. На самом деле, все имеют дело с бриллиантами – результатами огранки этого камня. Алмаз без огранки – довольно невзрачный камешек. А вот его искусная обработка создает ослепительную драгоценность – эталон богатства и роскоши.

После судьбоносного открытия алмазы в этом месте начали находить все чаще, все более крупные и во все большем количестве. В 1870-х годах в Южной Африке добывалась большая часть алмазов в мире. Все это дало толчок к развитию горнодобывающей промышленности и созданию первой в Африке фондовой биржи в 1881 году.

Поначалу ринувшиеся в это место со всего мира искатели богатств поделили землю на сотни участков. Однако становление алмазодобывающей отрасли в Южной Африке практически сразу свелось к сосредоточению многочисленных рудников в нескольких руках. Ведь большинство держателей заявок просто не имели достаточного денег, оборудования и навыков для продолжения добычи по мере углубления выработок. К тому же концентрация собственности означала более эффективный контроль за производством.

Одним из самых удачливых скупщиков алмазоносных участков стал англичанин Сесил Джон Родс, создавший компанию по добыче алмазов De Beers Mining Company. Окончательная монополизация рынка алмазодобычи произошла после покупки De Beers двух компаний – Kimberley Central Diamond Mining Company и Compagnie Française des Mines de Diamant du Cap. Финансировал эту сделку Альфонс Ротшильд, давший взаймы 1,4 млн фунтов стерлингов. В результате в 1888 году была основана De Beers Consolidated Mines, Ltd, которая уже в 1891 году контролировала 90% добычи алмазов в мире.

Позже месторождения алмазов были обнаружены и в других странах мира – в Канаде, Австралии, а также в соседних странах (Ботсвана и Намибия). Однако самый крупный ювелирный алмаз в мире – «Куллинан», весом в 3 106,45 карат (621,29 грамма) был найден именно в Южной Африке.

С обнаружением алмазов в различных странах мира под угрозой оказалось монопольное положение De Beers. Сесиль Родс достаточно скоро понял, что неконтролируемая добыча может привести к падению цены и разорению. Поэтому, чтобы поддерживать высокую стоимость и стабильный спрос, Родс также взял под свой контроль мировое распределение алмазов. Уже к середине 1890-х годов он сформировал Алмазный Синдикат – предшественник Центральной сбытовой организации (ЦСО, Central Selling Organisation), дабы контролировать большую часть мировой торговли алмазами. Сейчас она известна как Diamond Trading Company (DTC).

В этом заключается одна из особенностей алмазной отрасли, которая, как правило, остается в тени, но которая играет очень существенную роль в регулировании мирового рынка алмазов. Дело было поставлено таким образом, что практически все крупные добытчики алмазов были вынуждены продавать камни не на свободном рынке, а именно ЦСО, ибо только она могла обеспечить достойный уровень цен на камни, невзирая на ценовые колебания на мировых рынках.

В результате такой стратегии к 1902 году — год смерти Сесиля Родса — De Beers контролирует 95% мирового производства алмазов. При этом бытует мнение, что в хранилищах De Beers хранится огромное количество алмазов, которые не пускаются на рынок для создания искусственного дефицита.

Еще одной принципиальной особенностью алмазной отрасли является тот факт, что страны, добывающие алмазы, как правило, не занимаются их последующим превращением в бриллианты. В Южной Африке ювелирная промышленность была создана в 1928 году, в результате чего страна превратилась в пятый по величине производственный центр в мире. Однако, оказалось, южноафриканская промышленность не выдерживает конкуренцию в части затрат с такими странами, как Бельгия, Израиль, а также по дешевизне рабочей силы с Индией, где ныне сосредоточены основные мощности по огранке алмазов. Все это удачно вписывалось в стратегию De Beers по контролю за мировым рынком алмазов.  

На пике своего развития (до кризиса 2008 года) в Южной Африке работало около 3 000 огранщиков, которые обрабатывали примерно 140 000 карат в год. В настоящее время на Южную Африку приходится лишь около 1% мирового потребительского рынка ювелирных изделий с бриллиантами.

Добыча алмазов в Южной Африке на протяжении всей истории демонстрировала относительно устойчивый рост (за исключением военных лет)  со среднего показателя в 1,26 млн каратов в 1870-х годах (с 1870 по 1879 года) до в среднем 13,0 млн каратов в первые 6 лет XXI века.

В 2005 году добыча алмазов достигла 15,6 млн каратов, после чего начинается ее падение. В 2020 году алмазодобыча в Южной Африке составила 8,5 млн каратов, увеличившись на 18,1% по сравнению с предыдущим годом. Сегодня страна занимает шестое место по объему добычи алмазов в мире. Для сравнения в 2020 году в России было добыто около 31,2 млн каратов алмазов. Ботсвана и Канада занимали второе и третье места с объемами добычи 16,9 и 13,1 млн каратов алмазов соответственно.

При этом важно иметь в виду, что любая монополия приводит, в конечном счете, к появлению «черного» рынка. Так, например, согласно оценке the Minerals Council за 2017 год, незаконная добыча полезных ископаемых и торговля ими обходятся примерно в 1,5 млрд долларов в год в виде потерянных продаж, налогов и роялти. Правительство ЮАР пытается бороться с этим, но пока особыми успехами похвастаться не может.

В 2011 году семья Оппенгеймеров продала свой пакет акций (40%) компании Anglo American plc, и теперь компанию De Beers представляет Anglo American с 85% акций и правительство Ботсваны — с 15%.

Многие в этой связи говорят о закате империи De Beers. Однако, на мой взгляд, это не так. Слияние и поглощение – характерная особенность транснациональных корпораций, особенно в горнорудной отрасли. Тем более, что на всем протяжении деятельности обе компании – De Beers и Anglo American – были тесно связаны. Сам факт образования в 1917 году Anglo American Corporation неразрывно связан со скупкой Э. Опенгеймером на средства британского дома J. P. Morgan алмазных участков в Намибии и акций De Beers. К 1920 году Оппенгеймер добивается полного контроля над алмазными месторождениями Юго-Западной Африки (Намибии), а в 1929 году становится помимо руководителя Anglo American еще и президентом De Beers. Глобальный бизнес очень быстро приспосабливается к меняющимся условиям в целях сохранения прибылей. Так было в прошлом веке. Так есть и сейчас.

Мировой рынок алмазов. Сотрудничество De Beers с СССР

Мировой рынок алмазов, пожалуй, один из самых специфических. Он, безусловно, нуждается в жестком контроле, поскольку неограниченное предложение обрушит рынок алмазов, сделав добычу нерентабельной. Как уже было сказано выше, с самого начала монополию над этим рынком установила De Beers, руководствуясь принципом: «разделяй и властвуй». Страны, которые добывают алмазы (Австралия, ЮАР, Россия, Ботсвана, Намибия), не должны их гранить. Огранкой занимаются государства, которые совсем не добывают алмазы (Бельгия, Израиль) или почти не добывают (Индия).

Примечательно, что даже СССР, который был не только прямым конкурентом ЮАР в добыче алмазов, но и жестким политическим противником ЮАР, поддерживая вооруженную борьбу черного населения против режима апартеида, был вынужден поддерживать тайные отношения с ЦСО.

Малоизвестен факт, что Советский Союз сотрудничал с Centenary AG – швейцарской «дочкой» De Beers. Эту публичную швейцарскую компанию в 1990 году учредил De Beers Consolidated Mines Ltd., чтобы возглавить «неюжноафриканский» бизнес De Beers, который контролировался семьей Оппенгеймера.

De Beers Centenary достигла соглашения с Главалмаззолото (СССР) о праве на экспорт алмазов, добываемых в Советском Союзе, заключив эксклюзивную пятилетнюю сделку по продаже необработанных советских алмазов, общая сумма которых могла превысить 5 млрд долларов. Испытывающий финансовые трудности Советский Союз, входивший в число крупнейших мировых производителей драгоценных алмазов, получил в лице Главалмаззолото аванс в размере 1 млрд долларов в счет будущих поставок алмазов. Погашение должно было производиться в течение пяти лет. При этом алмазы из СССР хранились в маркетинговом подразделении De Beers в качестве обеспечения аванса.

Понятно, что сотрудничество Советского Союза с De Beers в деле продажи алмазов – исключительно вынужденная мера. Вообще деятельность СССР на международной арене, вопреки расхожему мнению о том, что, дескать, Союз «кормил Африку», всегда обосновывалась прагматизмом и заботой о собственных гражданах. Так и в деле с алмазами. Поскольку вывод на глобальный рынок больших партий алмазов из СССР грозил обрушить мировые цены, советская власть приняла столь непростое решение.

Между тем, Россия в 90-х годах предпринимала попытки изменить такое положение вещей, создав с крупнейшими алмазодобывающими странами нечто похожее на ОПЕК. Только не нефтяную, а алмазную. Замысел заключался в создании союза крупнейших производителей алмазов, альтернативного De Beers. В этом случае можно было бы потеснить монопольное положение De Beers на рынке и совместно регулировать объемы поставок и цены. Как сообщал бывший глава российского Роскомдрагмета Е. Бычков, в этих целях в середине 1990-х годов были даже достигнуты договоренности с президентами Намибии, Ботсваны и вице-президентом ЮАР. Но дальше подобного рода договоренностей дело, увы, не пошло.

При этом нужно иметь в виду, что потенциал развития связей между Россией и ЮАР огромен. Но он, к сожалению, по большей части не используется. Хотя помимо алмазной отрасли существуют другие, возможно, даже более выгодные, направления сотрудничества. Сложение ресурсов обоих государств способно потеснить монопольное положение традиционных игроков на мировых минерально-сырьевых рынках.

Однако, нужно иметь в виду, что передел сфер влияния на мировых рынках – весьма сложный процесс, который неизбежно вызовет сопротивление у нынешних стран-выгодоприобретателей. Ведь в данном случае затрагиваются интересы глобальных игроков с устоявшимися связями и влиянием.

Поэтому успех любого начинания в этом деле будет зависеть, в первую очередь, от заинтересованности государства и при его полной поддержке. Ведь в этом случае для достижения результата должны быть задействованы все имеющиеся у государства механизмы: дипломатические, политические, экономические.

Пока же, к сожалению, на самом высоком уровне особого интереса к укреплению связей с Африкой, в частности с ЮАР, не очень много. Хотя западные санкции и вынуждают российские власти все больше поворачиваться в сторону наших прежних друзей с Черного континента. Очевидно, тем не менее, что это неизбежный процесс. И одним из направлений взаимовыгодного двустороннего взаимодействия могло бы стать сотрудничество в горнорудной отрасли.

Маргарита Образцова для Rough&Polished